Монолог усталого укропа

Это же надо, сколько наворотили большевики. Кругом своих клятых заводов понаставили. Фабрик всяких. Черт знает, что. Двадцать лет уже хлопцы пилят эту хрень двуручными пилами и все никак не могут допилить. Устали хлопцы.

Сил уже нет никаких советские заводы пилить. Взрывать! Остается только взрывать! Руками за сотню лет это не распилить.

Одно хорошо — не только заводы оставили после себя клятые большевики. Оставили еще и немеряные запасы БК. То есть боекомплект. И Грады. Ну это такие Катюши, только мощнее. И Ураганы. Еще мощнее. И Точки — совсем мощные, только мимо цели почему-то бьют. И ствольную артиллерию. Не такую мощную, как Ураган, но зато много, очень много. И танки…

И принялись тогда хлопцы танками, Градами, Ураганами, Точками, артиллерией советские заводы сносить. Ну чтобы уже ровное поле наконец-то получилось, чтобы уже наступила окончательная благодать. Чтобы как на картинке — внизу поле пшеничного цвета (хотя бы даже из подсолнухов, как вариант), а сверху — небо, голубое-голубое. Как эти, которые парады в Европе проводят. Голубое-голубое. Чтобы как на картинке. Чтобы красота. И никаких чтобы заводских труб. А то настроили клятые большевики, испортили зачем-то исторический пейзаж…

Но вот незадача. Приехали хлопцы давить танками клятые бошевистские заводы, сносить Градом, Ураганом, ставить Точки над У… а из заводов по хлопцам как давай кто-то стрелять…

Обидно так. Нечестно так. хлопцы пейзаж приехали ровнять, в соответствие с картинкой на флаге приводить, а по ним давай стрелять… не иначе большевики. Остаточные. Засели в своих заводах. Не дают сносить. Клятые большевики!

Да метко так начали стрелять. И прямо по хлопцам.

Хлопцы и слева пытались подойти, и справа пытались подойти, и сверху пытались бомбить. Нет, не дают. Стреляют. И вверх стреляют. Да точно так. Все остатки советской авиации сбили. Половину советских танков с хлопцами пожгли. А сколько хлопцами в пешем порядке подстрелили — до сих пор хлопцы не могут посчитать.

Вот ведь клятые большевики. Вроде и власть их кончилась, и запретили их уже, и разогнали, и отменили, и закон даже приняли, что нельзя быть большевиком… а они…

И главное заводы — ну сколько можно было строить этих заводов? Ну зачем они их столько понастроили? Ведь пилить — не перепилить. А сколько в России их настроили? Вообще никогда столько не распилить!

Вот, кстати, российские парни умнее поступили. Они быстро поняли, что все распилить один черт не выйдет — десять лет пилили, посмотрели на итоги — поняли, что такими темпами никогда не распилить. Бросили безнадежное дело. Отступились.

А вот украинские хлопцы — упорные. Не бросили затею. Но их же можно понять — у них картинка перед глазами. Образец. Снизу — пшеничное поле, ну или хотя бы подсолнухи, как вариант. Сверху — небо, голубое-голубое, как эти, в Европе которые… совсем голубое. И никаких заводских труб на картинке не торчит.

И зачем их строили? Фабрики эти, заводы, да еще в таком количестве. Это же надо было такую ровную поляну от края до края заводами занять.

Вот ведь клятые большевики!

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Stumbler на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

Сортировать по:   новые | старые
mikhail065
mikhail065

,,А вот украинские хлопцы — упорные.,, Упоротые хлопчики.

Ufadex
Ufadex

Дубль получился) http://newru.org/klyatye-bolsheviki/

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.