Эвтаназия старых капиталистов и проблемы среднего класса

Не так давно журнал «Плейбой» объявил о прекращении публикации фото обнаженных моделей. Умер символ «золотого тридцатилетия» (1945–1975), доступная карьера, доступные дома, доступные машины, доступные женщины. Потребительский рай окончательно уходит в прошлое. Тома Пикетти, экономический гений, объяснивший, почему богатые теперь будут становиться богаче, а все остальные – и на Западе, и в России – беднее, пока не получил Нобелевскую премию по экономике, но обязательно её получит.

Книга «Капитал в XXI веке» потрясла воображение экономистов и политиков, а британские лейбористы готовы на основании теории Пикетти осуществить экономическую политику по конфискационному налогообложению богатейших классов с целью не допустить дальнейшего распространения неравенства.

Поскольку цена теории Пикетти – триллионы долларов, то, разумеется, немедленно начались нападки со стороны либеральных экономистов из Financial Times. Знакомство и с книгой, и с этими нападками убеждает, что в основном это диффамационная кампания, наподобие тех, которые заказывают табачные монополии против докладов о вреде курения.

В чем же состоит эта новая теория и какое она может иметь значение для нас в России?

1

Пикетти нанес смертельный удар либеральному рыночному консенсусу, который установился после краха коммунизма, ознаменованного падением Советского Союза и рыночными реформами в Китае.

Представлялось, что в ХХ веке страны, сохранившие капитализм и рыночную экономику, испытывали бурный экономический рост, смелые предприниматели внедряли инновации, которые делали общество еще богаче, рос уровень образования и культуры, повышаемый свободой слова и научного исследования, разумная экономическая политика государств по кейнсианской или неолиберальной модели помогала даже самым бедным становиться богаче.

Тем временем угрюмые коммунистические державы бубнили себе под нос, что капитализм – это эксплуатация человека человеком и загнивает, а на деле загнивали сами, технологически отставали, теряли эффективность и, в конце концов, пали под ударами зубастого тэтчеристского капитализма.

Пикетти с огромным массивом фактов и цифр, сведенных в понятные графики и таблицы, показывает, что эта картина неверна. Новые технологии не порождают взрывного экономического роста. Никакого волшебного рецепта экономического чуда у капиталистических экономик нет, как, впрочем, и у покойных социалистических.

С чем же тогда был связан тот факт, что в то время как в начале ХХ века в Европе наблюдалось чудовищное экономическое неравенство, затем началась коррекция, поднявшая из глубин нищеты средний класс, снабдившая его автомобилями, хорошими домами и смартфонами?

Пикетти утверждает, что это связано с тем, что между 1914 и 1945 годами старый европейский капитализм умер. Произошла эвтаназия старых капиталистов-собственников. Распределение национального дохода стало значительно более равномерным именно потому, что не стало слишком богатых. В Европе случилась та самая Мировая революция, о которой так долго говорили большевики, но которой они не заметили.

Пикетти показывает, что чем выше соотношение между национальным капиталом (то есть совокупностью недвижимости, всевозможных экономических активов и прочего, что может приносить доход не в виде заработной платы) и национальным доходом (то есть суммой всех полученных выплат), тем больше в том или ином обществе выражено неравенство.

Если национальный капитал равен 6-7 годовым национальным доходам, то это будет общество сверхбогачей, рантье, живущих на проценты или арендную плату с недвижимости. Если же размер национального капитала сжимается до 2-3 или менее национальных доходов, то большая часть дохода в обществе достается трудящимся – рабочим, ученым, госслужащим, предпринимателям.

2

Принцип «богатому прибавится – у неимущего отнимется» осознан был в глубокой древности. Деньги притягивают к себе деньги, капитал порождает еще больший капитал. Быть нищим, напротив, чрезвычайно дорого и расходно.

Картину «прекрасной эпохи» перед Первой мировой войной создавали старые аристократы и ростовщики, к постепенно обесценивавшейся земельной собственности прибавившие всевозможные ценные бумаги, вклады и облигации, и рантье, жившие на проценты с государственного долга.

