Кинг-Конг против нации Достоевского. Идеализм — это ложь

И вот, это свершилось: Америку засосало в сортир российской истории. За последние годы она так глубоко влезла во внутренние русские дела, что ее собственная история потеряла невинность комиксов и отныне подчиняется темной логике романов Достоевского. Ницше, после знакомства с русской классикой, предупреждал кандидатов в Идиоты: «если будешь слишком долго смотреть в бездну, бездна начнет смотреть в тебя». Досмотрелись. Допрыгались. Нет, я не преувеличиваю силу и дееспособность РФ и не питаю иллюзий относительно ее реальной самостоятельности. Вполне возможно, что Россию просто используют как мега-ловушку для «непобедимого», но наивного американского Кинг-Конга. Сейчас Америка ее поклонникам кажется чем-то вроде правильного полисмена, ухватившего за воротник обнаглевшего алкаша. На первый взгляд, полисмен здесь — хозяин ситуации. На самом деле – он в полушаге от липкого кошмара достоевщины. Вот алкаш изрыгает прямо на его чистенькую униформу вонючий фонтан блевотины. Не со зла, а просто приспичило. И вряд ли вы в этот момент позавидуете полисмену. Но испачканная форма – это еще не все. Оказалось, что алкаш является переносчиком опасного вируса, который передается через блевотину. И, в отличие от алкаша, полисмен к этой болезни иммунитета не имеет. И вот, после года клиники, съевшего все его сбережения, полисмен навечно прикован к инвалидной коляске. А потом приходит психоаналитик, и вежливо объясняет, что его желание стать полицейским было вызвано подспудной тягой к блевотине и такому вот концу.

Блюстители патриотизма уже возмущаются шаблонно-негативистскому образу Великой России. Не требуется: эту затравку я специально написал на языке «пятой колонны», чтобы поглумиться над ее идеалами. Кончилась ваша Америка, господа! Отбегалась. Отныне перед нами «СССР-2», с поправкой на особенности местного менталитета. Полвека Холодной войны и последующее копание во внутренностях РФ не прошли для Америки даром. «Тот, кто борется с драконами, сам рискует превратиться в дракона» (забыл, откуда эта цитата). Америка «обрусела» до уровня пародии на СССР. Из Америки уже бегут диссиденты. Америка позорно завралась. То, что у нее есть достаточно ресурсов, чтобы продавить нужную картинку в мировых СМИ, ничего не меняет. Размах насилия над мировым общественным мнением уже сам по себе свидетельствует о фундаментальном изъяне в стратегии. За последние десятилетия Америка привила себе целый пучок особенностей внутренней и внешней политики, которые ранее считались классикой советского тоталитаризма. Человек с опытом жизни в позднем СССР сегодня может читать Америку как открытую книгу. Что, вас удивляет «феномен Псаки»? Да это просто американский вариант брежневского маразма. Удивляет та странная смесь геополитической расчетливости и идеологической упертости, которая заставляет Америку превращать Украину в страну абсурда? А это американский вариант Афганистана.

Многие считают войну на Украине специальной «подставой» для России. Якобы, мировые кукловоды хотят спровоцировать ее на вторжение, а потом навалятся всей массой и уничтожат. Другие видят в этой истории хитрую американскую «подставу» для старушки-Европы. Нет, господа, не на Россию здесь идет охота, и не на бессильную Европу, а на зверя покрупнее и понаваристее. А Россия – что-то вроде живца или замаскированной ямы с кольями. И поэтому мировые кукловоды обошлись с Россией любовно, со всем пониманием: дали русским возможность умереть за святое дело, и более того – за русское дело. Это само по себе дорогого стоит, даже если в итоге ничего не получится. А вот Америке не позавидуешь. Ей пришлось не просто вписаться за «сукиных детей» (как она нередко делала и раньше), но и лично по самые уши измазаться в дерьме, чтобы компенсировать неискусность и непрезентабельность этих «сукиных детей». Америку заставили вписаться за откровенных карателей, за убийц и садистов, за гнусь человеческую, за нацию обезумевшую, самоистребительную, упивающуюся своей подлостью и дошедшую на пути моральной деградации до уровня слизней-каннибалов.

Нет, господа, «подставы» так не делаются. Вот если бы весь нынешний конфликт вырос на почве войны за никчемную Южную Осетию, тогда это была бы подстава, тогда было бы ясно, что русских хотят морально ослабить, лишить мотивации, всякого смысла для продолжения борьбы. А воевать за русское дело, за русскую землю, защищая русских людей от ненавидящей их человеческой падали, — это не «подстава», а приз, подарок, поощрение со стороны кукловодов. Люди, которые подстроили эту ситуацию, явно хотят, чтобы русские выступили во всей своей силе, мобилизовались на все 120%.

