Окончательный вариант

Как известно всякому любознательному посвящённому Третьего Круга, единственный действующий Храм Тьмы находился в земле Уц, что в стране Нод, — ну а где сейчас находится страна Нод, известно даже посвящённым Второго Круга, так что не будем утомлять читателя географическими подробностями.

В специальной литературе Храм предсказуемо называют Чёрным, а также Костяным — поскольку сложен он из костей тех, кто пытался продать свою душу Тьме, но не смог в ходе заключения сделки предъявить свой товар лицом. Ибо, как ведомо даже посвящённым Первого Круга, душа — редкая птица, и далеко не у каждого, кто готов её продать за земные блага, она имеется в наличии. Тьма же честно соблюдает все договорённости, но терпеть не может кидалова, и за непредъявление товара, предложенного на продажу, наказывает незадачливого продавца, отбирая у него то, что он имеет — то бишь тело.

Храм стоял прямо посередине земли Уц, в самом сердце каменистой равнины, где нет даже нефти и алмазов, столь скрашивающих иные пустынные места. Не было там и достопримечательностей, достойных внимания туристов с фотокамерами — а сам Храм, как и всякий действующий Храм Тьмы, не отображается на фотоплёнке и даже в цифре, и разглядеть его можно только собственными глазами. А турист, как известно даже непосвящённым, ездит по миру не для того, чтобы смотреть на всё собственными глазами, а для того, чтобы щёлкать клювом затвором камеры, в тщетной надежде когда-нибудь всё-таки проглядеть прощёлканное, и понять, где же он, собственно, побывал.

Потому-то Храм Тьмы — не самое популярное место в земле Уц.

Разумеется, во все времена находились люди, готовые расстаться с душой за деньги, власть и иные ценности. Правда, с каждым столетием душевладельцев становилось всё меньше и меньше. И вот, наконец, ко временам не столь отдалённым ручеёк паломников окончательно иссяк, и даже дорога к Храму была забыта. Поговаривают, правда, что её долго разыскивал некий грузинский кинорежиссёр, но не преуспел в этом, так что вместо души ему пришлось торговать трупом отца, каковой он сбыл российской общественности по немалой цене. Но не о нём эта притча.

Так или иначе, Храм стоял посреди пустыни, где нет нефти, пустой и заброшенный. И обитавшая там Сила — точнее, «часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо», как она сама себя аттестует — пребывала в себе, не беспокоясь, пока однажды на горизонте не показалась крошечная чёрная фигурка человека.

Тёмные Силы, как известно, любят делиться на ся. Вот и на сей раз Сила разделилась надвое, чтобы ей было интереснее вести разговор с собой, а не просто думать что-то в уме.

– Кто это идёт? — сказала Левая Часть Силы, простираясь к горизонту.

– Это идёт Последний Клиент, — сказала Правая Часть Силы. — И это значит, что конец мира сего близок.

– Хорошо, если так, — сказала Левая Часть Силы, — потому что мне надоела страна Нод.

И вот человек приблизился. Был он прилично одет, несмотря на жару, и благообразен с виду. Только глаза у него были нехорошие — впрочем, у клиентов Храма Тьмы других глаз и не бывает.

– Добрый день. Я принёс вам душу, — сказал клиент, завидев Тёмные Силы, — и хотел бы получить кое-что в обмен.

– Да, у него есть душа, — сказала Левая Часть Силы, всмотревшись в суть клиента.

– В таком случае, говори, чего ты хочешь, — сказала Правая Часть Силы.

– В общем-то, обычных вещей, — пожал плечами клиент. — Я хочу быть богатым, сильным, великим и знаменитым. В этом я не оригинален.

– Хорошо, — пожала отсутствием плеч Левая Часть Силы. — Значит, ты хочешь, чтобы мы дали тебе деньги, высокие должности, известность и…

– Нет, — твёрдо сказал клиент. — Я этого не сказал. Я сказал, что хочу быть богатым, сильным, великим и знаменитым.

– Разве это не одно и то же? — деланно удивилась Левая Часть Силы, посмотрев на клиента с некоторым интересом.

– Разумеется, не одно и то же, — сказал клиент. — Допустим, вы дадите мне мешок золота. Но у меня его отберут, как только я выйду за пределы земли Уц, ибо я не смогу защитить свои сокровища. Вы, конечно, можете дать мне стражу или вложить деньги в какой-нибудь банк страны Нод на моё имя. Но всё равно я их довольно быстро утрачу, так как я не умею управляться с большими деньгами, и у меня их выманят или я сам вложу их в неверное дело. То же самое произойдёт и с властью: я никогда не занимал высоких должностей и не имею к тому способностей. Поэтому во власти я не удержусь. Что касается известности, то об этом и говорить-то смешно: как только люди обратят на меня внимание, всем будет видно, сколь я ничтожен. Я же хочу именно того, чего хочу — быть богатым, сильным, великим и знаменитым, и не менее того.

