Хоть на край

Я останусь с тобой. Но не только с тобой.

Я приехал от красного Солнца.

От утра, от родного оконца.

От тех дней, где уют и покой —

В эту тёмную ночь,

Где от жути волнуюсь,

И мне вряд ли дадут автомат…

Хоть не жду, но я в запахе улиц

Нахожусь, где солдаты лежат…

Эта жизнь – я не знал её прежде,

Но спустились собаки с горы.

Как-то сбоку, в гражданской одежде,

Остаюсь я с той самой поры.

И как высказать?.. Стать бы полезным…

Хоть на грамм у великой войны.

Хоть на край этой алчущей бездны,

На краю нашей общей страны…

Материал: ufadex
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ufadex на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

Сортировать по:   новые | старые
provincial1
provincial1

Аплодирую. 🙂

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.