Быть теперь Америке чучелом в зале великих охотничьих трофеев русской истории, в одном ряду с чучелами Хазарского Каганата, Золотой Орды, Великого Княжества Литовского, Ливонского Ордена, Речи Посполитой, Великой Швеции, Крымского Ханства, Империи Наполеона, Османской Империи, Австро-Венгрии, Второго и Третьего Рейха, Японской Империи. И этот рок уже ничто не сможет изменить, даже если завтра танки НАТО будут в Москве. Наполеон сжег Москву и обнулил ее население, ну и что с того? Немцы в 1917 году тоже весьма преуспели, учинили в Петербурге «майдан», захапали себе Украину и Прибалтику, навязали России позорную капитуляцию — Брестский мир. Потом этот «триумфальный» Брестский мир был использован Антантой как моральное оправдание для максимально жестокой порки немцев по итогам капитуляции (а эта порка, в свою очередь, стала мотивом к немецкому «взбрыку», за который немцев не только выпороли, но и отстрапонили всем миром). Татары и литовцы в свое время тоже изрядно поглумились, установили иго на много столетий. Им не повезло больше всех: обе эти нации в итоге были кастрированы и низведены в канареечный формат.

Для великой нации, имеющей осмысленную цель своего существования, фатален сам факт слишком глубокого залезания в русские дела. И суть не в возможном военном поражении, а в искажении или даже утрате самого смысла существования нации. Чем сильнее вы влезаете в русские дела, тем глубже вас засасывает в великий сюжет Достоевского под названием «История России». В этом сюжете российские власти упорно искушают вас стать плохим парнем, всячески демонстрируют вам свои слабости и глупости. А когда вы поддаетесь этому искушению, то из портала «достоевщины» вдруг проваливаетесь в мир древнерусских былин, где комфортно обитают сами русские, обходясь без всякой «достоевщины». И в этом мире для вас может быть уготована только одна роль: «идолища поганого», весь смысл существования которого сводится к тому, чтобы пасть под ударами русского топора в отместку за «слезинку ребенка».

Типичный пример навязанной русскими потери смысла – Польша. Когда-то у польской нации был собственный смысл существования, и она наслаждалась им, обитая в естественных польских границах. Но в определенный момент, из-за жадности и глупости польских элит, этот смысл был утрачен, и для поляков все свелось к двум простым опциям: (1) быть сателлитом и болонкой России, или же (2) быть врагом России и инструментом глобальных антирусских сил (от Наполеона до Обамы). Вся история Польши за последние три столетия – это долгие периоды пресмыкательства перед Россией, сменяемые короткими периодами громкого лая на нее. После пары ударов палкой, лай снова сменяется пресмыкательством. Когда же палку у России отнимают, обиженная шавка снова поднимает лай и визг. Вот и вся «философия» польской истории. В 1991 году перед Польшей открылась замечательная возможность вырваться из этой «достоевщины», вернуться к собственному смыслу существования и увеличить свою ценность для Европы. Но русофобия не позволила этого сделать, — русофобия заставила поляков стать американской «пятой колонной» в ЕС, работающей на максимальное взаимоотталкивание России и Европы. И они на этом пути допрыгаются до четвертого раздела Польши. А Обаме стоило бы задуматься над тем фактом, что в прошлый раз Польша дружила против России с Наполеоном.

Не спорю, американцы долго сопротивлялись «достоевщине». Кто-то мудрый надоумил их, как, враждуя с Россией, обмануть Федора Михайловича и не свалиться в русский сюжет. В течение всей Холодной войны они упорно придерживались этой стратегии. А секрет не сложен: нужно играть в благородство. Нужно относиться к русским лучше, чем они сами относятся к себе. И тогда демоны русской истории в испуге отшатнутся от такого противника. Америка достаточно убедительно имитировала этот подход, сделав своим главным противником «экспансию коммунизма», а не собственно русских и историческую Россию. Но, победив СССР, американцы расслабились. Тут то и выяснилось, что в лице СССР они на самом деле боролись именно с русскими, и сочли именно русских – навеки сломленными и потерпевшими поражение. Разглядев под микроскопом нынешнюю российскую «элиту», Америка возомнила себе, что одержала победу над самой Великой Россией, и решила, не церемонясь, добить поверженный народ уже без всякой маскировки, прямым текстом. Америка имела глупость это сделать, и теперь Вий русской истории заметил Америку и зафиксировал ее своими упырскими гляделками. Ибо именно теперь, сделав ставку на подлость и насилие, Америка вписалась в классический «русский сюжет» со «слезинкой ребенка» и ударом топора по кумполу.

