Шакалы Российской империи

Великая русская поэтесса Марина Цветаева всей душой была на стороне белых во время Гражданской войны 1918-21 гг. Это при том, что всю войну она прожила в Москве, получая в те голодные времена от красных академический продуктовый паек, не позволивший ей с дочерью умереть от голода. Причем муж ее, Сергей Эфрон, воевал в это время на стороне белых.

Так что общего в свете этих фактов между Цветаевой и нынешними фанатами белого движения? Общее то, что их любовь носит исключительно мечтательный, идеализированный характер. Они влюблены в выдуманный образ белых, благородных рыцарей, ничего общего не имеющий с реальными белыми и их делами. Вот, что о представлениях Цветаевой пишет поэт Миндлин, живший у нее на квартире в Москве в это время:

«На крылечке мы много беседовали с Цветаевой о белой армии. Никогда она белой армии не видала, на земле, занятой белогвардейцами, не жила, и у нее сложилось какое-то фантастическое представление о белых.

В ее представлении, на знаменах белой армии были написаны имена Пушкина, Блока, Россия, братство, любовь, рыцарство, христианская милость в сочетании с героизмом, святость, народность, доблесть, девственность, благородство. Все, во что она верила, все, что было дорого ей! А я рассказывал ей о том, какой видел эту белую армию на Украине и в Крыму. Рассказывал об офицерских пьяных разгулах, о расстрелах и грабежах, о попойках буквально на костях и крови, о целых табунах спекулянтов, о таких бандитах, как генерал Шкуро. Цветаева слушала, бледная, курила, отдувала от себя дым, склоняла голову на плечи и… верила. Да, верила, что все так и было, как я ей описывал. Но, вынув изо рта папиросу, тихо, чуть ли не шепотом говорила, что настоящей белой армии я не видел. Та, о которой я рассказывал, это, мол, другая белая армия, не настоящая, это армия презренных изменников, падших людей России. Будто бы есть и другая армия – святая, борющаяся за Пушкина и за Блока, за русский язык и свободу, за рыцарство и любовь. Какая? Где? Она выдумала ее себе. Эта выдуманная ею белая армия жила только в ее воображении».

Так и нынешние белодельцы верят в некую идеальную, благородную армию, ничего общего не имеющую с реальной, начавшую свой «боевой» путь со зверских расстрелов пленных и убийств раненых, вырезая в захваченных населенных пунктах целые госпиталя.

В связи с этим мне вспоминается и другой русский писатель – Пришвин, который, как и Цветаева, провел Гражданскую войну на территории красных, с нетерпением ожидая прихода белых. В 1919-м они таки году захватили городок, в котором он тогда проживал. Для Пришвина долгожданный приход белых чуть было не закончился печально: белые едва его не расстреляли, приняв за еврея. После этого эпизода он белых больше не ждал и иллюзий на их счет, подобно Цветаевой и нынешним белодельцам, не питал.

Источник материала
Материал: Владимир Стечкин
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ufadex на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение micgeek q9, вос в москве будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

Сортировать по:   новые | старые
tihow15
tihow15

Да не верят нынешние «белодельцы» ни в какие благородные армии.Они верят в деньги и прибыль,которая и есть их бог и идеал.

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.