«Неизвестная» война на КВЖД

В конце лета 1929 г. советско-китайские отношения обострились до предела и были поставлены на грань войны. Нанкинское правительство Чан Кай Ши национализировало КВЖД. Начались репрессии против граждан СССР из числа работников Китайско-Восточной железной дороги. Всего, по советским данным, было арестовано 1683 советских гражданина, в том числе 80 женщин и 30 детей.
6 августа 1929 г. все вооруженные силы СССР, расположенные на Дальнем Востоке, были объединены в «Особую Дальневосточную армию» (ОДВА), командующим которой был назначен В.К. Блюхер. Китайскими войсками командовал гоминдановский губернатор Маньжурии Чжан Сюэ Лян. В ноябре началось наступление советских войск в районе городов Чжалайнор и Маньчжурия.
Активное участие в боях с китайскими войсками принял Отдельный Бурят-Монгольский кавалерийский дивизион. Эта воинская часть была сформирована в 1927 году. Основной костяк позразделения составили выпускники Бурят-Монгольской кавалерийской школы.

Участник событий,генерал армии И.И. Федюнинский вспоминал эпизод боя под Чжалайнором: «В течение дня 18 ноября белокитайцы неоднократно пытались вырваться из окружения, однако подразделения нашего полка стойко удерживали занимаемые рубежи. В 15 часов противник начал наступление в направлении сопки Каменистая. Его артиллерия открыла ураганный огонь по нашим позициям. Завязался жестокий бой, часто переходящий в рукопашный. На отдельных, участках врагу удалось потеснить наши подразделения. Казалось, он вот-вот прорвет кольцо окружения. Но этого не случилось.

***

По приказу командира дивизии во фланг белокитайцам ударил Бурят-Монгольский дивизион. Лихой атакой советские кавалеристы сломали боевые порядки врага, он не выдержал натиска и начал поспешно отходить. Дивизион устремился в преследование и с ходу овладел высотой Суркино, имевшей важное значение». К ночи 18 ноября Чжалайнор фактически был взят советскими войсками, разведка сообщила, что убит командующий 17-й бригады, оборонявшей город. Потеряв управление, солдаты и офицеры бригады бросились на прорыв. По словам генерала А.П. Белобородова, — «всюду их настигали конники комбрига Рокоссовского и отдельного бурят-монгольского кавалерийского дивизиона».

***

Как вспоминают очевидцы, — «те подразделения противника, которые вырвались из-под нашего огня и, казалось, уже достигли станции Маньчжурия, попали под фланговый удар нашего Бурят-Монгольского кавалерийского дивизиона. Конница врезалась в толпы бегущих китайских солдат. Вскоре и здесь все было кончено».
После взятия Чжалайнора все внимание советских войск сосредоточилось на станции Маньчжурия. Командующий окруженной маньчжурской группировкой генерал Лян Чжу-цзян отклонил предложение о сдаче, рассчитывая на своевременный подход войск из Хайлара и других внутренних районов. Около 5 часов 19 ноября генерал предпринял очередную попытку прорыва из окружения на участке Бурят-Монгольского кавалерийского дивизиона и 106-го Сахалинского стрелкового полка.

***

И.И. Федюнинский, сам служивший тогда в 106-м Сахалинском, свидетельствует: «Бой завязался жестокий. Численное превосходство было на стороне врага. Он, как говорится, лез напролом. Ценой больших потерь ему удалось потеснить подразделения Бурят-Монгольского кавалерийского дивизиона к разъезду Абагайтуй. Под сильным давлением врага отошли несколько назад левофланговые подразделения нашего полка. Однако успех противника был кратковременным. К 8 часам дружной контратакой подразделения дивизиона и 106-го стрелкового полка восстановили положение».В ночь на 20 ноября советские войска начали перегруппировку, готовясь к решительному штурму Маньчжурии. На протяжении ночи подходившие из-под Чжалайнора подразделения занимали исходные позиции.

***
С рассветом ОДВА готовилась к атаке, но противник нанес удар чуть раньше. Фактор неожиданности и момент перегруппировки советских войск сыграли на руку китайцам. Как вспоминал И.И. Федюнинский, — «…противник опередил нас. Около 6 часов он предпринял очередную попытку прорвать кольцо окружения. Большая группа белокитайцев нанесла удар по левому флангу нашего полка и потеснила обороняющиеся там подразделения. Тогда Пузырев приказал Бурят-Монгольскому дивизиону, приданному нашему полку, атаковать врага в районе сопок Синяя и Слива, чтобы заставить его распылить свои силы. Советские кавалеристы блестяще выполнили свою задачу. Словно вихрь налетели они на белокитайцев и заставила их в беспорядке бежать назад, в город Маньчжурия. Прорыв был ликвидирован».

***
К.К. Рокоссовский также отмечал роль бурят-монгольского дивизиона в предрассветном бою: «Особенно отличился дивизион в бою в районе юго-восточнее города Маньчжурия, когда многотысячная колонна генерала Ляна совершила попытку прорваться на восток. Поднятый по тревоге Бурятский дивизион, не дожидаясь подхода частей Кубанской бригады, первым смело атаковал рвущиеся на восток многочисленные колонны врага и, врубившись в его ряды, задержал их продвижение, а затем вместе с подошедшими кубанцами обратил врага в бегство. Этой атакой была завершена операция по разгрому маньчжурской группировки противника».

 

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ufadex на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.