Залайкать себе подобных. Круговая вшивая порука

Скажи мне, кто твой френд, и я лайкну тебе.

Хотим мы того или нет, признаем или нет, но всякая наша оценка наших собственных действий — не наша собственная оценка.

Совершая тот или иной поступок, всякий человек оценивает его и его последствия по принципу: а что на это скажет мой лучший друг/компания/ мама/ жена/начальник / коллектив/ интернетсообщество?
Деятельность любого человека — это суммарный вектор всех этих «а что по этому поводу подумает… »

Это удивительно, как много человек делает в этой жизни не из прямой корысти, а ради молчаливого дружеского одобрения, похлопывания по плечу товарищей по компании, смеха в аудитории, лайков незнакомых людей под каментом.

В детстве всегда удивлялся, попадаешь в одну компанию — один вариант поведения, в другую — и делаешь вещи, которые никогда не стал бы делать в иных обстоятельствах. Причем не важно — лидер ты в этой компании, или серая мышь. Вождю еще даже сложнее противостоять ожиданиям аудитории, проверено на себе. Рядовой член может свалить по тихому, вождь должен идти до конца.

Еще в дошкольном возрасте повадились мы с дворовой кампанией делать набеги на чужой детсад, там был небольшой огород, кусты смородины и крыжовника. Нас гонял сторож и противостояние с ним довольно быстро стало важнее самого крыжовника, который был зеленым и кроме поноса не приносил никакого удовольствия от обладания им. Доставая старого человека оскорбительными выкриками и жестами издалека, мы все больше входили в раж, выражения становились все крепче, жесты все омерзительнее, и в какой-то момент я почувствовал, что меня уже здесь нет, мое тело и мой язык не мои, ими двигает кто-то большой и невидимый. Какая это страшная сила — стая. Причем в этой компании я был чуть ли не самым активным, все самые креативные идеи как достать старичка исходили именно от меня. Я с ужасом наблюдал, как эти идеи с энтузиазмом и фанатизмом обретают плоть.

С тех пор я социопат и нонконформист, предпочитаю охотиться в одиночку. Тогда добычей будет не зеленый крыжовник и дурной рейтинг, а то, что тебе действительно нужно.

…Что же такое с ними со всеми случилось? «Если бы не немцы, — сказал Устинов в последнем слове, — я бы ничего подобного не сделал». Но, по словам свидетелей, немцы вообще не принимали участия ни в закапывании, ни в избиении, они «стояли в стороне и смеялись», а один из них «заснимал все это фотоаппаратом»

Дайте одному художнику в одной стране Нобелевскую премию за то, что он нагадил на потолок в своей квартире, и в ближайшее время все потолки в этой стране будут обгажены армией последователей черного квадрата. Шакалы-искусствоведы в длинных замысловатых опусах ринутся обосновывать гениальность засранца. Селекция клонов бродских и алексеичей похоронит любые ростки действительно великой литературы.

Для того, чтобы собрать многотысячные митинги, нет никакой нужды раздавать каждому участнику по печеньке. Их вообще кормить не надо. Достаточно построить рейтинговую систему ценностей, которой бы они доверяли и продвинуть наверх рейтинга одного более-менее харизматичного лидера из их среды. А это недорого стоит. Щепотка дрожжей в выгребную яму.

Для того, чтобы дворовые пацаны начали жечь кнопки в лифте, достаточно чтобы один «сначала добился», а потом бросил клич поджигать.

Для того, чтобы крео-вата в Фэйсбуке с утра до вечера поливала г..вном собственную страну, ее население и руководство, достаточно чтобы одному поджигальщику кнопок подфартило, похлопать при всех по плечу и сказать: Йа, Йа! Ти есть короши молодетц! И выдать ему сертификат лауреата или еще какую-нибудь грамоту с казначейскими билетами. Можно даже потом замочить его где-нибудь на мосту, еще лучше даже. Потерявший хватку Акела должен стать мучеником и укрепить своими костями основание пирамиды.

Пирамида премий, рейтинговых оценок, международных сертификатов — как и финансовая пирамида — система круговой поруки долговых расписок, ничем не обеспеченных векселей. Ничем, кроме уверенности массы держателей в их ценности. Миром правит невидимая рука рынка «ценных бумаг». Чем больше вовлечено должников, тем надежнее. Они все смотрят в затылок друг друга, но каждый боится разорвать круг, поскольку тогда он станет последним.

Потому что каждая вошь на теплой собаке идеи в первую очередь ищет не пищу, а общество себе подобных, а куда эта собака путь держит и хватит ли ей крови на всех — абсолютно наплевать.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ufadex на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

Сортировать по:   новые | старые
ubobyr
ubobyr

Неплохо, +

Gena
Gena

Стадное чуйсТво?

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.