Адекватный замысел. Понаехавшие

ЕДУТ НОВОСЁЛЫ

Сейчас всё чаще раздаются голоса, что надо-де пригласить к нам русских из бывших союзных республик СССР, дать им гражданство, и пусть живут и трудятся наши люди. Помимо того, к нам едут не только русские, но и масса других людей – наших бывших соотечтественников и не только. Едут и оказываются строго в больших городах. А точнее – в Москве.

Одно утешение: нам страшно повезло с климатом. Не будь русской зимы, Москва давно бы обросла фавеллами на манер тех, что окружают любой латиноамериканский город. Я видела такие в Лиме и в Рио-де-Жанейро. Именно видела — с почтительного расстояния: соваться туда не то, что иностранке, а и своим-то не рекомендуется.

Приезжие могут оказаться и благом, и злом. И дополнительными руками, и лишними ртами. Всё зависит от организации дела. Всё это вообще часть более общего вопроса: население страны – это благо или бремя? Однозначного ответа нет.

Если будет начата политика индустриализации, рабочие руки – потребуются. Для строительства дорог, домов, всей промышленной инфраструктуры. Новая индустриализация невозможна вне плановой экономики под руководством государства. А плановая экономика не может обойтись без планового распределения рабочей силы по территории.

А это предполагает отказ от сакрального принципа свободы передвижения и выбора места жительства. Иначе, дорогие товарищи, ничего не получится.

На этом месте поднимается вой до небес: крепостное право! Сталинизм! Гулаг!

Меж тем, и крепостное право, и институт прописки – всё это родилось не по причине природной кровожадности российских начальников, а из вполне объективной необходимости. И сегодня вопрос стоит так: либо твёрдое регулирование местожительсва, либо – дальнейшее увязание в отсталости с дальнейшим угасанием в качестве народа и государства. Разумеется, необходимо делать всё в комплексе: плановое хозяйство, индустриализация и – прописка, твёрдое распределение мигрантских потоков, а также закрепление работников по месту жительства и работы, распределение выпускников вузов.

Разумеется, никто не отменял экономического и морального стимулирования, личной заинтересованности и т.п., но факт остаётся фактом: свободное перемещение населения – это стекание его в большие города с их болезненным разбуханием и оголение всей территории.

КРАЙ РОДНОЙ НАВЕК ЛЮБИМЫЙ?

А оголённая территория – пуста. Одно время все с интересом рассматривали карту земли, сделанную из космоса ночью. Большая часть нашей страны – тёмная. Именно поэтому наша земля психологически воспринимается другими народами и государствами как terra nullius – ничейная земля. Сегодня есть много признаков того, что мы стоим накануне большой перекройки колониальных владений в мировом масштабе. Снова выволакивается на свет так называемый «принцип эффективной оккупации», сформулированный Берлинской конференцией 1884 г. по вопросам колониальной политики. Намекают осторожно, что-де и Россия была участником конференции, да и вообще это один из принципов международного права… Принцип этот отлично описывается английской поговоркой «use it or lose it» — используй, а то потеряешь. Имелось в виду, что колонизатор должен разрабатывать богатства захваченной территории, а не может – пусть отдаст другому. В любом случае, оставлять вещи без присмотра – опасно: что на вокзале, что в международной политике.

Следовательно, нам нужно заселять территорию, подтверждая тем самым свой суверенитет на неё.

Наша территория не просто велика – она крайне неравноценна по условиям проживания. И неприятность состоит в том, что осваивать её надо всю: природные богатства сосредоточены не в курортных местах.

11

Русский народ находил нетривиальные способы освоения данной Богом и судьбой территории. В.О. Ключевский подробно рассказывает, какую роль сыграли т.н. «пустынные» монастыри в деле освоения «северов».
Да что там «северА» – даже и на исконных-то территориях сохранить население — и то задача. Если население есть – можно говорить о каком-то развитии, нет населения – всё пустые слова.

Вот именно такую функцию – удержания народа на местах и прикрепления к тем местам, в которых этого населения не хватает, – и взяла на себя проклятая, всеми ненавидимая прописка.

