Про что они тогда думали

Кто-то прокомментировал статью на «УП»:

«Судіть про дерево за плодами його!» Ось і Майдан треба судити за його плодами — міліоном біженців, Кримом — не нашим, 6000 вбитих, сотнями спалених живцем одеситів, знищеним Донбасом, баксом з 8 до 27, тотальним зубожінням, кредитним зашморгом, президентом України — Дж. Пайєттом, зміцненням влади олігархів…

Впрочем, это редкий коммент. А так в украинских СМИ вообще намедни был день тотальной ностальгии по (давними словами промайданного журналиста) «веселухе в Киеве — политическому событию, к которому хотелось присоединиться всем организмом». Это статья на «Украинской Правде» называется: «Про что мы тогда думали». Так и хочется сказать: а кого *бет, про что вы лично думали? Точнее, думали вы то, что положено было думать согласно прописанному сценарию. Кто следил за арабской весной, мог предположить и алгоритм революционных действий вплоть до кровавой развязки, после которой начинается ещё более кровавый гражданский конфликт.

Восторженность, увлечённость и массовость – продукт вполне продуманной и циничной технологичности.

«Ударим по стремительному обнищанию масс празднованием причины обнищания!» — на годовщину весьма подозрительного расстрела митингующих и правоохранителей на Институтской, что стало прологом перехода «еврореволюции» к вооружённому мятежу (правда, Янукович оказаться ещё и «кровавым диктатором» не захотел – и переворот свершился), решение широко отмечать массовую гибель людей (потом массовая гибель станет в течение года «привычным явлением», но олигархические СМИ не сделают их уже столь же символическими и сакральными) – тоже рационально объяснимо: заранее подавлять возникающие вопросы «а не сами ли…» и негативные эмоции, задавить подозрения и сомнения. Вы не обращайте внимание на гражданскую войну и бардак, бесперспективность и безнадёжность – смотрите, какая сакральность, какое единение, какое шоу, не будем же предавать светлую память героев Небесной сотни, этих безвинных жертв подлых сурковских замыслов…

А в статье, о которой я говорил выше, описаны наивные глупые воспоминания (или подделанные под «наивные и глупые» – кто их знает, этих журналюг), как допустим – запись в соцсетях сразу после «избиения детей» 30 ноября 2013-го:

«Моя мама плаче. Вона подивилася новини. Я розумію, що треба тепер робити. Я прийду сьогодні на Михайлівську. Завтра опівдні — до пам’ятника Шевченка. Мої вимоги прості: відставка уряду, нові вибори президента і парламенту. Ця влада сьогодні втратила право говорити іменем України. Україна — це моя мама. І я не хочу, щоб вона плакала! Все».

Или вот – старая запись в блоге, из той же подборки на «УП»:

«Я хочу, чтобы моя страна напоминала Майдан.

Чтобы мой товарищ бросил свой бизнес и заведовал питанием. Чтобы все были вежливые и много пели. Чтобы относились друг к другу с уважением, даже если наши взгляды немного расходятся, но мы же понимаем, что есть кое-что поважнее. Чтобы нас охраняли настоящие мужики, без масок, с именами и фамилиями.

Чтобы журналисты с горящими глазами честно передавали мне важную информацию, как в эти дни «Громадське».

Я хотел бы, чтобы про мою страну говорил весь мир, а футболки моей сборной носили бы мальчики в Парагвае (как этот варшавский небоскреб надел на себя наши цвета).

Я хочу, чтобы Майдан, который уже давно не ограничивается одной конкретной площадью в Киеве, и сегодня, например, кричал «Донбасс! Донбасс!», стал всей Украиной.

Разнообразной, зажиточной и тихой. Залитой теплым солнцем, с самыми вкусными помидорами в мире, с самыми хитрыми айтишниками, с самыми красивыми женщинами.»

Или вот ещё запись (я вполне предполагаю, что процитированные в статье на самом украинском из украинских ресурсов записи революционных дней – сделаны прожёнными и циничными журналистами. Однако – романтичность и приподнятость изображена на все сто, полностью и абсолютно заразив активную часть украинской общественности зимой 2013-14-го):

«Сегодня ночью мой шестилетний сын дожидался меня с Майдана. Сонное чудо сразу затащило меня в постель и: -Мамочка, Как там НАШИ? Стоят? — Стоят, сыночка, спи….давай сказку расскажу… -Ты мне, мамочка, сказку не рассказывай, ты мне гимн тихонечко спой …..))))) Засыпал он с ладохой на сердце;). Вот такое поколение подрастает в тылу****. Будем жить!!!!))))) Всем нам всего теплого и мирного сегодня!»

Я так понял, что эти наивные и романтичные, возмущавшиеся реальным или воображаемым насилием люди завизжали от восторга после смертей в Одессе, зарычали «Донбасс заслужил своей участи» после того, как почувствовали, что вот с этими красивыми мечтами и представлениями о будущем обосрались. И стали они злыми и кровожадными.

Источник: Perevodika

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Stumbler на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Комментарии

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.