Сказ о сакральном помидоре

Один из устойчивых мифов в Рассее являются разнообразные инсинуации насчёт «тотального воровства», с разнообразными ответвлениями в меметических «несунов» времён СССР и всё такое прочее. Разнообразные сосущие хрен вокруг этого дела идиотики даже вроде идеологии сварганили. Типа, «Вот если б не воровали, то было бы всё дешевше и лучше!».

Я уже много топтался на этих мифологиях какого-то «особого воровства» и в СССР, и России, а сейчас попробую зайти с несколько другой стороны. Особенно актуальной в свете «ацкого уничтожения санкционных продуктов».

Тут я выскажу довольно парадоксальную вещь. На самом деле в какой-то реальной реальности воруемого, чаще всего, не существует. Ровно как в реальном обороте продуктов не существует контрабанды. То есть её ввозят, она есть, но никуда не внесена — ни в какие балансы, ни в какие расчёты цен, балансы отгрузки-приёмки, грузооборот, не резервировано место под хранение и нет грузовиков под перевозку. При всей своей реальности для экономики это пустое место, тем не менее оказывающее разрушительное влияние.

Если на складе запланировано место для размещения некоего количества реальных, записанных в экономике товаров, то при появлении там «несуществующей» контрабанды это означает, что туда тупо не влезет реальная, легальная продукция фермера Феди. Он приехал, привёз свою картоплю, но места там почему-то нет. По документам место есть, а в реале — нет. Занято несуществующей контрабандой. Фермер Федя с носом остался. Он ничего не понимает, но ему ничего не остается, кроме как вывалить свою картоплю в помойку и заровнять бульдозером — не назад же везти. Потом Федя разорён, голодает, от него уходит жена, а детей забирают в детдом, он спивается и умирает. Из-за того, что некие кретины орали «Нельзя уничтожать продукты!», рыдая над просроченным пармезаном.

Спасли французского фермера и молдавского контрабандиста и убили Федю. Из-за несуществующей для нашего производства, неучтённой в расчётах контрабанды. Дурачки «хотели как лучше» — и убили Федю.

С пресловутым «воровством в СССР» граждане делают конгениальную ошибку. Подменяют реальность морализмами ни о чём. «Воровать плохо!» — говорят — «Незабудимнепрастим!». Хотя речь чаще всего идёт о несуществующем, как той контрабанде, которая просто на нашем рынке не может появится и нигде не существует, точнее существует паразитом, уничтожающим реальные наши товары и фермера Федю. И «ворованное» несуном тоже не существует. Можно ли воровать несуществующее — я затрудняюсь ответить. И можно ли это юридически и морально как-то оформить, однако факт налицо. Бичевание и СССР, и России в «вороватости населения» чаще всего базируется на обвинении в присвоении неких благ, ни в какой юридической и экономической плоскости не существующих.

Поясню примером. Например, шофёр Вася возит водку со склада А в лабаз Б. Специальные НИИ рассчитали, что при перевозке такого километража, состояния дорог, квалификации грузчиков и т.д. в бой уйдёт 1,35% водки из общей массы перевозимых. Это не воробей начихал, а официальное исследование. Документ исполнительной обязательности. Эта цифра уже внесена в цену товара и операций с ним. Заводы отчитываются Госкомстату об отгруженной продукции, уже имея в виду эти 1,35%, то есть меньше. Вот этого 1,35% — не существует нигде.

Теперь предположим, что Вася — ас. Или так вылизал машину, что она на ухабах сельского бездорожья русского Нечерноземья летает не дрыгнувшись. И ни одной бутылки не бьёт. Он приезжает в лабаз — и оказывается, что у него в кузове 1,35% водки — нигде не существует по документам. Её туда загрузили с запасом, именно в рассчёте, что прибудет ровно сколько надо, а образовался излишек. Продавщица даже продать это не может — к ей же прокурор придёт и спросит: к вам привезли 100 литровых бутылей, а продали вы 101 и ещё чекушку — откуда у вас левая водка? Самогонщица? Бодяжишь?

Заметим, что покупателю от рукастости Васи тоже никакой выгоды. Цена рассчитана с наценкой на бой, и не подешевеет ни на копейку, оттого что эту партию Вася привёз образцово без боя. Единственный выход из коллизии — разбить и вылить несуществующий товар. Правда, кретины заорут: «Продукты уничтожать нельзя!».

Поместить её на склад «отдать бедным» — тоже нельзя. Там всё под отчёт забито и места там просто нет для несуществующей водки. Там всё реальной забито. Единственный вполне реальный выход — просто забрать её Васе в награду за мастерство, и дело с концом. Но тут же заорут, что «Вася — вор!». Выхода из коллизии не видно. Разбить несуществующую водку — низзя. Забрать в качестве премии — воровство. Что ж делать-то?

Собственно, вся история «несунчества» это оно и есть — оптимизация процесса на месте, не отражённая в документации и порождающая «несуществующий продукт», который работяги просто распределяют в свою пользу как премию за высокую эффективность, оказавшуюся никому не нужной.