На первый взгляд, кажется, что такое положение выгодно государству, а для человека – тяжко и угнетательно. На самом деле, и для самого человека это полезно и благотворно.
В прикреплённости к своему месту есть большой смысл. Если ты знаешь, что тебе здесь жить если не до конца дней, то неограниченно долго – ты так или иначе в это место вкладываешься. Ты стремишься его улучшить, украсить или уж, во всяком случае, не гадить там. Потому что это твоё место, в какой-то мере – часть тебя самого. Помню, когда-то на школьных тетрадках печатали цитату из Чехова: «Если б каждый на своём клочке земли сделал всё, что может, как прекрасна стала бы наша земля» (цитирую по памяти). И это чистая правда, в суете забытая нами.

Иное дело, если пред тобой, что называется, открыт весь мир. На первый взгляд, кажется, что такое положение несравненно лучше и счастливее. Иди куда сам знаешь, живи где хочешь. Не понравилось тут – езжай в Москву, не сложилось в Москве – попробуй за границу. В интернете не прекращаются обсуждения: свалить из Рашки или покуда остаться в «этой стране».

На самом деле возможность «свалить» пагубна и, как теперь принято выражаться, контрпродуктивна. Пагубно это для страны, для народа и для самих героев. Пагубно для тех, кто уезжает, для тех, к кому он приезжает, и для тех, кто остаётся тоже пагубно. Уезжая, человек годами, а то и десятилетиями, живёт на два дома, не пойми как, не прикипая душой ни к одному из мест. От старого места он оторвался (это провинция, «дыра», никаких перспектив, нечего ловить – он это место презирает), а на новом месте – презирают его. Тут он провинциал, «понаехали тут». Новое место тоже ощущается как враждебное, не своё.

Но этим дело не исчерпывается. Самая возможность вот так сняться и уехать – разъедает души и тех, кто никуда не уедет. Большинство ведь всё-таки никуда не уезжает, а так и проживает жизнь в своём углу. Но самая возможность уехать в какие-то богатые и счастливые земли, где жить легче, где и работать-то почти не нужно, – всё это действует разлагающе и деморализует. Человек раздумывает и примеривается, собственная жизнь кажется ему малоценной и неуважаемой, вкладывать труд в её улучшение он не будет: что в нашей дыре может быть приличного, пора валить отсюда, только вот надо решить, куда. Очень часто решение затягивается, порой до старости, но человек этот – ни в городе Богдан, ни в селе Селифан – живёт с чувством временности и случайности. Как вы думаете, такой человек работник? Правильно думаете.

Вообще, нет более надёжного средства стать хроническим неудачником, чем считать свою теперешнюю жизнь временной и случайной, только лишь подготовкой к какой-то новой замечательной жизни, которая откроется там, за горизонтом. В принципе, это всем известно, но многие, очень многие раз за разом повторяют эту классическую жизненную ошибку. Так вот химера отъезда – премного тому способствует. И, напротив, зная твёрдо, что тебе здесь жить – поневоле будешь об этом месте заботиться. Полюбишь его, потому что любим мы то, во что вложен собственный труд. Сама по себе местность или населённый пункт ни хорош, ни плох: таким или иным его делают люди – своим трудом, мечтами и мифами.

Советская прописка – так, как она была замыслена, – давала внятные ориентиры: ты по своему почину можешь уехать туда, где труднее, где хуже, а туда, где легче и лучше, — не можешь. Хочешь улучшать жизнь там, где труднее – пожалуйста. А приспосабливаться, искать лёгкой жизни – не выйдет. Недаром было такое осудительное советское словцо – «приспособленец», «искатель лёгкой жизни». Сегодня такой человек называется «успешным», «реализованным» и «состоявшимся», но это так, к слову. Таков был замысел, реализация, разумеется, далеко не всегда отвечает замыслу, но для того, чтобы реализовалось что-то достойное, должен быть адекватный задаче и внятно изложенный замысел. В эпоху наибольших успехов Советского Союза – он был.