Сравнительная стабильность, которая сохранялась в эпоху «столетнего мира» (1815-1914), способствовала тому, что представители высших классов становились «наследниками всех своих родных», концентрируя в немногих семьях огромное имущество. Большая часть национального дохода попросту не могла быть выброшена на рынок труда, заранее притягиваясь магнитами огромных состояний.

Предпосылкой государства всеобщего благосостояния, возникшего после Второй мировой войны, стала катастрофа, постигшая Европу в период мировых войн. Настоящий Закат Европы. Первая мировая с ее разрушениями и огромными человеческими потерями. Революции, убившие сразу несколько империй – Российскую, Германскую, Австрийскую, Османскую. Кошмарная послевоенная гиперинфляция, помножившая почти все денежные активы на ноль, особенно в Германии.

Дольше сохраняла свою стабильность Америка, где такой чудовищной концентрации, как в Европе, не было, но и за ней пришла смерть капитала в годы Великой депрессии. Чудовищные разрушения Второй мировой войны, военные долги государств, распад колониальных империй и потеря зарубежных вложений европейцев довершили дело. К 1950 году, согласно Пикетти, в отношениях капитала и национального дохода был достигнут абсолютный минимум: капитал едва превышал два годовых дохода.

3

Магнетический эффект капитала перестал работать, и большая часть дохода была выброшена на рынок труда, распределяясь в виде зарплат. Государства национализировали значительную часть промышленности и практиковали кейнсианскую финансовую политику, превратившую западные страны в своеобразную финансовую пирамиду. Государство с помощью налогов забирало значительную часть доходов, допечатывало сколько-то денег, а затем раздавало деньги всем – имущим и неимущим, включая и тех, у кого только что их забрало.

Такая модель создала действительно довольно демократичное общество равных возможностей, по сравнению с которым угрюмый коммунизм выглядел нелепо. Но предпосылкой этого общества был тот же крах старого капитала, что и в обществе коммунистическом.

Там, где большевики прошлись с наганом и продотрядами, там Европа обернула на пользу инфляцию. Фатальная экономическая ошибка в конструировании советской системы была сделана позднее, когда в ходе коллективизации были уничтожены сами основы рынка, частной инициативы, работы на себя, а не только крупный капитал.

Вместо экстремального выражения общеевропейского пути на ликвидацию засилья капитала СССР превратился в древний Шумер эпохи III династии Ура. Но из общего ритма декапитализации советская система не выбилась.

Послевоенный экономический рост, бывший в Европе и особенно в Германии просто-напросто восстановлением, разумеется, вел к постепенному накоплению капитала. Это были уже не старинные земли и облигации рантье, а прежде всего жилье и акции предприятий, соучастие в предпринимательстве.

Обеспеченный европеец становился домовладельцем – это было фундаментом его личного капитала. Высокие заработки, наследственная концентрация, преимущества, предоставленные государством всеобщего благосостояния, делали всех, кто не упускал своих шансов, богаче. С жалких двух нацдоходов капитал европейцев и американцев вырос до четырех и устремился к пяти.

И тут выяснилось, что новый капитал хочет быть таким же хищником, как и умерший старый. Он хочет получать высокие доходы с капитала, не работая, свободно распоряжаться и не делиться.

Вошла в моду тенденция, которую мы называем тэтчеризмом – снижение налогов, преференции «бизнесу» (а на деле владельцам капитала), циничное урезание соцрасходов, проповедь идеи, что бедный беден потому, что он лентяй и неудачник. Заработать себе состояние стало все сложнее, а удачно жениться на наследнице вновь стало хорошей стратегией.

4

Аналогичные процессы произошли и в изолировавшемся от рынка и капитализма Советском Союзе. Здесь тоже шел бурный восстановительный рост. В основе социальной политики стало все больше бесплатных услуг населению.

