А давайте никогда не побеждать на Евровидении

…Я вдруг понял, кого мне напоминает наша нынешняя «культурная элита». Она напоминает мне Аллу Борисовну Пугачёву на «Евровидении».

Помните, наверное, еще этот дурной конфуз? Пребывающая уже в солидных годах и действительно великая (это надо уметь признавать даже мне, саму Аллу Борисовну, мягко говоря, недолюбливающему) русская эстрадная певица совершенно непонятно за каким хреном поперлась на этот песенный конкурс фриков, представляемый для европейских домохозяек. Который, что естественно, совершенно блистательно и проиграла: и глупо было бы, если бы это было не так.

Это типа как если бы, допустим, Ингви Мальмстин выступил бы в конкурсной программе Грушинского фестиваля КСП. И что — мог бы он рассчитывать на победу?.

…Но я сейчас вовсе не о том, что «наш уровень их уровня выше». Ни в коем случае, это было бы просто неправдой.

Я сейчас об истовой, нерассуждающей «экспортоориентированности» большей части нашего культурного мейнстрима вообще.

Поясняю.

Например, самым читаемым и популярным русским писателем за рубежами нашей Родины – до сих пор является граф Лев Николаевич Толстой.

По нему даже с известной регулярностью то в Голливуде, то еще где кино снимают, чем из нынешних русских литераторов вообще может похвастать только Сергей Лукьяненко, но это уже немного другая история.

Ну и?

Вы можете себе представить яснополянского графа, который пишет, допустим, специально для того, чтобы понравиться зарубежной, прежде всего англоязычной, аудитории?! И – не статью, не предисловие, а – полноценный роман?

Вот и я тоже не могу.

…Вся эта дикая суета с «зарубежными успехами», допустим, звягинцевского «Левиафана» происходит только от одного: от глубочайшего когнитивного диссонанса между осознанием «культурной общественностью» своего глубочайшего провинциализма, когда «все настоящее только в Париже», и внезапным пониманием того, что – как бы это неожиданно ни прозвучало – со вкусом в «художественной метрополии» тоже не ахти.

Потому что чисто художественно именно в этой картине, в общем-то, Звягинцев объективно провалился: притчи, как у него обычно бывает, в это раз объективно не получилось, получилась несмешная сатира.

И это неудивительно.

Когда случается, что русский режиссер на российские государственные деньги сознательно ориентируется на то, что он снимает кино именно не для российской, а для «фестивальной» аудитории, — то у него и может получиться только что исключительно «феномен».

А вовсе никакое не кино.

А для феномена в культуре нужно не качество исходного материала, а чтоб «звёзды встали».

В этом смысле разницы между «Левиафаном» — который удачно вклинился в актуальный поиск западом художественных доказательств бесчеловечности русской жизни – и «50 оттенками серого» нет никакой.

«50 оттенков», заурядная дамская порнушка, к тому же фанфик на «Сумерки», сработала именно потому, что вляпалась в актуальный медиа-скандал и породила дискуссию: могут ли авторы фанфиков пытаться заработать на чужих персонажах.

…Но попадание в удачные обстоятельства – вовсе не означают, что и искусство тоже актуальное.

Это, опять-таки, как с Евровидением. Сегодня транссексуал, завтра хор старушек, послезавтра трансвестит, а там и женщина с бородой. Угадай, чем ты покоришь культурную метрополию завтра.

Лев Николаевич в такие игры играть однозначно отказывался.

Источник: KultPult

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Stumbler на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.