Помню, наш преподаватель философии любил повторять: главное отличие человека от животного в том, что животное приспосабливается к среде обитания, а человек – приспосабливает среду к себе. Наличие прописки и ограниченная свобода выбора местожительства стимулировала человеческое поведение, а вот неограниченная свобода – животное. И оно – воспевается как самое разумное и прогрессивное. Более-менее энергичные и, так сказать, годные утекают туда, где и так относительно хорошо. А там, где относительно плохо, остаются «плохиши». В результате там, где было плохо, — становится ещё хуже, а где было хорошо – становится гораздо хуже, поскольку там – не протолкнёшься от искателей лёгкой жизни. «Лёгкой», конечно, весьма условно, но важно понять, что соблазн не улучшать жизнь на месте, а просто переместиться туда, где жить легче, в перспективе приносит неприятности всем.

НЕПЕРЕВОДИМОЕ СЛОВО «РАСПРЕДЕЛЕНИЕ»

Когда-то в юности столкнулась: не могу выразить по-иностранному советское понятие «распределение», т.е. посылка окончивших учебные заведения туда, куда требуется народному хозяйству. Мои родители, выпускники технического вуза 50-х годов, рассказывали: распределение было законом; не поедешь – разыщут и водворят на место работы с милицией. И это действовало: квалифицированные рабочие, инженеры и техники не оседали в больших городах, где учились, а отправлялись туда, где в них была нужда, где строились промышленные предприятия. Только такой подход к делу позволял максимально использовать те человеческие ресурсы, которые были в стране. Когда давление ослабло, когда насильно распределять перестали, всё тут же пошло неперекосяк: в больших городах выпускники не могут найти работу, а в глубинке хронически не хватает специалистов.

Мы ностальгически умиляемся: вот в 50-е годы какая замечательная была советская школа: приезжали ребята из Тьмутаракани и поступали в МГУ. Вот как замечательно учили! Учили, да, потому что было кому учить. Выпускники педвузов ехали по распределению, куда посылали. Уже в 70-е годы, когда я кончала школу, у многих выпускников провинциальных школ был прочерк в аттестате по тому или иному предмету: не было учителя. Вот не было и всё тут. Хотя совокупное количество выпускников педвузов было колоссальное. Просто они оседали по конторам в крупных городах, а не ехали к месту распределения.

То же самое было и с инженерами, и со всеми другими так называемыми «молодыми специалистами».
Это было практическое последствие «отмены крепостного права».

man2

Нужно же заинтересовать, создать условия, действовать экономическими методами! – так говорят прогрессивные и либеральные.

Разумеется, создавать условия, лучшие условия, всё более замечательные условия – необходимо. Тут нечего и говорить. Но сделать так, чтобы люди сами бежали из больших городов, от привычной, налаженной жизни, — в Тьмтуракань – этого экономическими методами достичь нельзя. Невозможно этого достичь экономическими методами! Просто потому, что туда должны сначала приехать люди и создать эти самые условия. И люди там должны постоянно находиться, чтобы эти условия поддерживать.

Вообще, экономические методы не универсальны, как мнится многим неофитам «экономикса», вовсе не всего и не везде можно достичь экономическими методами. Разумеется, и их забывать нельзя, присовокупляя к экономическим методам — моральные: прославление тех, кто честно выполняет свой долг, и моральное давление на уклонистов. Но при всём этом ничего не подействует, если нет государственного закрепления выпускников там, где они нужны.

КУДА ПРИЛЕТЕЛИ «ЛЕТУНЫ»?

Идеалом советской системы был работник, закреплённый на предприятии. В сталинские времена уволиться было не просто, не всех и не ото всюду вот так запросто отпускали. Тоже своего рода крепостное право лайт. Потом дело упростилось. Но морально всё-таки поощрялись те, кто работал подолгу и не бегал с места на место. А так называемые «летуны» — критиковались, высмеивались: несерьёзные, нереспектабельные люди.

Смысл в этом был большой и понятный. Хорошо работать и приобрести мастерство может только тот, кто душою связан с этой работой, кто знает, что будет тут работать и сегодня, и завтра, и в будущем. Для дела это лучше, чем если трудящийся, как сегодня, скачет амбициозным стрекозлом по офисам в погоне за новой строчкой в CV.

