Хватит кормить прожитые годы

Завтрашнее Молоко.

Я помню то время, когда получил ещё только завтрашнее молоко. Оно было гораздо вкуснее нынешнего. Сейчас, я открываю паёк, который приготовят, как гласят цифры на этикетке, только через 573 дня. Видимо, где-то через 507 дней мы начали экономить на сахаре, так как сыворотка больше не такая сладкая, как раньше. В новостной ленте сказали, что через 703 дня мы дошли до кризиса. Это значит, что через 703 дня мы не получили еды. Неделю назад это цифра составляла 820 дней. Это ещё одно доказательство того, что закон об исключениях необходимо отменить, ибо он только портит аппетит за завтраком.  Какой бы курс экономики не выбрало государство шанс 50 на 50 того, что он отдалит кризис, а о том, чтобы его избежать и речи не идёт.

+++
Допив свой чуть горячий кофе, я поспешил в университет. На Площади Времени, как обычно по вторникам, проходил митинг против корпораций. Завтра будет митинг против коррупции, а послезавтра митинг против незаконных действий сотрудников правоохранительных органов. До занятий оставалось ещё 20 минут, поэтому я остановился у скамейки и закурил, выслушивая диктора, который только что поднялся на сцену.
— Корпорации оставили нас без работы! Именно из-за таких, корпораций, как «Джамп» нам приходится отправлять свой труд в прошлое! Именно они поглотили все проекты по созданию биокопировальных машин, а после свели всё на нет, под предлогом затратности, — орал в микрофон мужичок лет пятидесяти. Его седая козья бородка придавала ему сходство с типичным учёным советского времени. — Этот миф о перенаселении земли также их рук дело, безработица была навязана ими под лживыми предлогами! Качество продукции, что мы изготавливаем сегодня, значительно выше того, что мы получаем из будущего! Мы должны отказаться от такой эксплуатации нашего труда! Хватит кормить прожитые годы! Хватит жить прошлым! Мы должны смело смотреть в сегодняшний день, и не бояться разорвать связь с прошлым! Сегодняшние мы никак не связаны и уж тем более ничем не обязаны вчерашним нам!

+++
Публика реагировала на заявления оратора молчанием. Скорее всего, потому что у каждого было своё мнение на этот счёт. Да и не публика это была, как бы показалось на первый взгляд, а очень длинная неорганизованная очередь. После прозвучал звуковой сигнал, знаменующий о том, что время очередного оратора кончилось. Мужичок покорно отошёл от микрофона и подошёл к кассе, с целью уплаты за своё выступление. На сцену вышел следующий оратор.
Я напутал с расписанием занятий и опоздал. Вся аудитория была набита студентами, и свободным оказался только первый ряд, куда я и поспешил. Через минуту с видом делового человека вошёл лектор и, поприветствовав аудиторию, начал. Темой его лекции была этичность запрета на межвременную передачу информации средней и высокой степени. Но как на первый взгляд не звучала бы интересно тема, лектор превратил её в сухую теорию, не вызывающую интереса, у аудитории. Облокотившись на руку, я незаметно для себя заснул. Проснулся я от хохота аудитории и гневного взгляда лектора.

+++
— Уважаемый, — обратился преподаватель ко мне. – Скажите, пожалуйста, что я сейчас говорил?
— Эмм, о запрете на среднюю и высокую информацию – промямлил я.
— Неплохо, вначале лекции вы были ещё с нами, а тогда дайте мне повод не выгнать вас из аудитории, в чем разница между принятым продуктом, несущим вред здоровью, и нейтральным принятым продуктом?
— Эмм, ни в чём?
Аудитория ответила парой-тройкой смешков в спину.
— Так вот, чтобы вы знали, принятые продукты, несущие вред, согласно Конвенции Времени приравнены к информации средней степени, ввиду неблагоприятных последствий для будущих времен, а товары несущие нейтральные последствия приравнены к низкой степени изменения последствий. Следую данному принципу, для меня вы являетесь продуктом самой низкой степени, который не несёт никаких последствий для будущего, поэтому попрошу вас удалиться из аудитории.
Аудитория ответила раскатистым смехом. Лекцию я дослушивал уже в пол уха за дверью, ожидая следующего занятия, которое бы наступило только через сорок минут.

+++

За дверью лектор продолжил задавать вопросы аудитории:
— Скажите, когда примут закон о передаче объектов несущих информацию средней и высокой степени?
— Он уже принят, но заморожен – ответил женский голос
— Хорошо, а есть ли вероятность, что его могут разморозить? – с усмешкой задал вопрос лектор.
— Нет, так как. тогда бы мы уже начали получать объекты из будущего, несущие такую информацию.
— Хорошо, а что будет с днём, из которого послали объект, несущий такую информацию в прошлое?
— Есть несколько мнений на этот счет. По мнению одних этот день исчезнет, по мнению других, будет существовать и реальность с изменениями, вследствие перемещения такого объекта и реальность, которая произвела такие изменения, — гнусавым голосом произнёс женский голос.

