Скученность человеко-мышей — это спланированная акция

Сформулируйте запрос в поисковую систему: «женщина выбросила из окна ребенка и выпрыгнула следом», найдете даже подборку вроде «Эпидемия на нездоровых матерей». На самом деле нездоровы не матери —  это нездоровье — норма для общества мышиного рая, которое загнало себя в удобный ящик — «behavioural sink«.

Повторюсь: это не единичный случай, это прогрессирующее типичное явление порожденное мышиным раем типичного города с высоким рейтингом «качества жизни», мышиного рая.

Или вот няня бегающая по улице с отрезанной головой четырехлетнего ребенка.  Мнение психиатра: «Поведение четырёхлетней девочки могло спровоцировать её няню, сказал «Русской службе новостей» главный врач-психиатр Клиники постстрессовых состояний Борис Белкин.» — Нормальное поведение копошащихся на дне ящика мышиного рая.

Возникла феерическая служба передержки детей — прежде уезжая в отпуск или в командировку, можно было сдать домашних животных в питомник, где за ними ухаживали, покуда вы отсутствовали — теперь же сдают детей, покуда не разрешится «трудная жизненная ситуация» — такое просто не мыслимо в нормальном, здоровом обществе — там подобные «родители» подверглись бы остракизму, короче, матери выкидывающие детей из окон — это лишь верхушка айсберга, показывающая что под плавающей льдинкой — ледяная гора ужасающих проблем «экономически эффективного» мегаполиса-мышиного рая.

Горячо сейчас обсуждаемая дилемма ставить или не ставить ящики для выкидывания младенцев, «беби-боксы»,  есть толчение воды в ступе — от этого ничего не поменяется, просто «лишние дети» — биологически обусловленная проблема мышиного рая и углубляться она будет не от размещения ящиков на видном месте, а в результате роста «рейтинга» «экономической эффективности» создаваемого гадюшника.

Как начнет расти  экономика Москвы, когда мамаши начнут гроздьями выкидывать детей из окон: это сколько ж рабочих мест появится — ювенальных проверяющих, соцработников распределяющих детей по семьям гомиков-педиков-лесибянок, распределяющих социальные пособия, врачей-психотерапевтов, аптекарей сбывающих антидепрессанты — имея малые патриархальные городки, с садиком под окнами, отхожим местом во дворе, этак точно, можно сгубить экономику, а потому- Карфаген должен быть разрушен.

Карфаген должен быть разрушен в конечном итоге вместе с населением. В России не создать конкурентоспособную экономику: в Китае достаточно поставить барак из гипсокартона или фанеры и можно завозить станки – готовый цех. А у нас нужно строить цех в два кирпича, подводить туда отопление, и ещё учитывать относительно короткий световой день большую часть года. И о двух урожаях в год на большей части территории России  можно и не мечтать.

Экономика настоятельно диктует уничтожение производства в России, всякого кроме обслуживания трубы и мест откуда трубу ведут — это объективно — ни сельское хозяйство ни промышленность России не могут быть экономическими конкурентами капиталистам, которые считают каждую копейку. И это сущая правда, что в СССР энергозатраты на единицу продукции были  выше, чем в теплых странах — иначе и быть не может. СССР жил вопреки экономике — это было государство для людей, и попытка построения мышового рая ведет к неизбежной цели — истреблению всего мышового сообщества — «Здесь вам не равнина, здесь климат иной».

…СССР был единственной страной в мире который выпускал всю линейку всех типов летательных аппаратов от «кукурузников» до космических станций, производя абсолютно все их компоненты на своей территории, вопреки экономике. Авиабилет от Москвы до Челябинска на простом, как автомат Калашникова, без мышовых наворотов  «ИЛе», который не потерял ни одной человеческой жизни стоил 25 рублей, при средней зарплате инженера 180 рублей, рабочего — около 200. Сравните с набиулинской экономикой. И это делала технически отсталая страна?! Вопреки законам экономики.

Да, не было в СССР супер-пупер технологий производства упаковок из нефти и газа, но были пионеры, которые собирали по домам макулатуру, из которой делали неказистый картон, в котором волне можно было донести до дому приобретенные ботинки, а коробку снова сдать пионерам, на худой конец — выбросить на помойку без последствий для окружающей среды, защитой которой занята сейчас куча народищу, в разрастающейся «экономике».

Шестьдесят лет назад в «передовых странах Запада» была запущена программа «покупай-выбрасывай», благодаря которой  стало исчезать понятие «предметы длительного пользования». Зомби должны менять машину каждые пять лет, холодильник служит до окончания гарантийного срока, а дома построенные из гипсокартона, обшитого пластиком — до окончания выплаты взятого для их покупки ипотечного кредита. Платье следует менять не тогда, когда оно износится, а когда поменяется мода, которая меняется каждый сезон.

С окончанием срока службы искусственно недолговечной вещи, начинается новый цикл манипуляций на пути к обладанию нового образца. И так цикл за циклом всю мышовую жизнь.

Зомби не понимают, что их погоня за «успехом», критерии которого формулируются Карабасом-Барабасом, напоминает крутящуюся волчком собаку, которая гоняется за собственным хвостом. И попробуй вразумить — покусает!

Крысиные бега — самоцель и смысл жизни зомби —  «человека служебного».

Бегущий по «лестнице успеха» беличьего колеса — и есть тот самый «грамотный потребитель», новый подвид человека, «человека служебного», зомби, который приходит на смену вместо человека-творца.

