Олланд в стране черного золота

У Франции нет иного выбора, кроме как продаться тем, кто предложит больше всех: нефтемонархиям Персидского залива. Адриен Дезуэн радуется этому:

Это, бесспорно, новый престижный успех Франции. Франсуа Олланд является первым главой западного государства, принимаемым по случаю чрезвычайного заседания Совета монархий Персидского залива. Увенчанная продажей «Рафалей» Катару и, может быть, Объединенным Арабским Эмиратам, французская дипломатия, по-видимому, возобновляет свои устремления проводить масштабную арабскую политику.

Это дипломатическо-военные успехи, которые бы не случились без бескомпромиссной позиции, демонстрируемой парой Олланд-Фабиус по сирийскому и иранскому вопросу. Монархи пустыни пригласили Франсуа Олланда не только для того, чтобы подписать контракты по поставкам вооружений, но прежде всего для того, чтобы послать сигнал негодования единственному важному союзнику — Соединенным Штатам. За несколько дней до важной встречи в Вашингтоне ковер, выложенный перед главой французского государства, является красной тряпкой, которой арабские принцы неистово потрясают в сторону вероломной Америки.

Появление сланцевой нефти и ценовая война, проистекающая из этого, вернуло Соединенным Штатам свободу действий и поведения на Ближнем Востоке. Настолько, что Америка, стремящаяся противодействовать международному терроризму и помешать влиянию России, восстанавливает равновесие своей ближневосточной политики в отношении шиитских стран. Ведя войну против джихадистских боевиков в Ираке и Сирии и будучи на грани заключения исторического ядерного соглашения с Тегераном, Барак Обама и Джон Керри ставят под вопрос старый семидесятилетний альянс. Инициированный Фрэнклином Рузвельтом и Ибн Саудом в конце войны, пакт Куинси неумолимо погружается в глубины Истории.

Франция с выгодой для себя устремляется в эту брешь. Потому что, как и нефтемонархии, она изолирована в своем собственном регионе. В Европе — по отношению к России и Германии ей не удается перезапустить свой большой проект европейского объединения от Атлантики до Урала. На Западе — Соединенные Штаты и Британия обращены в другую сторону, в сторону Азии. На юге — Средиземноморье является просто кладбищем для нелегалов. У Франции нет иного выбора, кроме как продаться тем, кто предложит больше всех: нефтемонархиям Персидского залива.

Является ли это прекрасным примером прагматизма? Прогрессивная Франция, наследница эпохи Просвещения и Революции, отдается королям божественного права, но разрывает свою стратегическую изоляцию. В Саудовской Аравии недавние обезглавливания с помощью сабли иллюстрируют средневековые обычаи наших отныне самых близких союзников. Арабская весна утонула в кровавой бане в Бахрейне, но продажа одного самолета «Рафаль» стоит ваххабитской проповеди…

Альянс, который Франция воспевает в эти дни в Дохе и Рияде, конечно, не является моральным, но он остается жизненно важным, если рассматривать наши ближайшие интересы. Франция экономически обескровлена — и вот несколько разбогатевших бедуинов предлагают ей временное могущество и влияние. Однако в долгосрочном плане Париж укрепляет своих худших врагов — суннитские теократии. Которые повсюду своими нефтедолларами подпитывают радикальный ислам, который наши солдаты в то же время пытаются остановить. Напрасные усилия, так как в долгосрочной перспективе Франция отказывается от своих ценностей и тем самым от своих настоящих интересов. Чтобы построить внешнюю политику, выходящую за рамки контрактов, необходимо стратегическое видение.

Источник: Perevodika

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Stumbler на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.