+++
Меня эта  информация мало беспокоила. И также мало бы меня беспокоила эта информация и в дальнейшем, если бы в тот день в коридоре ко мне не подошла девушка. Она поинтересовалась, в какой аудитории находится группа 38-НИ. Я указал на дверь и сказал, что я из этой группы. После выяснилось, что она разыскивала именно меня. Она сказала, что это очень важно и лучше было бы пойти куда-нибудь в другое место. Мы зашли в ближайшую забегаловку быстрого питания. Сегодня вишнёвый пирожок из 253-го дня стоил по специально низкой цене и поэтому я его взял. Также я заказал кофе. За слишком долго ожидание мне предложили мороженное из 361-го дня, но я отказался. Всё-таки вроде бы намечался серьёзный разговор.

+++
Девушка, взяв абсолютно то же самое, села напротив меня, оценивающе разглядывая сверху вниз. Казалось, будто она цепляется своими зелёными глазами за каждую деталь моего лица, за каждую складку на моей одежде.
— Итак, — начала она. – Сегодня утром я получила извещение о  том, что на моё и на твоё имя пришёл объект.
— В чём проблема? Где он? – с усмешкой сказал я.
— Это было необычное извещение. Оно было от тебя.
— Что за бред?
— Извещение было тайным.
— Тайные извещения запрещены, — холодно ответил я.
— Верно. Но сегодня утром я получила сыворотку с необычной датой изготовления.
Она достала из сумки разорванную коробку из-под сыворотки. На месте даты изготовления было написано: «1N 51 03».
— Несколько странная дата изготовления, — отметил я.
— Вначале я подумала, что это опечатка. Но знаешь, почему-то эта надпись привлекла к себе особое внимание. Знаю, что ошибки с датами изготовления случаются, особенно сейчас, но… Она, ни на что не похожа?
— Нет.
— Если перевести числа в буквы, то получится слово «INSIDE».
— Вау. Ну ничего себе. А если умножить его на три, то, какое слово получится? – пытался как-то пошутить я.
— Я подумала, что это какая-то шутка, — продолжила она, проигнорировав. — И решила, что «ВНУТРИ» всё такие что-то ожидает. Я разорвала коробку. И действительно, внутри оказался полиэтиленовый пакетик. А внутри этого пакетика лежал лист. Читай.

+++
Она достала из сумки сложенный вчетверо лист и протянула мне. На листе был написан от руки текст мелкими буквами.
«Сегодня я послал тебе твоего ребёнка. Он находится на улице Розы Люксембург 15 дом 29. Именно там они проверяют все объекты, полученные из будущего. Сегодня вот уже год, как разморожен, по моей, то есть по твоей инициативе, закон о передаче объектов, несущих среднюю информацию. По этому закону к таким объектам приравнены также новорожденные. Сегодня мы уже 5 месяцев не получаем ни продуктов ни медикаментов. Вследствие этого мы перестали отправлять товары в прошлое, так как они нужны нам самим. Среди военных развернулись конфликты по поводу сфер влияния на заводы. Полтора года назад родился этот ребёнок. Вот уже полтора год я хожу с мыслью о том, что в наше время у ребёнка нет шансов выжить. Он болен. Нет необходимых медикаментов для лечения. Границы закрыты. У нас с женой не было другого выбора, кроме как отправить его к нам же в другое время. В лучшее время. Но на этом проблемы не заканчиваются. Попытки послать объекты с информацией средней степени предпринимались и ранее. Проблемы заключалась в том, что в прошлом идёт строгий контроль над всеми объектами, что приходят из будущего. Скорее всего, ребёнка усыпят, так как власти вашего времени не принимают нашего видения на перемещение объектов. Поэтому все принятые объекты с информацией средней и высокой степени подлежат уничтожению. Я послал тебе и твоей жене сыворотку с письмом внутри, в надежде, что хотя бы один из вас обнаружит её. Теперь вам нужно вытащить его оттуда. Объекты подлежат уничтожению, в течение семи дней с момента получения. Спешите, ради себя же. Я надеюсь на вас».

+++
Мы сидели в молчании.
— Что будем делать? – надрывающимся голосом сказала она.
— Ничего.
— Но они же убьют его, — умоляюще сказала она.
— Я не в ответе за себя будущего, — холодно обронил я.
Это была моя самая большая ошибка.

Источник материала
Материал: Саша Совин
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ufadex на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.