– Что ж, ты трезво смотришь на вещи, — признала Левая Сторона Силы. — В таком случае мы могли бы изменить тебя, даровав тебе соответствующие способности. Ты сможешь заработать себе состояние, занять высокие должности, и в тебе даже пробудится величие…

– Нет, — сказал клиент, — меня это тоже не устраивает. Потому что люди, достойные богатства, власти и славы, как правило, не очень ценят эти блага, а стремятся к чему-то другому. Например, к тому, чтобы создать нечто масштабное, или осчастливить своим правлением народы, или познать природу вещей. На само же богатство, славу и прочие подобные вещи они смотрят в лучшем случае как на орудия и инструменты своей настоящей работы, и мало ценят их сами по себе. Я же хочу именно того, чего хочу — быть богатым, сильным, великим и знаменитым, и не более того.

– Что ж, твоя позиция, по крайней мере, последовательна, — сказала Правая Часть Силы. — В таком случае не согласишься ли ты на такой вариант: ты останешься тем, кем был, но тебе будет казаться, что ты велик, силён, знаменит и всё прочее? Глоток воды будет иметь для тебя вкус изысканного вина, чёрствый хлеб заблагоухает изысканным яством, дерюга будет ласкать твои плечи, как виссон, а приветствие друга раздастся в твоих ушах рёвом толпы. Ты получишь всё, что хотел — во всяком случае, для себя. Если хочешь, мы даже сделаем так, чтобы ты забыл об этом разговоре, и принимал всё за правду. Многие на это соглашаются.

– Я думал и об этом, — сказал клиент, — но отверг такую идею. Нет, меня не устраивает жизнь в иллюзиях, за которые я заплачу своей настоящей душой. Я хочу быть богатым, сильным, великим и знаменитым на самом деле.

– Есть и такой вариант, — сказала Правая Часть Силы. — Мы можем сделать так, что люди будут видеть в тебе достоинства и величие, которыми ты не обладаешь. Каждое твоё слово будет считаться исполненным мудрости, каждый жест — величия. В таком случае ты достигнешь богатства и власти очень быстро, и всё это будет настоящим.

– Я читал Гофмана, — сказал клиент, — и помню, что крошка Цахес плохо кончил. Но дело даже не в этом. Мне неприятна мысль, что мною будут восхищаться за те свойства, которыми я не обладаю. Это будут почести, воздаваемые не мне, и богатство, дарованное другому. Нет, я, такой, какой я есть, хочу быть богатым, сильным, великим и знаменитым, — не более и не менее того, и без всяких иллюзий, по-настоящему.

– Но тогда, — развела отсутствием рук Правая Часть Силы, — у нас просто не остаётся вариантов.

– Почему же? — ухмыльнулся клиент, и обе части Силы содрогнулись, ибо увидели в его глазах настоящую тьму. — Вариант есть. Я хочу остаться тем, чем являюсь. Я лишь хочу, чтобы все остальные люди лишились того, чем они обладают. Пусть червь подточит их дома, пусть зараза поразит их стада, а золото истлеет. Далее, я хочу, чтобы они утратили всякие способности управлять чем-либо. Пусть они ненавидят друг друга и не будут способны договориться даже по самым простым вопросам, а я останусь единственным, к кому они могут обратиться за советом и помощью. Далее, пусть они забудут о своих способностях и талантах, а я сохраню свои. На таком фоне я буду выглядеть великим. Изуродуйте также их лица, чтобы я был прекраснее их. Наконец, пусть они предадутся самым мерзким и бессмысленным порокам — например, дрянному вину и опиуму. Ибо я хочу превзойти всех не только в богатстве, власти и прочем подобном. Нет, я хочу самого сладкого — быть лучше их, причём в их же собственных глазах. Пусть они видят бездну своего падения и мою чистоту. Именно это мне доставит величайшее удовольствие — за которое и души не жалко.

Обе части Силы замолчали.

Наконец, заговорила Левая Часть Силы:

– Твоя просьба необычна, но, пожалуй, мы готовы её исполнить. Всё равно никто не приходит в Костяной Храм, а ты всё-таки принёс душу. Сделка заключена.

– Ничего, — ухмыльнулся клиент, — скоро людишки к вам потянутся. И они будут предлагать свои души по цене горсти бобов или куска конины.

– Нет, — сказала Правая Часть Силы. — Мы уходим из этого мира, ибо нам тут больше нечего делать. Ибо в таком мире у людей больше не будет душ.

И Костяной Храм рухнул.

Материал: http://warrax.net/89/9/allegory.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Stumbler на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

Сортировать по:   новые | старые
provincial1
provincial1

Сильно. Я сначала решил, что будет страшилка в духе Лавкрафта, а тут притча. В избранное однозначно.

NightWolfM
NightWolfM

Типичная сказка капиталистической культуры. Любой советский школьник или русский крестьянин 18 века мог бы по словам разобрать всю ущербность и бредовость подобных историй. Правда теперь, после полной ликвидации славянкой культуры, доказывать уже нечего и некому.

provincial1
provincial1

Еще бы, любой советский школьник легко доказывал пафосность и бредовость истории Данко. )))

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.