Писатели и герои

Писатели Владимир Набоков и Жорж Сименон часто сталкивались нос к носу, прогуливаясь по набережной г. Монтрё, но никогда друг с другом не здоровались, потому что не были друг другу представлены.

«Ишь, на Нобелевку замахнулся, педофил несчастный!» — думал Жорж Сименон, встречаясь взглядом с Владимиром Набоковым.

«Ишь, на Нобелевку замахнулся, серийный убивец!» — думал Владимир Набоков, глядя в глаза Жоржу Сименону.

В итоге никто из них нобелевских денег так и не получил. А виною тому стал злоязычный лауреат Иван Бунин, убедивший Нобелевский комитет в том, что писатель несет ответственность за дела своих героев.

Материал: http://sozecatel-51.livejournal.com/2226392.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Stumbler на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.