Сегодня так и учат мэтры офисной мудрости: работу надо искать всегда; устроился на работу – начинай искать, где лучше. Оно, может, конечно, и правильно в условиях нынешней нестабильности, но мастером, знатоком, умельцем при такой жизненной ориентации никогда не станешь. Свобода порхания сильно понижает качество человеческих ресурсов страны: и в 20 лет он ничего конкретного не умеет, и в 30, а в 40 уж и учиться поздно. Пока речь идёт об офисных сидельцах – это ещё ничего, а надо будет восстанавливать технику и промышленность – солоно придётся с такими жизненными навыками.

Сегодня найти специалиста любого профиля – трудно необычайно. За них работодатели держатся, их лелеют, боятся, что куда-нибудь исчезнет. У людей самых трудовых возрастов (30-50) не было случая сформировать трудовые навыки: предприятия позакрывались, развалились, специалисты разбежались… Если какие навыки и сформировали эти поколения – то разве что пронырства и внешнего селф-промоушена: умеют писать CV и проходить собеседования. Мой муж работает в области космической промышленности, так он говорит, что выпало целое поколение: есть деды (кому 60 и больше), есть в небольшом количестве внуки (кому 20-25), а «отцов» — нет. Деды уходят, и кто будет передавать опыт и умения внукам – неясно.

И это тоже плоды свободы…

Во многих моих читателях и собеседниках подобные рассуждения вызывают сильное раздражение: «Может, вы и ГУЛАГ оправдываете?»

Давайте не будем по-дамски махать руками: ужас-ужас-ужас! Гулаг – это система принудительного труда заключённых. Были жестокости, страшные жестокости, были и настоящие садисты – всё было. Но само по себе использование труда заключённых – полезное дело. Трудное, очень трудное по организации: контингент специфический.

У нас сегодня сидит примерно 1% населения, это крепкие мужики работоспособного возраста, а об экономических достижениях с использованием их труда – что-то не слыхать. Организация, надо понимать, хромает. На обе ноги.
Я читала, что вятский губернатор Белых сочинил диссертацию про Вятлаг, как это всё было ужасно. Согласна, ужасно. Но вот такая заковыка. Дай сегодня г-ну Белых миллион зеков или даже миллион киборгов, которых и кормить не надо, – вряд ли он что построит.

А принудительный труд и ссылку преступников в Сибирь в целях её колонизации – это ещё при Алексее Михайловиче практиковалось. Такова уж наша историческая судьба. Таково наше место на земном лике.

Глядя сегодня на картины нашествия на Европу новых гуннов, которые, скорее всего, в перспективе принесут те же последствия, что и старые, поневоле думаешь о том, как двулики и опасны самые высокие принципы. Как разрушительны они могут быть, причём для всех. «Безбрежной социальной мечтательностью» называл Николай Бердяев надежды и попытки учредить на земле идеальный мир: «Железная необходимость тяжело ударяет по этой мечтательности и обращает к действительности». Мне кажется, этот момент настал или близок. Хорошо бы нам хоть чему-нибудь научиться на чужом опыте.

Источник

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ufadex на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

Сортировать по:   новые | старые
provincial1
provincial1

Прописка? Распределение? А ещё бесплатное жильё, копеечное ЖКХ, бесплатные (почти) путёвки в санатории… Мечты, мечты, где ваша сладость.

Henren
Henren

Какой замечательный пост. Т.е. маасквичи будут продолжать жить в Мааскве, а остальные — крутить хвосты коровам во имя блага столицы. Не бывать тому. На деле вопрос людского заселения территории решается очень просто, буквально одни росчерком пера — предприятия должны быть зарегистрированы и платить налоги по месту фактического пребывания. И всё. А не так как сейчас, когда предприятие находится в провинции, а платит налоги в столице. Но ведь такой порядок маасквичам невыгоден — вот его и нет. И фактически мы имеем оккупацию страны московитами.

Russian
Russian

Henren
Лучше чем сказали Вы и не скажешь. Подозреваю, что автор статьи литовку (косу), равно как и лопату для уборки снега видел строго из окна своего авто. Жить в таких местах, где указанные орудия являются инструментом регулярного использования ему точно не приходилось.
Он просто уверен, что уже поспел для того, что бы решать судьбы народа и страны. В его мыслях уже нет людей! Женщины, дети, все это материал, ресурс которым нужно и необходимо распоряжаться безжалостно во имя процветания страны.

