Зависимости и возможности

Нынешнее состояние дел внутри и вокруг России отнюдь не навевает безудержного оптимизма — Россия, в отличие от погибшего СССР, уже отнюдь не в лидерах глобальной экономики и не в авангарде политического процесса. После катастрофы 1991 года борьбу с противниками приходится вести уже не в далёкой Африке или в Латинской Америке, как это делал СССР — а приходится воевать, и воевать по-настоящему, уже у себя дома, пытаясь погасить очаги нестабильности по всему периметру российских границ.

Воевать приходится со своими бывшими друзьями, родственниками и знакомыми — которые, точно так же, как и жители России, оказались в невольной ловушке XVII века, попав в утлые, ненадёжные «шлюпки» условно независимых, национальных (а по факту — националистических и зависимых) государств, большинство из которых оказались как минимум недружелюбны к России.

Эти, вновь созданные откуда-то из того же самого далёкого XVII века, государства оказались противниками России — сама логика их создания противопоставляла их изначальной русской, а потом и советской идее объединения всех народов, населявших север Евразии, в рамках единой нации, которая бы и смогла построить свою уникальную цивилизацию. Сегодня уже минимум половина бывшего СССР оторвана от России и находится с ней в состоянии «тихой войны». Принцип «разделяй и властвуй» очень органично лёг на все те процессы, что происходили на обломках СССР за последние четверть века.

Выстроить цивилизационную динамику на возможностях одной России, а тем более — Украины, Белоруссии или Эстонии в начале XXI века — просто нереально: конкуренция в современном мире слишком яростна и безжалостна, чтобы позволить кому-либо строить свою собственную картину мира вне устремлений нынешнего мирового гегемона — двуглавого дракона западного мира, включающего в себя США, ЕС и их сателлитов. Которые, в общем-то, и привнесли принцип разделения и властвования на нашу землю, умело используя противоречия внутри СССР.

Отсюда, из этих исторических предпосылок, мы можем легко выстроить генезис «русской весны» и последующих событий на Юго-Востоке Украины. Как, кстати, и понять устремления «евромайдана», который двигал Украину в строго противоположном направлении, но в столь же неизбежной логике.

Ни одна из стран, образовавшихся в результате развала СССР, не была самодостаточной — ни в экономическом, ни в политическом, ни, тем более — в цивилизационном смысле. Итогом катастрофы 1991 года было формирование разновеликих осколков, каждый из которых был буквально «насильно сброшен» в своё личное прошлое. Так, Россия после распада СССР вполне «переболела» полным набором штампов конца XIX века, вернув герб и флаг Российской империи и попытавшись строить классический капитализм эпохи первоначального накопления капитала, который ожидаемо вылился в создание зависимой от стран Запада экономики. Украина же начала делать у себя какой-то гротеск из времён Мазепы и Богдана Хмельницкого, упав в прошлое гораздо дальше. И такой вариант отката на 100-150 лет назад оказался ещё не самым худшим сценарием — многие из осколков СССР «упали в прошлое» кто на триста, а кто на пятьсот лет, чуть ли не к родоплеменному строю. Достаточно вспомнить клановую войну в том же Таджикистане.

+++

Крушение выстраиваемой в ХХ веке советской нации отбросило эти страны. Не избежала этой участи и Украина — просто, в силу её размера и накопленного прошлыми поколениями богатства, процесс отката в её «личный» XVII век оказался достаточно долгим и постепенным. Ну а России с её персональным XIX веком даже в чём-то повезло — сказался и размер, и ресурсы, и более высокая городская культура и традиции.

Сломать эту тенденцию деградации и отката — причём и на Украине, и в России, хотят именно те, кого не устраивает «обывательская окрошка», за постоянным помешиванием которой скрываются неизбежные тенденции упрощения и утраты, идущие повсеместно на территориях разрушенного СССР. Вопрос, в общем-то, сегодня состоит лишь в темпах и глубине этого падения: если Грузия или Таджикистан уже практически «упали на своё личное дно» в упрощении социальных, политических и экономических структур, то у Украины, России и Белоруссии, как наиболее развитых частей бывшего СССР, этот процесс ещё не завершился — как вы помните, социальное время течёт всё-таки гораздо медленнее биологического.