То, что называют «экономика», есть инструмент понуждения к бегу в беличьем колесе — измененное сознание требует быть «не хуже других» — покупать «новинки»,  выбрасывая вполне годную вещь на свалку. Жизнь проходит в погоне за машинками для чесания пяток и автоматов для полировки ногтей. Создание и впаривание всего того, без чего человечество прекрасно обходилось тысячелетиями.

Один профессор-экономист задавал своим студентам вопрос: какой самый важный ресурс для роста экономики?

Ответы были разные — и дешевые кредиты, и дешевая рабочая сила и много чего еще, никто не называл главного: в первую очередь для непрерывно растущей экономики требуются идиоты, которым можно впарить все что угодно.

«Мы не удовлетворяем  потребности — мы их создаем» — девиз, который обеспечивает рост «экономики», и рост этот обеспечивает мышиная скученность в мегаполисах, и здесь с Набиулиной не поспоришь. «Борис Белкин считает, что выявить болезнь у нянечки [отрезавшей голову ребенку] мог только  опытный медицинский психолог.» — мышиному раю требуется все больше и больше специалистов, которые притормозили бы самоистребление живущих в потребительском «раю».

И кто-то будет еще спорить, что академик Фурсенко заявил эту цель — поменять человека-творца на потребителя — с перепою, что высказывание Германа Грефа, о том, что не следует напихивать ненужные сведения в учащихся родилось оттого, что он ляпнул это не подумав?

Вы  полагаете, что свернуть малые города Набиулина сама придумала?

Следует еще раз обратить внимание: задача посавлена делать это так, чтобы страны не поняли, что это стало происходить.

Население СССР не заметило, что «это» стало происходить и с ним, движение в мышиный рай началось с 1953-го года, до того СССР двигался вразрез с устремлениями мировых «элит».

В 1961 году на XXII-м съезде была поставлена цель — построения материально-технической базы коммунизма к 1980 году, которая, вкратце, сводилась к триаде квартира-машина-колбаса. Высокие помыслы и цели советского народа были выкинуты на помойку и подменены стремлением в хрущевский «коммунизЬм», как его себе представляли мещане, возглавившие страну — как типичный мышиный рай

Как хорошо известно, при «Сталине колхозники были абсолютно бесправны, они  не имели даже паспортов» — это мантра, которую невозможно оспорить, как и то, что паспорта выдали при Хрущеве — факт бесспорный. Жителей села начали постепенно выжимать в мышиный рай. — Паспорта колхозникам были не нужны, это не ограничивало свободы их перемещения — у них были иные фомы удостоверения личности, паспорта нужны были именно для работающих в городах,так что введение паспортов — облегчение переселения в города, но не передвижения по стране.

При Сталине же была принята программа возврата долгов селу, была разработана хорошо просчитанная программа подъема  русского села.

В начале 1950-х власти собирались начать массированные инвестиции в сельское хозяйство, прежде всего РСФСР. И, прежде всего, предстояло поднимать Нечерноземье. Начать планировали как раз в 1954. Денег собирались выделить щедро.

«Мы должны были поехать в Орловскую или Ярославскую область, точно уже не помню. Не сразу, а после того, как в деревни проведут дороги. Хватало, конечно, и городских, но старались отбирать тех, кто родился на селе [- отдавали долги не только деньгами, но и людьми, которые ушли из деревни в город на создание промышленности сталинских пятилеток]. Нам объяснили, что отряд станет помогать строить животноводческие и еще какие-то комплексы, там мы и останемся. Обещали хорошие «подъемные». Много таких комсомольских отрядов тогда, в 1952-53, организовывали», — вспоминает ветеран труда Лидия Тимофеева.

Начать планировали со строительства сети дорог, лесозащитных полос и других мероприятиий, комплексного характера. Молодежь с востока страны должна была пополнить ряды тружеников села Калининской, Смоленской, Псковской, Новгородской и других областей, больше всего пострадавших в годы войны.

Но сразу с приходом команды Хрущева к власти все было сделано с точностью до наоборот. Решили добить нечерноземье, в РСФСР  были урезаны приусадебные хозяйства колхозников, введены налоги на фруктовые деревья, каждую голову скота, закрыты колхозные рынки, крестьяне из-за налогов за год порезали свой скот, в несколько раз сократили объемы производства овощей, вырубили фруктовые сады.

Зато были даны преференции «национальным окраинам».

В особом, привилегированном положении оказались сельские жители прибалтийских , кавказских республик, западной Украины, Молдавии и Абхазии и некоторых республик Средней Азии, так, как все они имели право на большие приусадебные личные участки и продажу выращенной с/х продукции.

В Прибалтике оставались хутора до 15 гектаров, из Абхазии шли потоком частные поставки мимозы и цитрусовых, из Узбекистана фрукты, дыни, и арбузы наполняли базары и рынки по всей стране.»Корейцам» совершенно законно сдавались в аренду лучшие поля на юге страны, под выращивание зелени и овощей со свободной продажей по всей стране.

Русская деревня стала вымирать, города переполняться. Так что Набиулина и иже с ней вовсе не первопроходцы, это просто последние могильщики.

Так называемые «негативные последствия» «прогресса человечества», которые до недавнего времени воспринимались, как некие побочные его последствия, в свете сказанного, предстают как специально взращенные плоды  спланированного, хорошо организованного процесса, процесса у которого не только открыто не заявлены цели, более того, скрывается само существование этого процесса, а выпирающие как спрятанное в мешке шило негативные последствия, маскируются под издержки, якобы, в целом прогрессивного процесса, с которыми можно в дальнейшем справиться, например налаживанием индустрии антидепрессантов и увеличением подготовки психотерапевтов.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ufadex на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.