А главное, началось создание заново частного капитала в виде масштабного жилищного строительства. Благодаря такой политике, знаменитых «черемушек», десятки миллионов советских людей получили в руки огромный капитал, рыночная стоимость которого до падения год назад рубля колебалась от 100 до 300 тысяч евро, то есть была сравнима с капиталом средней европейской семьи из двух человек.

Зарплаты и потребительские блага, доступные советскому человеку, были более ограниченными, чем у западных соседей. Доступные товары были часто дефицитны и худшего качества. Но зато фундаментальная форма капитала, недвижимое имущество, выдавалось даром и с невысоким уровнем коррупции. «Бизнес-стратегии» советских людей нацелены были на удержание квартир в семье и концентрацию капиталов, чему посвящена знаменитая повесть Юрия Трифонова «Обмен».

«Человек с жильем», созданный советской властью новый капиталист, повел себя так же, как новый капиталист на Западе – потребовал признания государством свободы своего распоряжения капиталом и гарантий своих прав собственника. Не случайно Маргарет Тэтчер в СССР того времени была для обывателей культовой фигурой. Они требовали своего собственного «тэтчеризма». И получили его в виде «гайдарочубайса».

Полученное понравилось нам не больше, чем английским шахтерам нравилась Тэтчер. «Реформаторы» начали восстановление в России капитализма не с закрепления прав собственности и постепенного высвобождения рыночного оборота доходов, а с разрушения государственной собственности, от которого «частнику» все равно проку не было и которое привело к созданию огромных незаработанных сверхсостояний клептократов-олигархов.

Но реформаторы вынуждены были исполнить по крайней мере один пункт программы «реального капитализма» – самый некапиталистический. Совершенно задаром миллионы квартир перешли в руки тех, кто в них жил.

В постсоветской России образовался хотя и странный по происхождению, но вполне настоящий средний класс, характеризуемый высшим образованием и наличием солидного имущества в виде собственного жилья и связанного с ним дохода (а экономисты, как подчеркивает Пикетти, записывают сумму, сэкономленную на аренде жилья, в ваш личный доход, и каждому квартировладельцу в России должен приписываться доход от 30 до 100 тысяч рублей, даже если он нигде не работает).

Не все представители этого странного среднего класса смогли сразу обеспечить себе достойные заработки, но положение постепенно улучшилось. Сейчас «человек с жильем», как правило, неплохо зарабатывает.

5

Но здесь Россия снова попала в ловушку общемировой тенденции, отмечаемой Пикетти. Его самое нервирующее многих утверждение состоит в том, что соотношение дохода и капитала в развитых странах движется по модели U. От резкого падения в первой половине ХХ века капитал вновь идет к высочайшей концентрации, производя, особенно в США, все большее и большее неравенство.

К 2030 году в руках 1% (верхняя центиль) сосредоточено будет 25% богатства США, в руках 10% (верхняя дециль) будут 60% богатства. На долю 40% бывшего среднего класса останется лишь 25% богатства, а на долю беднейших 50% – лишь 15% богатств. Эта пирамида будет близка к той, которая обрушилась в Европе в начале ХХ века и, не исключено, тоже обрушится. Чтобы это не сопровождалось социальным коллапсом, Пикетти предлагает экстренное введение сверхналогов на капитал богачей, носящих почти конфискационный характер.

Одновременно со стабилизацией положения среднего класса в эпоху процветания 2000-х начался и его коллапс, так как исчезли условия, которые его производили.

Бесплатных квартир, а значит и капиталов, больше не делают. Бесплатное образование умерло. Умерли практически все «скрытые доходы» гражданина – от бесплатной медицины до права бесплатно поставить машину под своими окнами. Наш средний класс лишен возможности накапливать и непрерывно должен платить. Жилой фонд стареет, естественный ход рождений и смертей ведет к концентрации наследств во все меньших руках.

