Хаксли — в печку

Френдесса unilevel глумится и куражится в своих энторнетах над рукопожатной культуркой:

Не понимаю пристрастия нашей прогрессивной общественности к Оруэллу, Кафке и Босху. Им пора уже сбросить этих паразитов со своего иконостаса. Чего удумали, а? Порочить светлый прогрессивный Запад. Надо же. Как будто они в России жили и российскую действительность описывали. Нет же, все по Европам ошивались, а туда же — ныли все, карикатурки свои клепали. В Россию бы их на годочек.

Пасквилянты, я считаю. Вот Салтыков-Щедрин — другое дело. Ему можно. Заслужил. Всю жизнь, понимаешь, среди варваров. А Хаксли — в печку. Ему бы радоваться каждый день, дураку, что он родился, где надо, а он, скотина, антиутопии сочинять.

Материал: http://unilevel.livejournal.com/981103.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Stumbler на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.