Процесс скатывания в неизбежную пропасть своего «личного прошлого», с кОзаками и вышиванками в случае Украины — или же с кАзаками и косоворотками в случае России, можно остановить лишь двумя способами: либо вернуться к идее создания собственной политической нации и цивилизационного проекта, либо же участвовать в чужом проекте, но уже на ролях и правах, которые прописаны отнюдь не вами и, конечно же, не под вас.

Второй вариант, вариант безусловного встраивания в западный проект, был выбран, например, Прибалтикой. Страшная цена, заплаченная деиндустриализацией и депопуляцией этих стран, — это плата за вступление в западный проект. Понятное дело, вступления на правах «забитого далёкого хутора» — поскольку вакансии «научно-исследовательского института», «супермаркета» и даже «сборочного цеха» были заняты в этом глобальном и очень сильном проекте уже давным-давно. Ну а то, что Литва, Латвия и Эстония по факту превратились в глухой угол Европы, пусть и с Интернетом и айфонами, лишь неизбежная данность: на хуторе-то большего и не надо. Фермеру даже заплатят компенсации, чтобы он коров не заводил, траву не косил, редким туристам и европейским фермерам — не мешал. Пусть умирает в своём латгальском углу тихо и с достоинством.

Такой вариант был, в общем-то, предложен и Украине и, более того, честно, дельно и детально прописан в «Соглашении об Евроассоциации». Но это соглашение никто толком не читал — вакансия «рапсового поля» и «поставщика рабочей силы» вполне устроила украинское общественное сознание, которое после распада СССР очень быстро деградировало до уровня XVII века и во-многом приобрело магические формы, характерные для того времени. По сути дела, как это ни печально, Украина оказалась в реальном, жестоком и конкурентном мире XXI века с принципами, категориями и восприятием действительности, характерными для XVII века, — и ожидаемо проиграла.

Однако, как и в самой России, на Украине нашлись люди, которые посчитали, что развитие собственного проекта вполне может стать альтернативой бездумной интеграции в западный проект, в результате которой странам предстоит лишиться столь же многого, как это произошло в случае Прибалтики, Закавказья или Средней Азии. Катастрофу 1991 года необходимо было попробовать повернуть вспять — и сделать это, в случае исключения влияния Запада, нужно было лишь с опорой на собственный силы.

Именно под флагом и под лозунгом «возвращения домой» и построения своей уникальной идентичности и проходили события крымской весны, именно на рефрене воссоединения с Россией и «мы, русские — какой восторг!» началось восстание на Донбассе.

Те, кто вывел людей на улицы в Севастополе или в Донецке, хотели одного и того же — остановки того разрушительного процесса, который они наблюдали в своих городах начиная с 1991 года.

Поэтому-то столь причудливо переплелись в Крыму и на Донбассе интересы очень разных политических и общественных сил — и «красные», и «белые» протестовали против возврата страны (и Украины, и России!) на три столетия назад, возврата, который возник на фоне катастрофы 1991 года и искусственно поддерживался и ускорялся теми силами (как на Западе, так и внутри двух стран), которые и в самом деле видели Россию и Украину разными вариантами полуколоний Запада — первую в виде безотказной «бензоколонки», а вторую — в виде «рапсового поля».

Отсюда можно понять и всю сложность диспозиции сил внутри Украины, внутри России, на Донбассе. Как и принять как неизбежное то, что солнечная русская весна 2014 года превратилась в дождливую и пасмурную донецкую осень 2015-го. Максимум того, что удалось сделать России, — это осуществить «спецоперацию по спасению» Крыма, а вот уже на Донбассе русская весна забуксовала и остановилась, так и не дойдя до логического конца. Подобно Украине, распадающейся на части из-за следования в своё собственное прошлое, когда польские магнаты вывозили в Европу украинское зерно через Гданьск, столь же безрадостна и картинка в России и на Донбассе. И Донбасс, и Россия пока что не сделали своего окончательного выбора: именно Донецк и Луганск высветили все противоречия между чаемыми и декларируемыми целями русской весны — и суровой реальностью.

