Как прошли выборы

Прошедшие в России 10 сентября муниципальные выборы можно охарактеризовать двумя особенностями.

Во-первых, практически никто, ни из участников, ни из международных наблюдателей, не заявил о фальсификациях. Как это ни странно, но похоже все довольны результатами на этих выборах.

Даже Жириновский и Зюганов, которые традиционно орут о том, что у них воруют голоса, начиная с 1991 года – и те заявили, что избирательная компания была честной и хорошо организованной. Вот когда такое было? На моей памяти никогда, и вдруг вот так. Стареют, что ли?

Более того, многие иностранные наблюдатели (итальянские, французские, чешские) оказались под сильным впечатлением от технических решений на выборах в России, и собираются рекомендовать многие из увиденных технологий (QR-кодирование, возможность голосовать по месту фактического проживания, автоматизацию и компьютеризацию процессов) к внедрению у себя дома.

Во-вторых, низкая явка на выборах (в Москве она составила всего около 14,8%) свидетельствует о том, что общество достаточно расслаблено и не слишком политизировано. Никаких надрывных призывов «Голосуй, или проиграешь», никаких отчаянных попыток мобилизации, никаких жёстких противостояний. Даже призыв к бойкоту в этот раз я видел только один, от какого-то одинокого фрика, и он не был никем поддержан.

Это при том, что в выборах принимали участие представители 42 партий, в том числе и большинства оппозиционных, открыто декларирующих «непремиримость в борьбе с текущей властью».

Я бы даже сказал, что конфликтов было больше между Навальным, Гудковым и Явлинским (что, кстати, понятно), между «Яблоком» и каким-нибудь «Парнасом», чем между властью и оппозицией.

Кстати, ещё больше стало заметно, что нынешняя КПРФ стала вполне себе либеральной партией, чьи депутаты открыто поддерживают Навального (и Навальный не менее открыто поддерживает их).

Из всего вышеизложенного мы можем сделать вывод, что никакого реального раскола и напряжения в российском обществе не наблюдается, а страсти кипят лишь в студиях у Соловьёва и Норкина, а также в комментариях в интернете. В реале же все живут своей жизнью, работают и отдыхают, рожают детей и планируют турпоездки. В общем, живут повседневной жизнью, не готовясь ни к каким внутренним потрясениям и революциям.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Stumbler на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

Сортировать по:   новые | старые
Henren
Henren

Вот это и плохо.

provincial1
provincial1

Во-вторых, низкая явка на выборах (в Москве она составила всего около 14,8%) свидетельствует о том… Свидетельствует это о незнании людей для чего проводятся эти выборы. У нас ведь как — выбрали «самого главного по стране» ну ещё «этих, которые в Думе болтают» и всё, а для чего нужны местные органы власти могут внятно объяснить от силы один — два человека из десяти.

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.