Америка вдруг стала типичным «персонажем Достоевского», с характерными сдвигами в психике. Утром он провозглашает выспренние идеалы; вечером – пьет с бандитами в кабаке; потом идет с ними на «дело» — ограбление детского приюта; ворвавшись туда, банда убивает и насилует детей; на следующее утро наш герой уже подверстал содеянное под высокие идеалы и читает нравоучительные нотации другим. И что самое страшное, он на каждом шагу икренне убежден в своей правоте и даже в святости. Внутреннюю «достоевщину» американской пуританской элиты хорошо постиг Владимир Фролов: «…Идеализм — это ложь. А где «ложь во благо», там и «предательство во благо», «подлость во благо», «зло во благо». …идеализм — это самая подлая форма цинизма. Впрочем, это верно лишь в том случае, если идеализм вещается с позиции силы. Идеализм с позиции слабости — это просто лузерство: «мы подставили другую щёку, и нас по ней ударили». А когда ты силён, ты всех сможешь убедить, что ты щёку подставил, хотя её и не подставлял, а ударил слабого под дых, пока он отвернулся».

На самом деле эта «достоевщина» — просто внутренний мир трудного подростка из гетто. Лет 15 назад я уже писал о деевропеизации, о неустойчивой «подростковой» сущности Америки, о том, что она больше похожа на парнишку из Гарлема со стволом, упивающегося своей властью над прохожими, чем на солидного «мирового жандарма» (в последнее время эту линию мысли освежил Галковский). Увы, приходится убедиться в своей правоте. Рациональный и респектабельный «Дядя Сэм» — это явно завышенный образ Америки. На самом деле Америка, с ее культом простых рефлексов, это даже не человек – это зверь, Кинг-Конг, «большая обезьяна». И на этот раз Кинг-Конг «попал». Принесет ли это какую-то пользу самой России – большой вопрос (она здесь скорее инструмент, чем субъект действия). Но Америка явно вступила не в самую удачную полосу своей истории.

У людей, которые используют Россию как ловушку для Америки, явно есть эстетический вкус. Ведь столкновение Америки и России – отнюдь не политическая случайность или результат сугубо внешних махинаций. До многих уже дошло, что России в сложившейся ситуации отступать некуда: за любым добровольным отступлением последует новый удар и новые претензии. Но они еще не поняли, что и Америке тоже отступать некуда. Ибо взаимоотношения этих двух стран – сюжет если не Достоевского, то Шекспира, с неизбежно фатальной развязкой. В свое время Россия «держала свечку», когда зачинались Соединенные Штаты Америки. Екатерина II активно участвовала в коалиции европейских держав, которая ограничила возможности Британии подавить восстание в Америке. Во время американской гражданской войны Россия активно помогала Северу, радея о сохранении целостности и мощи Соединенных Штатов. Наконец, Россия фактически подарила Америке Калифорнию и Аляску. И какова же благодарность? В феврале 1917 года консенсус великих держав вышвырнул Россию из своего клуба и заменил ее на Америку. Русские, с их самодержавными монархами, показались Западу слишком опасными, а американцы со своей демократией – достаточно наивными и предсказуемыми, чтобы их не опасаться всерьез. Но обезьяна оказалась слишком большой и хитрой, чтобы кукловоды могли с ней справиться. Кинг-Конг поборол кукловодов и сам загнал их в клетку. И теперь он решил закончить дело с Россией. Ибо пока Россия жива хоть в каком-то формате, все еще сохраняется возможность «отмотать все назад». Дело тут не в российском ядерном арсенале, которого американцы, якобы, смертельно боятся. Источник конфликта — в иной, нематериальной плоскости. Зверь решил убить одного из своих создателей, чтобы прочно и навеки занять его место в клубе избранных. Кинг-Конг должен уничтожить нацию Достоевского, стереть ее с лица земли, иначе неподконтрольная ему магическая сила окончательно засосет его в липкие глубины русских сюжетов.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ufadex на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

Сортировать по:   новые | старые
Sidor
Sidor

А нельзя ли русскому народу помочь России раскрутить воронку, да заговором упросить могучего Стрибога свистом — посвистом закрутить вихри на этой воронкой, что б с треском и воем провалился туда этот монстр пендосский…

provincial1
provincial1

Геополитический психоанализ.))) Но, в общем, интересно.

tolikrym
tolikrym

…«Тот, кто борется с драконами, сам рискует превратиться в дракона» (забыл, откуда эта цитата)… — у жикаренцева в дуальном мире есть похожая фраза — «то что ты ненавидишь — становится твоей судьбой».

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.