Странный средний класс исчезает ввиду слома породившего его своеобразного экономического механизма советской рекапитализации и постсоветской реставрации. Части его удается зацепиться на положении новых рантье, сдающих квартиры. Большинство же погружается в непроглядный мрак. А над всем этим хохочут топ-менеджеры корпораций и ошметки ельцинской клептократии.

6

Существуют ли способы восстановить равновесную модель, далекую от крайностей неравенства? На мой взгляд, да. И в России они не совсем те, что предлагает Западу Пикетти.

Налоговое раскулачивание нам не поможет – мы столкнемся с чудовищным уклонением от налогов. Возможно, идеальным решением было бы повторение и постановка на поток маленковско-хрущевского социального эксперимента. То есть производство среднего класса не за счет создания ему денежного дохода, который он вполне способен сам найти на рынке, а за счет производства его имущественных условий, то есть жилья и земли (которую Пикетти, живя во Франции, сильно недооценивает – для нас усадебная земля является серьезным имущественным ресурсом), а также бесплатного образования как главного фактора, повышающего производительность труда.

Государственная программа должна быть нацелена на то, чтобы дать гражданину, во-первых, бесплатно землю, во-вторых, практически бесплатное жилье, на условиях легчайшей ипотеки не выше средней цены аренды и со льготными условиями перевода в собственность и, в-третьих, открывая широкий доступ к бесплатному образованию. А вот уже под эти задачи можно собирать и высокие налоги, и расходовать нефтедоллары.

Неравенство и высокая концентрация капиталов провоцируют социальную нестабильность и подталкивают к коллапсу всю социальную систему – на что обращает внимание Пикетти. В наших российских условиях коллапс имеет гораздо более жесткие формы, нежели в Европе и Америке.

Необходимо удерживать от схлопывания ворота тюрьмы неравенства, а это у нас возможно, только непрестанно производя средний класс. Да, он у нас немного странный, как комнатное растение. Но никакого «естественно сильного» среднего класса в мире не существует. Равенство в среднем достатке везде выглядит как искусственный продукт. Именно это и удалось показать в своем исследовании автору «Капитала в XXI веке».

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ufadex на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение лицензия Мчс на обслуживание пожарной сигнализации, mail будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

Сортировать по:   новые | старые
Gena
Gena

Не самый глупый вопль души, но государство -это не только Путин, но и те самые олигархи, негодяи и прочая …Поэтому ждать субсидий и поддержки от этих … наивно.

olegator
olegator

Всякий раз когда читаю подобный анализ советской эпохи, вспоминаю слова преподавателя политэкономии в институте, которая говорила, что даже на кафедре научного коммунизма московского университета, среди профессорскопреподавательского состава, не было специалистов по экономике социализма. По капитализму пожалуйста, пруд пруди. По социализму полный провал. На экзаменах самым страшным был вопрос, как формировалась прибыль в социалистической системе хозяйствования. Никто толком ответить не мог, включая преподавателя. Сегодня я наблюдаю аналогичную картину, даже маститые экономисты типа Григорьева, несут пооный бред, когда пытаются объяснить, так как же работала социалистическая экономика? Я уже не говорю о либеральной школе, там вообще прощай мозги, а ведь разобраться стоит, ведь за все время своего существования социалистическая экономика ни разу не имела отрицательного значения, а темпы роста никогда не опускались ниже 10%. Никогда не было инфляции и бюджетного дефицита, задержек зарплаты и прочих радостей капитализма. Все проблему в экономике начались, как только в социалистическую систему хозяйствования внедрили хозрасчет. Это был смертельный вирус, который и выродился во все ужасы, которые либеральные идиоты стали приписывать социализму. До сих пор, за исключением отдельных авторов, я не встречал внятного анализа, так как работает экономика социализма? Все что написано в статье выше, обычная глупость не имеющая к социализму никакого отношения. Слом системы имел абсолютно другие корни и никакой из этих корней не имел отношения к экономике СССР. В точке разрушения экономика СССР составляла 21% от мирового объема, американская 25%. Разница существовала, только из за разницы систем учета фондов и ценообразования. 54% импорта СССР составляли машиностроительные технологии, вы что всерьез думаете что Калибр и Армату создали либералы? По уровню роботизации СССР уступал только Японии, но ожидалось, что разрыв обнулится к 2000 году. В области полупроводниковых лазеров мы обгоняли весь мир на 30 лет! В области систем ПВО на 50 лет, во время Карибского кризиса системы ПВО гарантировали победу над Америкой, но Хрущев не хотел разрущать американцев, он хотел жить как американцы. Вообщем утомили бредни. Ребята изучайте собственную историю, там столько невероятного. И именно там все ответы на сегодняшние трудные вопросы.