Сложный клубок противоречий донецких олигархов и российских энергетических монополий, народных движений Донбасса и влиятельных московских ведомств и служб, усилия Запада и действия Украины, идущей по пути превращения себя в колонию — всё это сплелось воедино на Донбассе и в итоге привело ситуацию к неразрешимому пату.

С одной стороны, продолжение крымского сюжета уже выглядит абсолютно неизбежным — Россия весной 2014 года, опираясь на абсолютно объективные тенденции, сделала заявку на возвращение к собственному пути развития. И никто теперь уже не может сказать, что «Россия не переступила черту». Переступила, перешла Рубикон и сожгла за собой мосты — потому что процесс скатывания России в прошлое и в забвение был наглядно прерван именно Крымом.

С другой стороны — продолжение этих действий на Донбассе сейчас представляется уже невозможным, а остановка процесса снова запустит неизбежные тенденции разрушения и деградации: в современном мире слабых бьют, блокируют и низводят до требуемого уровня чётко отработанным набором мероприятий и решений. И конечной точкой такого процесса для России со стороны Запада мыслится отнюдь не удушение Донбасса в объятиях будущей колонии-Украины, а возврат Крыма и последующее перемещение Смуты уже в саму Россию, в рамках продолжающегося следования в XVII век, а возможно — и куда дальше.

+++

Как остановить этот процесс и как выйти из тупика «донбасской осени»?

Вот уже на протяжении года российское руководство избрало тактику затягивания решения конфликта: так называемые «минские соглашения», которые уже давным-давно должны были привести к объективным результатам и «подвесить» Украину в ситуации объективного выбора между Западом и Россией, сейчас явно буксуют. Буксуют именно потому, что само по себе «минское соглашение» не даёт ответа, в какую сторону должна двинуться Украина — в сторону возрождения совместного проекта с Россией, либо же в сторону дальнейшего одностороннего подчинения Украины Западу.

Ну а декларируемое на словах и в положениях «Минска» сохранение некоего «улучшенного статус-кво» на Украине, но уже без гражданской войны, без Крыма и без прошлого унитарно-киевоцентричного устройства — упирается уже в невозможность осуществить это по естественным причинам: ни восставший Донбасс, ни националистический Киев не готовы жить друг с другом в рамках единой страны, да ещё и не имеющей чёткого вектора ни на восток, ни на запад.

Клинч «Минска» вряд ли можно будет разрешить без «ломанья через колено» как Донбасса, так и Киева. Потому что итогом, скорее всего, будет уничтожение слабейшей стороны — Донбасса.

Масса противоречий, сложившихся на пространстве СССР и «подсвеченных» Украиной, имеет возможность разрешения. Но для этого надо понимать те нити, которые их связывают. Возможен цивилизационный проект России — но только в том случае, если страна осознает и катастрофу 1991 года, и нынешний процесс утраты достижений предыдущих поколений русских людей. Возможно затянуть в этот проект и Украину, и не потерять Белоруссию, в которой сейчас нарастают похожие процессы — но в этом случае надо возвращаться к идее империи, синтетической нации и единых смыслов развития — а не пытаться «прятать табачок» по национальным квартирам, выстроенным по лекалам XVII века в 1991 году.

Можно и победить Запад. Но для этого, пожалуй, нужно не просто ждать кризиса западного проекта, который неизбежно похоронит и его колонии, и «неопределившиеся» страны — а активно строить свой цивилизационный мир, отличный от глобального западного проекта.