КОЛОНИЗАТОР
КОЛОНИЗАТОР

Автор статьи — женщина. Очевидно, впечатлилась тезисом, что кухарка может управлять государством.

Henren
Henren

Не страны, а отдельно взятой Москвы. Ведь в статейке — ни единого слова о необходимости справедливого распределения полученных доходов. Для примера — в 90-х С-Петербург, к примеру, был бедным городом. Волевым решением Путина Газпром был перерегистрирован в С-Петербург из Москвы и стал платить налоги там. И о чудо — город мгновенно расцвел. То же самое произошло в Татарстане, где Шаймиев в своё время буквально отжал у москвичей Татнефть под угрозой чеченизации республики и обязал компанию платить налоги на месте. Казань из зачуханного городишки превратилась в настоящую столицу Татарии. Вопрос — а почему для того, чтобы привести налоговое законодательство хотя бы локально в соответствии со здравым смыслом, требуется прямое вмешательство президента или угроза гражданской войны? Если бы не практика обирания доходов с мест их производства и направление всей прибыли в Москву, сейчас картина страны была бы совсем иной. Угробившая бОльшую часть промышленности Москва была бы весьма бедным, хоть и большим городом. По типу Детройта.

КОЛОНИЗАТОР
КОЛОНИЗАТОР

Полностью с Вами согласен. Описанное Вами явление лежит раковой опухолью на стране. Однако, трагедия в том, это имеет место не только в масштабах державы, но практически на всех уровнях. Проводя аналогию: Москва — это чиновничество, а регионы — простые граждане.
В своё время немало моих однокурсников и коллег сталкивались с этими лицемерными особями. Так, ещё относительно недавно (не знаю, как сейчас, может, ситуация изменилась) нельзя было запатентовать более-менее толковое изобретение, чтобы тебе не навязали «соавтора». Что уж говорить об успешном бизнесе. Отказавшись на таких условиях «дарить» результаты своего труда, они (однокурсники и коллеги) начинали открывать своё дело. Не купи — продай, а реальное производство. Причём, не столько даже ради денег (в те тучные годы в госкорпорациях они получали больше), сколько для реализации своих идей во имя (как бы пафосно это не звучало) процветания Родины. Только дело начинало приносить прибыль, тут как тут нарисовывались бандосы всех мастей. То бишь, чиновники. Как минимум, ввести своих людей в предприятие на руководящие должности, как максимум — отписать под угрозой уголовного преследования. Регистрировались по месту деятельности, потом уж поняли, что, раз нет влиятельных родственников в виде «крыши», то стоило уйти в офшор. В итоге все, кому удалось свернуться, перебрались в ближнее либо дальнее зарубежье: Китай, Европа, Казахстан. Некоторые живут в России, а в тех странах владеют (а те,кто остался там-ведут) бизнесом. Фактически, как с Москвой: отжим возведён в порядок вещей. Поэтому, когда видишь отъевшиеся хари чиновников разного ранга, блеющие про патриотизм или «заселение просторов», вспоминается Лаврентий Палыч…

Henren
Henren

Ну, чиновники на местах — это другой вопрос. тут нужен даже не либерал Берия, а сатрап Ежов. Но и он ничего бы не смог сделать без приведения закона в правильный вид.

neposseda
neposseda

С автором не согласен по следующим обстоятельствам:
В нашем, современном мире все поставлено с ног наголову, в нашем мире все определяет не нужда государства, а воля абстрактного «хозяина», который в силу своего делового чутья (ну или скудоумия) решит что-либо построить, возвести, и заняться прибыльным бизнесом, и его не интересуют многие частности, которыми, по его мнению, должно заниматься государство. Так на примере городка в котором проживаю могу сказать следующее: живу между двух труб, из одной сернистый газ, из другой закись азота с сероводородом, одна труба принадлежит угмк, вторая лисину, я хочу от сюда поскорей свалить, от пыли и грязи и от алергического насморка всей семьи. Если холдинги не могут создать приемлемые условия для населения, то пусть им будет хуже, во всяком случае здоровье дороже.