olegator
olegator

А чем он унылый? Сравнивать рынок ширпотреба для разных систем разделения труда, значит не понимать, вообще, как структурно строится экономика. Для массового товара необходим размер, если нет возможности делать миллионы единиц, выйти на максимальный уровень качества не получится, для этого нужны ресурсы. Проблему ширпотреба прекрасно понимали в СССР, потому и пытались копировать западную систему. В СССР производили 85% процентов всей мировой номенклатуры товара, в Америке 15% и это для капитализма очень много. По фундаментальным исследованиям охват был больше 90%, никто больше на Западе и близко этого не делал. Страна стремительно уходила вперед, ни разу не споткнувшись, но массовый рынок поднять до уровня Запада было невозможно, пока не отстроится производственный контур, вот его и лихорадочно строили. Но задачу эту совместили с резким ростом инфраструктурных проектов, отчего ослабли вложения в социальную среду, а тут еще реформа Косыгина Либермана подоспела и похоронила надежды на отечественный ширпотреб. В чем видит мистер Григорьев, самый продвинутый наш экономист, куда круче, чем Пикетти, выход из системного кризиса капитализма? В возрождении красного проекта, альтернативы нет. Читайте не только либералов, начнете больше понимать.

Stumbler
Stumbler

Объем производства народного автомобиля для достижения рентабельности должен составлять не менее 100 тысяч машин в год. Это базовая цифра для современных автозаводов, в 1971 году она была даже ниже.

ВАЗ, как известно, при СССР делал по 300 тысяч машин в год на каждой нитке конвеера, суммарно — 600-900 тысяч в год. При этом делал фактически 2, максимум 3 модели машин. То есть тиражность по меркам современного автопрома была даже чрезмерна.

И что же мы видим? Машины были полным УГ. Ну то есть в 1971 году это был просто слегка устаревший Фиат-124 образца 1965 года, чуть модернизированный. Но когда этот Фиат делали практически без изменений 40 лет — это, простите, писец.

Вы можете сколько угодно тут рассуждать про «красные проекты» и прочую чепуху, но правда была в том, что в условиях закрытого рынка ВАЗу было тупо незачем напрягаться и делать новое — И ТАКОЕ СТАРЬЕ ВОЗЬМУТ, никуда не денутся, другого-то всё равно нету.

Забавно, что Зубило на ВАЗе «разрабатывали» только для того, чтобы разворовать валюту. Никакой необходимости в новой модели завод не испытывал, но вот руководство завода и минавтопрома, привыкнув тырить валюту на запуске итальянского завода, никак не могло остановиться. Вот поэтому всё в зубиле спроектировано иностранными фирмами, и даже гумнокузов доводили специалисты Порше — они откатили больше всех, даже мерседесовцы не дотянулись.

Красный проект такой красный.

Henren
Henren

Вы, простите, этот «красный проект» живьём-то видели? Лично я в гробу видел коммунизм и его проявления. Весь этот ср@ный проект базировался на разграблении ресурсов России — и только. Всех ресурсов — природных и людских. А когда разграбили и грабить стало больше некого, проект благополучно издох. Всё остальное — чушь собачья. В т.н. «социалистическом лагере» работали только русские. Все остальные лишь потребляли. Кто больше, кто меньше, но все. С распадом СССР, когда Россия впервые за 400 лет, с времен «Смутного времени» направила свои ресурсы на внутреннее потребление, это проявилось во всей своей красе. Где там «житница СССР» и «витрина СССР»? Там же, где и были до времен прихода туда русских — в глубочайшей заднице. А Россия — нет.

provincial1
provincial1

А сталинский СССР не был «Красным проектом»? Извратить можно любую идею. Может дело в исполнении?