Существующий же «статус-кво», продолжение «выбора без выбора» и естественное течение вещей — что на Украине, что на Донбассе, что в самой России — это по-прежнему путь вниз, а не вверх, к новым высотам.

Но возможный путь вверх явно не будет усыпан розами. Это вниз идти просто, как просто и ничего не делать в рамках «минского мира». В прошлый раз Украину возвращали целых 300 лет — колёса истории и в самом деле мелют очень медленно. Сколько времени и сил потребуется сегодня — не знает никто. Наверное, главное — это начать и постоянно двигаться вперёд. По крайней мере в Крыму этот первый шаг уже был сделан — и назад пути нет. Там только грустное прошлое.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ufadex на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

Сортировать по:   новые | старые
olegator
olegator

Сложность текущей ситуация во многом обусловлена тем, что выбора реально не осталось. Нынешняя вороватая элита никогда не признается в том, что выбранный Россией путь являет собой не движение наверх, а торопливое опускание в сырой и душный подвал. Даже, если мы согласимся (и почти согласились) стать колонией Запада, буквально отдадим последнюю рубашку в надежде, что нам позволят взамен , хотя бы просто мирно жить, у Запада нет никаких возможностей обеспечить нам даже этот минимум. Но, еще хуже то, что и наша смерть ничего собственно не изменит, потому что Запад уже не в состоянии генерировать процесс развития цивилизации. Всем, чем сегодня озабочен Запад, так это любым путем сохранить свою паразитарную модель, продлить ее хотя бы на некоторое время. И беда в том, что он ради этой цели готов перемалывать всех подряд. Куда бы не приходила западная лжедемократия, за ней приходят смерть и разруха. Экономическая модель, которая вывела западные страны в лидеры не подлежит масштабированию. Это чистая пирамида основанная на обмане и откровенном грабеже и скопировать ее невозможно. Иллюзии, которыми заболели наши бывшие собратья, ничем другим как банальной необразованностью не продиктованы. И эта глупость есть основной движущий механизм саморазрушения.
Пока нет никаких оснований думать, что мы передумали спускаться в подвал. Те кто стоит сегодня у руля уверены, что используя огромные ресурсы и таланты населения можно добиться успеха, построить особый хороший капитализм, лишенный тех противоречий, которые мы сегодня наблюдаем на Западе. Это жестокий самообман. Как бы не упиралась наша элита, в рамках частной собственности и целеполагании прибыль любой ценой, вывести страну из тупика невозможно. Сама система обречена и нет никакого доброго демократического капитализма, и если нас не устраивает теория Маркса надо придумать новую, но она точно должна быть не про капитализм. И другого выбора у нас нет.

RM 2016
RM 2016

«Хороший капитализм» — это оксюморон, вроде «Честного политика». Капитализм — это всегда ограбление большей части населения (причём не только своего собственного, но и других стран) меньшей частью. Потому его и нельзя построить в «идеальном» виде. До 1960-х годов на Запада вообще считалось счастьем у большинства, когда тарелочка макарон с кетчупом была на столе. А потом — раз — как сделали все «социальные блага» в полном объёме! И у нас в стране «уши развесили» всякие троцкисты да диссиденты. А на самом деле Запад специально в это вкладывался, чтобы, в итоге, сделав популярной свой строй, убить альтернативную схему развития общества. «Всех убью, один останусь» — таков девиз Мирового капитала.

Ну, а получилось — что получилось. Все рынки захватили, расти дальше некуда. А те, которые хотят построить «идеальный капитализм», понимают, что при другом строе будут вынуждены не воровать, а работать, не грабить на законных основаниях, а производить, не делать квартиры, машины, поездки на Канары и подальше «из воздуха», а трудиться наравне со всеми. Это для них страшно и невозможно. Кем бы был тот же Дерипаска при СССР? Директором завода? Может быть. Жил бы отлично. Но олигархом бы не был.

Потому и «вцепились» они все, включая российскую политическую элиту, в этот социальный строй.

