Официальная макаронная хахашечка

Цивилизация издёвки. К первому пастафарианскому венчанию.

В Новой Зеландии впервые прошло официальное заключение брака по пастафарианскому обряду, сообщает нам Британская вещательная корпорация. Одетые пиратами молодые (см. фото) символически связали макароны своей судьбы, дав ряд положенных клятв божеству религии — невидимому летающему макаронному монстру.

Напомним для тех, кто не в курсе: пастафарианство — пародийная квазирелигия, разработанная главным образом с целью троллинга верующих неверующими и атеистами. Существует некоторый процент людей, черпающий самоуважение в Чайнике Рассела, рассказе о заднице Хэнка и лекциях Дж. Карлина, — произведениях, доказывающих этим людям их безусловное интеллектуальное превосходство над верующими современниками. Пастафарианство, декларирующее создание вселенной невидимым летающим макаронным монстром и чудесные свойства пиратов (они, в частности, дали начало человеческому роду и отпугивают ураганы), — является одним из наиболее популярных и институциализированных хахашечек подобного рода.

В прошлом месяце новозеландское государство официально признало пастафарианскую религиозную общину. Руководительница общины сообщает, что скоро пройдут ещё венчания — в том числе однополые.

Что хотелось бы отметить в данном случае.

Во-первых, сама регистрация насмешки в качестве церкви говорит о том, что собственно содержание религии — переживание явлений, воспринимаемых верующими как невидимая и недоказуемая, но реальность — современному правовому государству так же чуждо и непонятно, как и скоморошествующим интеллектуалам.

Во-вторых, пародийная псевдорелигия никак не оскорбляет чувства верующих — именно потому, что религией не является и к вере никакого отношения не имеет. Точно так же, как не оскорбляли чувства верующих пародийные мистерии средневековых карнавалов или Всешутейший собор Петра Великого. Разница лишь в том, что традиционные скоморошеские пародии ставили целью высмеять внешнюю, ритуальную и зачастую косную сторону организованной религии — но никак не отменяли для их участников настоящее содержание веры. В данном же случае граждане, к верующим не относящиеся, пародируют верующих «извне». И это доказывает, между прочим, что верующие в современных передовых странах остаются в числе немногих социальных групп, насмехаться над которыми можно.

В-третьих, готовность взрослых людей в достаточно массовом порядке тратить свои силы и время на дуракаваляние означает, что эти взрослые люди не нашли иного способа тратить свою жизнь.

И тут уже стоит порассуждать скорее о том, как изменила человеческое поведение «интернетизация сознания». Ибо пастафариане — это лишь один из тысяч и тысяч примеров безоглядного троллинга, наполнившего нашу жизнь в последние 10-15 лет.

Как легко заметить, с момента распространения интернета появилась огромная прослойка граждан, посвящающих большие куски своего времени использованию возможности издевательства друг над другом.

Насмешка сегодня является одной из самых распространённых форм времяпровождения и одним из самых популярных хобби. Востребованность объектов для издёвки особенно выпукло была продемонстрирована, например, в ходе большой российско-украинской веб-войны.

Мы видим дикую популярность способа поведения, сводящегося к едкому рецензированию чьих-либо слов и действий и более ни к чему. Издёвка представляется множеству современников наиболее безопасной и неподстебаемой позицией.

Фактически это говорит о растущем в обществах всех развитых стран ощущении бессилия перед миром — и переход ненормально широких масс в сословие комедиантов, ищущих себе объекты насмешки.

К сказанному остаётся добавить, что эта «цивилизация насмешки» является, скорее, частью более широкого явления — «цивилизации необязательного поведения». Проще говоря, наши современники, с развитием производства и сервисов освобождаемые от всё большего числа забот, — посвящают своё свободное время действиям, не продиктованным суровой жизненной необходимостью. Что выливается в повальное взрослое геймерство, непрерывные манифесты о себе онлайн и прочие заместительные занятия.

Отметим, что процессы эти ускоряются и требуют всё больших усилий. Коротко говоря, ранее считалось, что написать плохую книгу — это всё равно что нагадить в вечность. Сейчас большинству амбициозных любителей не до вечности: успеть бы нагадить хотя бы в сегодня.

Разумеется, подобное применение усилий масс никак не говорит о том, что наша цивилизация находится в хорошем, здоровом состоянии.

Источник материала
Материал: Виктор Мараховский
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ufadex на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

Сортировать по:   новые | старые
Homo Faber
Homo Faber

Дуракаваляние и курощение — суть любимое времяпровождение незабвенного Карлсона. Ну, того, который живёт на крыше…

Gena
Gena

Если бы был тырнет у «мущины в самом расцвете сил»…

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.