Буржуй и пролетарий друг без друга не могут

У Энгельса есть интересная концепция: единство и борьба противоположностей как единственный двигатель развития.

В полном соответствии с этой концепцией буржуй и пролетарий друг без друга не могут (буржуй без работников — никто. И пролетарий без буржуя – безработный бомж), но они находятся в постоянном антагонизме.

Если бы окончательно победил буржуй, то пролетарий бы работал бесплатно, а кормился бы со своего огорода, обрабатываемого по ночам.

А если бы победил (чисто теоретически!) пролетариат, то пролетарий ел ананасы и рябчиков жевал, а буржуй раз в неделю приносил бы ему на дом зарплату.

Они борются друг с другом каждый за своё счастье. И эта борьба обеспечивает как социальное, так и техническое развитие. Внедряются новые станки, чтобы сократить пролетариев, повышается их оплата, ибо сытые не бунтуют и т.д.

Такие же отношения характерны для всего общества. Продавец и покупатель, Управляющие и управляемые. Идеал, к которой стремится каждая из этих страт, можете представить сами.

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Stumbler на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.