Henren
Henren

Сталинский СССР ни к какому проекту не относился. Это была восстановленная на новом технологическом укладе в своих прежних границах Российская Империя, политико-экономическая формация — смешанный государственно-частный капитализм. В отличие, например, от классической английской формации того времени, где был чистый, по Ленину, империализм. Основанный на эксплуатации захваченных силой оружия колоний. В СССР того времени коммунистическая идеология находилась на задворках. Т.е. болтать-то о ней болтали, но реально рулили не идеологи, как в 20-е, а производственники и научные кадры. Ибо социализм, по Сталину, Советскому Союзу только предстояло построить, и как это сделать, он тоже не знал. Никаких колоний Россия тогда не эксплуатировала, но и сама перестала быть дойной коровой для бездельников всех мастей. Республики СССР, не говоря уж о «странах, выбравших некапиталистический путь развития», не могли рассчитывать на потребление ресурсов более тех, что производили сами. Т. Сталин просто заставлял всех работать. В этом — коренное отличие правления т. Сталина от правления взявших затем реванш троцкистов, которые продолжили использовать Россию как «пучок соломы»(с) для топки при реализации их завиральных коммунячьих идей. Троцкисты во главе с правым троцкистом Хрущевым сразу же объявили о том, что социализм в СССР построен, и к 1980 году они построят коммунизм. Построили, для себя и туземных элит. Да так, что к 80-му упустили управление внезапно возжелавшими незалежности окраин. Ну т.е. как внезапно — их желания заботливо вырастили коммуняки.

kemnik2014
kemnik2014

Г-н Н, снова меня порадовал. Воспроизведенное им есть этакая квинтэссенция взгляда особо одаренных на вышеописанную тематику. Подобное толкование вдалбливалось нам забугорниками с самого начала перестройки. И иным, как видите, вдолбили. Это, к сожалению, следствие определенной узколобости, некритичного мышления, ограниченного кругозора и ублюдочного местечкового мировоззрения. И, вы не поверите, но индивидуумов с подобным мышлением и мировоззрением в сияющих мегаполисах(с вершинами технического прогресса и океанами информации) оказывается ничуть не меньше, чем в пресловутых «Ельце аль Конотопе». В данный момент именно подобные индивидуумы являются ресурсом и движущей силой российского капитализьма. И им, естественно нужна нравственная опора, которой взятся неоткуда, в силу человеческой ублюдочности капитализьма. Приходиться опираться на противопоставление, и объявлять ублюдочным советский социализм. И категорически на этом настаивать. В подчиненных сми и гуглоцарстве, устами соответственно простимулированных бла-бла спецов как раз именно это давным-давно и делается. Лохи, естественно, ведутся.

Henren
Henren

Если Вам так по нраву социализм, чего ж в России сидите? Ехали бы на Кубу или там к т. Киму, и хлебали бы коммунизм полной ложкой.

kemnik2014
kemnik2014

Знакомые пожелания. Не все интернеты одинаково полезны, уважаемый. Вы полны сетевыми штампами, как собака блохами. Ибо эти штампы выструганы как раз под ваше отнюдь не идеальное миропонимание. Впрочем, оно у всех нас неидеальное. Только у некоторых процент неидеальности буквально зашкаливает.
Кстати, социализмы и коммунизмы на планете Земля получались очень разными. Где-то в зависимости от адекватности и менталитета, где-то еще почему. А вы, по обычаю особо одаренных, все в кучу. Скучно с вами…

Henren
Henren

С вами тоже. Вам, небось, больше по душе коммунизм Пол Пота. Впрочем, они все одинаковые. Разные сорта дерьма.

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.