КОЛОНИЗАТОР
КОЛОНИЗАТОР

Статья-однобокий, бездарный примитив. Автор всё сводит к принудительному переселению, апеллируя и к опыту царской России, и к Советскому Советскому времён правления товарища Сталина. Сей дамочке, претендующей на многомудрость, не мешало бы вникнуть в историю расселения хотя бы от Ермака Тимофеевича до Петра Аркадьевича Столыпина, а не нести бред.
С «принудиловкой» Иосифа Виссарионовича вообще «песня»… Понахватав вершков, вещает, что надо заселять Россию «кнутом». При это как-то совсем игнорируя то, что имел место и массовый энтузиазм. Да, было «не без уродов», но люди верили в то, что строят великую страну, был смысл ради чего выкладываться. Да, были и «приспособленцы», и воры, и мошенники, но и был примат закона. Во главе страны был вождь: не с принципом «своих не сдаёт», а с принципом «рядовых на маршалов не меняет». В том же ГУЛАГе сидела масса проворовавшихся директоров заводов, председателей колхозов, бухгалтеров, представителей тогдашней «пятой колонны» и т.п. Оттого и сделали ГУЛАГ жупелом либерасты и иже с ними, что боятся неотвратимости наказания за свои преступления.
Сейчас можно сколь угодно взывать к необходимости заселения Сибири и Дальнего Востока, манипулировать, давя на патриотизм, но пока не будет доверия народа к власти, причём не столько к Кремлю даже, а хотя бы к муниципальной; пока не будет закона для всех, а не отдельного закона для чиновников, бизнесменов и их отпрысков, и другого закона — для простого народа — вот до тех пор не надо лечить про патриотизм и прочее. Как там? «Когда государству от гражданина что-то надо — оно называет себя Родиной».
Товарищ Сталин имел право обратиться «братья и сёстры». Но когда народ — это не народ, а «электорат», то это тот случай, когда «лучше молчать, чем говорить».
Кстати, вопрос автору статьи: а Вы сама готова поехать в Тынду или Борзю заселять страну? Или останетесь на «Большой Земле», учить нас, что надо ехать расселяться?

Henren
Henren

В те времена в СССР, кстати, а в Японии и США и сегодня, на тех самых северАх люди зарабатывают реально втрое больше, чем в Иокогаме или Филадельфии. Не, ну правда — на севере Хоккайдо повышающий коэффициент для солдат и госслужащих — 3. На Аляске — то же самое плюс льготы.

КОЛОНИЗАТОР
КОЛОНИЗАТОР

Вы правы, но к чему призывает автор статьи? Акцент делает на насильственном расселении. Сама, к слову говоря, как пишет о себе (не поленился зайти в её профиль по источнику) проживая в Ростовской области. Что ж сама на северА не едет? А попробуй её туда, как она предлагает, «расселить» — наверняка поднимет вой, что её притесняют, лишают свободы и т.д.
Между прочим, если при Союзе, во второй половине материальная стимуляция ехавших на «стройки века» была законопослушных граждан, то при «диктаторе» Сталине, когда НКВД возглавил «кровавый палач» Берия, было введено материальное поощрение заключённых. Ударный труд заключённых не только способствовал досрочному освобождению, но и позволял неплохо зарабатывать. Парадокс, но заключённые даже посылали деньги (причём, не отрывая от себя последнее) оставшимся на воле родным. И не только в деревню, а и в города. Но либерасты об этом не вспоминают.

Henren
Henren

Верно, но надо уточнить, что такая практика денежного поощрения распространялась не на все лагеря. Те, кто сидел на особом режиме, никаких денег не получали — но они и не работали никогда. Это были блатари-рецидивисты.

provincial1
provincial1

Не см

provincial1
provincial1

Не сможет Путин отобрать у москвичей деньги. Отголодавшие креаклы сожрут. Если только столицу переносить. Но это ненаучная фантастика, дорого и хлопотно перенести даже силовиков одних. Эти то всегда под рукой быть должны.

Henren
Henren

Вы правы.

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.