Это уже было в старом советском фантастическом фильме «Через тернии к звёздам». Напомню: в фильме земляне полетели на планету Десса, убитую своими же жителями, которые уничтожили атмосферу, отравили всю воду, убили большую часть населения в войнах. Но главный гад, «продавец воздуха» Туранчокс, не может отказаться от того, чтобы торговать живительным кислородом, понимая, что власти у него больше не будет. Процитирую из новеллизации фильма.

«Ту­ран­чокс жес­том по­доз­вал к се­бе Тор­ки поб­ли­же и ска­зал ему, очень ти­хо, но чёт­ко вы­гова­ривая сло­ва:

– Ес­ли им удас­тся за­думан­ное, мы с то­бой бу­дем вы­нуж­де­ны раз­во­дить трав­ку и цве­точ­ки. Ты уме­ешь раз­во­дить цве­точ­ки?

Уви­дев не­до­умён­но-ис­пу­ган­ное вы­раже­ние на ли­це Тор­ки, Ту­ран­чокс на­чал сме­ять­ся, вна­чале ти­хо, за­тем всё гром­че, по­ка не за­шёл­ся в дь­яволь­ском хо­хоте, ко­торый не­ожи­дан­но сме­нил­ся гнев­ным вы­раже­ни­ем на ос­ка­лен­ном ли­це. Про­давец воз­ду­ха про­кар­кал, как во­рон:

– Ты уме­ешь по­лучать от ме­ня день­ги! А я умею эти день­ги за­раба­тывать! По­тому что за­бочусь о лю­дях, по­тому что по­могаю лю­дям ды­шать!

Ту­ран­чокс от­шатнул­ся от сто­ла и на­жал на нём ка­кую-то неп­ри­мет­ную кноп­ку.

– И не хо­чу! Что­бы! Мне! Ме­шали! – вык­рикнул Ту­ран­чокс, де­лая па­узы меж­ду сло­вами.»

Вот так у нас и происходит. А страдает большая часть населения.

ZIL.ok.130
ZIL.ok.130

Вот как уже достали своими причитаниями про «Россия должна «втянуть Украину в свою орбиту»!
Да вот вам всем хрен по всей морде!
Эти завывания про «придётся восстанавливать Украину рано или поздно,а поэтому —раньше—лучше» инициированы как раз таки англосаксами и имеют целью или повесить т.н.Украину на шею России или спровоцировать Россию же на военное реагирование геноцида русских на Донбассе.В любом из этих сценариев.Запад будет в выигрыше.
они не понимают только одного.А именно—им(Западу) деревенский дурачок Збышек сказал,что без Украины Россия никогда не будет империей и они в это поверили.А правда заключается в том,что Бжезинский—придурок детектед.Он,прочитав Хантингтона,впечатлился и начал тут же выдавать куски текста из книги Хантингтона за свои собственные рекомендации,чем в свою очередь снискал себе славу в среде таких же придурков-политиков.А весь прикол в том,что постулаты Хангтингтона были верны для 17-18 веков и совершенно не работают сейчас.
Правда в том,что Украина России — не нужна.
Ни в каком виде.Ни в виде промышленного кластера,ни в виде сельскохозяйственных угодий.
А нужна она только в одном качестве—как рынок сбыта.
И что же будет с Украиной?
А вы посмотрите на Мексику—вот ровно то и будет.
Территория,слабо контролируемая центральной властью,имеющая мощный порт.Это именно то,что нужно «серым» дельцам от бизнеса и чиновникам как ЕС,так и России.
А то,что эта территория будет находиться под преимущественным влиянием и контролем России.это,по-моему и ежу понятно.
Так что одесситы могут начинать плакать—ни в какую Новороссию они не попадут.Единственное.что их ожидает—бурное развитие игорного бизнеса и взрывное увеличение числа борделей.

RM 2016
RM 2016

А там и увеличивать не надо. Что ни дом — то в нём притон. Куда ни кинь — всюду шлюхи. Снимай — не хочу. Только много болячек, надо осторожнее быть.

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.