Фетхуллах Гюлен: Эрозия демократии в Турции

Известный богослов и общественный деятель написал для New York Times статью, в которой дает диагноз состоянию власти в Турции. Как известно, Эрдоган пытался принудить Гюлена и его сторонников «присягнуть», но они не отказались от своих принципов.

Видеть, во что превратилась Турция за последние несколько лет, вызывает чувство глубокого разочарования. Не так давно, ей завидовали многие страны с мусульманским большинством: жизнеспособный кандидат в ЕС на своем пути становления функциональной демократии, которая поддерживает универсальные права человека, равенство полов, верховенство права и права курдов и граждан-немусульман. Исторический шанс, видимо, упущен, поскольку правящая Партия справедливости и развития (ПСР) подавляет в стране независимые СМИ, гражданское общество, судебную систему и свободное предпринимательство.

Нынешние лидеры Турции, по всей видимости, стали претендовать на абсолютную власть в силу победы на выборах. Но победа на выборах не дает им права игнорировать Конституцию или вести борьбу с инакомыслием, особенно когда их победы строятся на клановом капитализме и подавлении СМИ. На сегодняшний день лидеры ПСР изображают любую демократическую критику атакой на государство. Рассматривая всех критиков как врагов — или, еще хуже, предателей — они ведут страну к тоталитаризму.

Последние жертвы наступления — сотрудники, руководители и редакторы независимых СМИ, которых задержали и предъявили обвинения. Это стало возможным благодаря последним изменениям в законах и судебной системе. Директор одного из самых популярных телеканалов, арестованный в декабре, до сих пор за решеткой. Государственные служащие, которые расследовали коррупционные дела, также убраны и посажены в тюрьму за то, что они просто делали свою работу. Независимая судебная система, функционирующее гражданское общество и медиа — это система сдержек и противовесов, в том числе, против государственных злоупотреблений.

Подобное притеснение говорит о том, что любой, кто стоит на пути повестки дня правящей партии, может стать объектом клеветы, санкций и даже сфабрикованных обвинений.

Руководители Турции не только отвернулись от Запада, они также сейчас теряют доверие на Ближнем Востоке. Способность Турции оказывать позитивное влияние в регионе зависит не только от ее экономики, но и от здоровья ее демократии.

Центральные принципы функционирующей демократии — верховенство закона, уважение к индивидуальным свободам — также являются основой исламских ценностей, дарованных нам Богом. Ни один политический или религиозный лидер не имеет полномочий попирать эти законы.

Прискорбно смотреть, как религиозные учеными предоставляют богословское обоснование угнетениям и коррупции правящей партии или просто молчат. Те, кто использует язык и символы религиозных обрядов, но преступает центральные принципы их религии, не заслуживают такой лояльности от богословов.
Выступать против угнетения — это демократическое право и гражданский долг, а для всех верующих — религиозная обязанность. Коран ясно показывает, что люди не должны оставаться безмолвными при несправедливости: “О вы, которые уверовали! Будьте стойки в справедливости, свидетельствуя перед Аллахом, если даже свидетельство будет против вас самих, ваших родителей или родственников…” [“Женщины”, 4:135]

Последние 50 лет я имел счастливый шанс принять участие в общественном движении, которое иногда называют “Хизмет”. Среди участников и сторонников движения — миллионы турецких граждан, которые посвятили себя межрелигиозному диалогу, общественным работам, благотворительной деятельности и облегчению доступа к образованию, способному поменять жизни. Они учредили более 1000 современных светских школ, образовательных центров, вузов, больниц в более чем 150 странах мира. Они — учителя, журналисты, предприниматели и обычные граждане.

Риторика, неоднократно используемая правящей партией с целью расправиться со сторонниками движения «Хизмет», является не чем иным, как предлогом оправдать свой собственный авторитаризм.
Участники «Хизмет» никогда не образовывали какой-либо политической партии и не преследовали политических амбиций. Их участие в движении обусловлено внутренними мотивами, они не ожидают внешних наград.

Я провел 50 лет, проповедуя и обучая ценностям мира, взаимоуважения и альтруизма. Я выступал защитником образования, общественных работ и межрелигиозного диалога. Я всегда верил в поиск счастья через счастье других и добродетель поиска Бога через помощь Его людям. Какое бы влияние мне не приписывалось, я использовал его в качестве средства для содействия образовательным и социальным проектам, которые помогают воспитывать добродетельных членов общества. Политическая власть меня не интересует.

Многие из последователей религиозного движения «Хизмет», включая меня, когда-то поддерживали политическую повестку ПСР, в том числе и начало нового раунда переговоров с Европейским союзом в 2005 году. В то время наша поддержка была основана на принципах, как и наша критика сегодня. Это наше право и обязанность — говорить о государственной политике, имеющей глубокое влияние на общество.

К несчастью, наши демократические выражения против коррупции в государственных органах и авторитаризма превратили нас в жертв охоты на ведьм; и движение “Хизмет”, и я стали целью риторики ненависти, очернительных кампаний в СМИ и правового притеснения.

Точно так же, как все другие сегменты турецкого общества, сторонники движения “Хизмет” есть и в государственных организациях, и в частном секторе. Эти граждане не могут быть лишены своих конституционных прав или подвергаться дискриминации из-за их симпатии к идеалам «Хизмет» до тех пор, пока они соблюдают законы страны, правила, установленные в учреждениях, и основные этические принципы. Навешивание ярлыков и “черных меток” на любой слоя общества и рассматривание их как угрозы является признаком нетерпимости.

Не только мы являемся жертвами репрессий ПСР. Мирные экологические протестующие, курды, алевиты, немусульманские сообщества и некоторые группы мусульман-суннитов, не равняющиеся на правящую партию, также подвергаются гонениям.

Без системы сдержек и противовесов ни один человек или группа не застрахованы от гнева правящей партии. Независимо от своих религиозных взглядов, граждане могут и должны объединяться вокруг универсальных прав и свобод человека и, используя демократические методы, противостоять тем, кто нарушает их права.

Турция дошла в данный момент до того, что демократия и права человека практически отложены в сторону. Я надеюсь и молюсь, чтобы власти развернули свое нынешнее господствующее направление. В прошлом турецкий народ отвергал выбранных лидеров, сбившихся с демократического пути. Я надеюсь, что турецкий народ воспользуется своими юридическими и демократическими правами, чтобы возродить будущее родной страны.

Источник: Perevodika

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Stumbler на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Комментарии

Сортировать по:   новые | старые
КОЛОНИЗАТОР
КОЛОНИЗАТОР

Ф.Гюлен одиозный тип; если проводить параллели с Россие-это турецкий Навальный. Выкормыш Госдепа. Гринго озаботились,что Турция начала реанимировать Османскую империю,и потому начали «старые песни о главном»,уже всем набившие оскомину: демократия,»права человека» etc.

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.