Одну ногу Украина уже отпилила

Украина, подсев на идеи майдана, требует новых и новых доз патриотизма и евроинтеграции. А новых доз катастрофически не хватает. И внутренние органы постепенно отказывают. И одну ногу Украина уже отпилила. А во вторую выстрелила.

В этой ситуации нужен либо Яценюк, который будет колоть все более ядреную дурь, либо Йуля, которая мертвого поднимет (неизвестно, на что, но поднимет), либо…

Либо не мучаться и пристрелить…

После майдана Украину не перестает ломать, плющить и таращить.
Яценюк не уходит — плохо. Яценюк согласился уйти — снова плохо.

Беда с Яценюком заключалась в том, что экономика погружалась все глубже и глубже, коррупция воровала, возникали дурацкие проекты типа строительства забора на границе с Россией. Но зато Яценюк знал, что делать. Он всегда знал что, как и почему. Примерно как Путин. Обеспечивал контролируемое падение.

Но вот Яценюка по совету из Вашингтона отправили погулять. И тут возникла другая проблема — кто может так же умело, твердой рукой, вести Украину все глубже и глубже в самую Европу?

Гройсман сначала согласился, потом отказался, потом снова согласился, но с рядом условий. Короче говоря, начал торговаться. И его можно понять.

Проблема Гройсмана заключается в том, что после Яценюка возможны только две стратегии.
Первая — признать, что все было сделано неправильно, с точностью до наоборот. Признать, что евроассоциацию подписали зря, с Россией порвали отношения зря, воевали в Донбассе зря и вообще скакали зря. Но можно ли о таком хотя бы даже помыслить?

В современной Украине заявить, что все, начиная с майдана, было зря, а Янукович был прав, когда отложил подписание евроассоциации — это значит пойти на мучительную насильственную смерть.

Но есть вторая стратегия — продолжать вести Украину в глубины Европы, преодолевая сопротивление набегающих говн. Однако Яценюк именно этим и занимался. В таком случае возникает вопрос — зачем убирали Арсения, если лучше него управлять пикированием Украины все равно никто не сможет?

Получается дилемма…

Развернуться назад — нельзя, а идти дальше — трудно, странно и страшно.

Собственно это проблема не конкретно Гройсмана, это проблема любого, кто займет место Яценюка.

Данной проблемы не было у Яценюка, который твердо знает, что делает очень нужное для страны дело и смерть экономики в глубинах Европы — именно то, что и нужно Украине для обретения окончательной независимости от бренной жизни по соседству с москалями. Потому что после смерти наступит вечная жизнь в раю, где москалей уже не будет, ибо все они отправятся в адъ. Яценюк знает это твердо, вселяет уверенность в этом окружающим и поэтому может вести экономику к неминуемой смерти твердой рукой со знанием дела.

Другие так не могут.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ufadex на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

Сортировать по:   новые | старые
Gena
Gena

Вот это и есть многовариантность будущего п♆деца.

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.