Заговор прагматиков

— Вот вы все мораль читаете. Все про то, что нужно добреньким быть. Что Родину надо защищать. Про социальную ответственность. Про семейные ценности. Ну, предположим, я согласен. – сказал мне молодой человек лет сорока, одетый в белый спортивный костюм, играя брелоком с ключами от «Toyota Celica» на пальце. Он закинул ногу на ногу, присмотрелся ко мне, словно прицелился и задал давно ожидаемый мною вопрос: — А что мне за это будет?

— Будете чувствовать себя человеком. Приятное ощущение чистой совести. Такое, не купишь. – ответил я весьма довольный картиной возникшей перед моим взором.

— Нет, я имею в виду, что конкретно мне за это будет! – расстроил меня молодой человек. – Не про совесть, а про то, что мне будет взамен за всю эту тягомотину. Ну, отслужу я в армии, ну, рожу сына, ну, дерево посажу. Это же все труд, нервы, заботы. Риск. А компенсация?

Наш двадцать первый век утверждает, что он – самый практичный из вех веков, что знало Человечество не смотря на то, что «о темпора о морес» говорили еще до нашей эры. Практицизм и прагматизм стали в некотором роде культом общества. Поклоняться им стало модно. В конце концов, эти боги до сих пор не были замечены в обмане адептов. Однако, не всякий не пойманный не является вором.

Когда-то давным-давно, когда множество людей не имело своих государств, а жили в чужих, когда сила каждой семьи зависела от ее размера, когда еще не придумали зубную пасту, а стоматологи рвали зубы еще больнее, чем сейчас, когда не было пенсий и медицинских страховок – желание создать все это, а создав, защитить, было очень практичным и прагматичным желанием. То есть быть семьянином, патриотом и чистюлей – было очевидно разумно.

Итак, обзаводясь семьями, государствами, пастой, страховками, друзьями и пенсиями, мы становились все сильнее и все независимей от окружающего мира. И эта независимость стала кружить нам головы. Ситуацией воспользовались старинные враги Человечества – Тайные Общества. Они создали религиозную секту адептов Прагматизма и Практицизма – ачтомнезаэтобуддистов. Секта проповедует преследование незамедлительной материальной личной выгоды во всем, отрицая выгоды не немедленные, не материальные и не личные.

Как буддисты сидят в позе лотоса и постоянно повторяют мантру «ом мани падме хум», так и ачтомнезаэтобуддисты закидывают ногу за ногу и бесконечно искренне интересуются у Вселенной: а что им за это будет?

Что им будет за счастье быть родителем, за мужественность, за женственность, за порядочность? И не воспользуется ли кто-то этим на халяву?

Поскольку именно такое мышление им почему-то кажется наиболее разумным, они постоянно подозревают в этом мышлении всех окружающих, записывая их в жулики, которые хотят поживится за счет их альтруизма. При этом они не замечают вопиющего факта – они принимают окружающих за самих себя – за жуликов, наживающихся на чужом альтруизме.

Пока я думал над происхождением ачтомнезаэтобуддистов, результат логических вивисекций сидел напротив меня и хлопал глазами, действительно ожидая ответа на вопрос, чем мир рассчитается с ним за то, что он превратится из личинки в бабочку – полюбит с риском быть отвергнутым, женщину, возьмет на себя заботы о ней, зачнет в любви с ней ребенка, защитит ее и, нервничая за будущее, вырастит новое поколение людей готовых любить, заботится и защищать. Словом – станет полноценным и счастливым человеком. Сколько мир задолжал ему за его счастье?
Вопрос действительно нуждался в ответе.

— А не пойти ли вам в задницу, о,белокостюмнейший из тойотоводителей? – ласково спросил я, прослушал серию угроз и выкриков, а затем закрыл за сектантом дверь.

Тут я ничем не погрешил против мира, поскольку ачтомнезаэтобуддисты борются с собой сами.

Как только количество ачтомнезаэтобуддистов достигает критического уровня, общество рушится, прослойка обеспечивающая независимость ачтомнезаэтобуддистов от суровых законов природы — исчезает, и адепт Прагматизма встает перед прагматичным вопросом – готов ли он стать патриотом, семьянином и верным товарищем или желает исчезнуть с лица планеты?

Выбор не занимает много времени.

Материал: http://rahman-alnasiri.livejournal.com/9209.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Stumbler на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.