Ровно то же, что с водкой и Васей — происходит на заводах и производствах. В сметы работ вносятся объёмы, рассчитанные по технологиям. Например, если у нас плети труб по 5 метров нужны, а стандартная поставка идёт 6 или 12 метров, то 1/6 часть труб уже на стадии проектирования списывается в обрезки. Вы платите по результату за 5-метровую деталь с трубой как за 6-метровую. Обрезок никуда нельзя использовать, он списывается и будет — по экономической бесполезности его утилизировать — закопан в яму, обещаю. Этих обрезков (напоминаю, что это — 1/6 часть от общего объёма завезённых труб или 1/5 от массы изделия, это вам не 1,35% васиной водки) — дофига. На миллионы может быть, но им суждено быть зарытым в землю. Если монтажник Петя возьмёт себе вязанку этих обрезков, а его схватят на КПП — вы заорёте о страшном воровстве, процветающем у русских. О том, что если б Петя не воровал, то дом бы вышел дешевше. Хотя, повторю, этих обрезков уже нет. И цена их разве что отрицательная. Попробуй их СМУ как-то использовать — цена квадратного метра только вырастет. Ибо попытка сварить обрезки и сделать из них что-то окажется дороже, чем купить новые трубы и обрезать. Это рынок, бразза. Никто в убыток себе заниматься мутнёй не будет. Да и клиент не хочет платить больше за то же, да ещё из обрезков и огрызков слепленного.

Ровно то же относится ко всему. Отправляя плотника колотить гвозди и давая ему кило гвоздей — я прикидываю, что сколько-то у него выпадет на высоте из кармана и потеряется, сколько-то погнётся в спешке и т.д. А если он мега-мастер и бьёт гвозди без брака, и у него остаётся треть пачки лишнего, то мне ничего не остаётся, как выкинуть их. Склад не резиновый. Или забрать домой на дачу. То есть — своровать. Других вариантов нет.

И чем выше мастерство — тем излишки больше. По окончании строительства объекта я оглядываю на складе завалы оставшегося и офигеваю. Вывезти это нет никакой возможности и экономически бессмысленно, а то и опасно. Представьте себе, что какой-нить «экономист» из жалости, что «хорошую вещь уничтожать нельзя!» возьмёт и построит вам домик из «сэкономленных» обрезков арматуры вместо целиковой. Домик рухнет (при цене большей, чем из хорошей). Случаи бывали, лично видел, ггг.

В принципе, панацея одна — «Делайте по технологии!». Если написано, что привезти Вася должен водку с боем в 1,35% — вези как все, и не выёживайся. Написано, что треть гвоздей должна в процессе погнуться и потеряться — бей через два чтоб третий гнулся, и нефиг своим мастерством выделываться. Написан процент брака такой-то — делай именно с таким процентом и не умничай. А если чего осталось, то уничтожай без сантиментов. Под бульдозер на миллионы всё. Как в Еуропах делают. У них дурачков, орущих про сакральность помидора — нету, потому и воровства нету. Ну а если у вас помидор столь неприкосновенен, то оставьте за Васей моральное право забрать приз за мастерство в бутылку водки. Её всё равно не существует. А то идиоты запутались в трёх соснах и не поймут чего хотят — то ли «справедливости», то ли «о морали» и «сакральном помидоре» страдают.

Материал: http://brekhoff.livejournal.com/1142571.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Stumbler на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

Сортировать по:   новые | старые
Bago
Bago

Автору для расширения кругозора: обрезки металлических труб, арматуры, производственный брак и т.д. не «закапывают», а сдают во Вторчермет. За деньги. Распространение недостоверной информации наносит ущерб обществу. Помнить об этом должен каждый блогер.

provincial1
provincial1

Заумь. Вот в моём посёлке был ДСК — домостроительный комбинат. Делали доски (весь сортамент), брус, фанеру, фиброплиту и ещё чего-то. Не помню уже 🙂
Взять домой (ну не поворачивается язык назвать это воровством) что-то из родной продукции было в порядке вещей. Тащили понемногу, зато по необходимости. Сколько стоит капля пива? Нисколько. А если накапать бидон? Вот и тут так же. Вспомните в советское время где можно было найти вагонку? А у нас ею стены в сараях обшивали.
При всём этом существовал своеобразный кодекс чести — ты можешь тащить понемногу, но только для себя. Не дай Бог попробуешь торговать вынесенным с родного предприятия — огребёшь по полной. Как минимум отлучат от кормушки. Вообще это было правилом — за оказанную услугу или магарыч, или ответная услуга. Взять деньги значит прослыть барыгой, в следующий раз могут и не обратиться, пусть даже магарыч выйдет дороже.Правда такое было не везде, в нацреспубликах любили и звук шуршащих бумажек, это у нас нравы были такие патриархальные.
В общем: всё вокруг колхозное, всё вокруг моё; тащи со стройки каждый гвоздь, ты здесь хозяин, а не гость!

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.