На Украине лежит часть вины за своё тяжёлое положение

Украине не удалось за последние 25 лет обновиться демократически. Старые элиты следуют старым шаблонам. И они прячутся за войной с Путиным. Этого не достаточно.

Спустя год после бегства президента Януковича из Украины в Россию, страна находится в отчаянном положении. После временной победы Майдана, ей нужны, прежде всего, мир и время, чтобы 23 года после обретения независимости оформить наконец стабильное состояние государства и общества.

Необходим покой и время, чтобы перевести идеи и мотивы, которые приводили в действие движение Майдана, в реальную политику реформ. Этому воспрепятствовал в основном Владимир Путин — можно предполагать, намеренно.

Присоединяя Крым, а затем, развязывая необъявленную войну на востоке Украины, он заставил страну почти полностью концентрироваться на внешней политике и самообороне. Украина пренебрегла своим внутренним расположением. Но она сделала это и до сих пор делает не только по поводу Путина и России. Это также результат её собственной неспособности.

Украина пропустила, можно сказать, исторический шанс: шанс 1989 года. Не только уже существующие государства, такие как Польша, Венгрия и Чехословакия, но и государства, которые ещё не существовали, как Прибалтика, ни в коем случае не прошли в 1989 году без проблем через ворота свободы.

Дело старых элит

Они испытали долгие годы, некогда десятилетия, потрясения, чрезмерные требования, неудачи и беды. Но был курс перемен. А в конце формировались более или менее стабильные общества, гражданам которых стало более или менее ясно, какую пользу они имеют в области верховенства закона, демократии и рыночной экономики. Они могут — это касается даже и Венгрии — посмотреть в прошлое с ощущением успеха.

Но этого не случилось на Украине. В 1989 году будучи полностью интегрированной в советской империи, она не могла использовать импульс года. Хотя национальные стремления к независимости, особенно на западе страны, существовали уже давно, так независимость в 1991 году была делом старых элит. Страна соскользнула в посткоммунистическую эпоху.

Почти во всех других странах Варшавского договора были с одной стороны, сильнее или слабее, антикоммунистические народные движения, а с другой стороны, готовые к реформам части старого аппарата. Новая политическая модель сформировалась в споре обеих сторон. Ни демократические правозащитники, ни отъявленные аппаратчики не победили полностью. Это обосновывало и изменение и преемственность.

На Украине, однако, перевесила преемственность. Назло всей риторике об разрыве, у крупного соседа России осталось многое по старому. Все попытки, сделать правосудие надёжным маяком закона, провалились из-за более чем сдерживающего сопротивления тех, кто в руках имел судебную власть.

Партии не представляют политических идей

Так и не удалось также сократить систему взяточничества и коррупции. То, что действовало в советские времена, теперь снова имело вес. Кто хотел иметь работу, концессию или участок земли, не мог полагаться на официальный путь, он должен заплатить взятку. Учреждения не пользовались и не пользуются доверием, государственная власть относится к рядовым гражданам, как личная власть. И, наконец, на Украине не сформировались партии, у которых было бы хотя отдалённое сходство с западными партиями.

Они сгруппированы вокруг личностей, предпочтительно олигархов — партия действующего президента выразительно называется «Блок Петра Порошенко». В этом блоке тесно переплетаются политические и личные экономические интересы. Но, прежде всего, они не преследуют никаких политических идей, целей и концепций. Таким образом, они не способствуют приданию политической сфере действительно политического вида. Всё это какое-то бесформенное.

Не случайно, что на Украине все штатные единицы — правительство, ведомства, судебная система, силы безопасности — называются собирательным термином «власть». Потому что случилось так, что Украина стала единственной страной в бывшем советском блоке, где после 1989 года дело дошло до бунта, и даже до революции. Оранжевая революция была огромным пробуждением, в котором проявилось стремление большой части населения к реальным переменам, после вступления страны на путь современности.

Но тогда не удалось преобразовать мятежный и идеалистический порыв в политику, меняющую институции. Это было огромное разочарование. В то время, как где-нибудь случались успехи, на Украине ничего не изменялось. Люди знали, что часы тикают: 15 лет после 1989 они проиграли, безвозвратно потеряли время. Потом возмущение — и снова старое горе.

Язык экзистенциального бунта

Только чудовищной яростью может объяснить, что бунт на Майдане в зимний период 2013-2014 часто принимал такой мрачный, такой устрашающий оттенок: к надежде уже давно присоединилось отчаяние. Тем более значительно, что это была первая (и, возможно, последняя) революция, которая прошла под флагом Европейского Союза. Бунт на Майдане привёл к смене власти.

Новое правительство и новый президент обратились к Западу и пообещали работать над восстановлением Украины. Многие активисты Майдана наблюдают за этим скептически. Но их критика, чаще всего, направляется в неправильную сторону: полностью оставаясь во власти старого шаблона — революция против реформ, они жалуются, что «дух Майдана» не получает возможности вступить в игру. Но этот дух очень неустойчивое существо, очень идеалистический, очень высокопарный.

Теперь слышны обессиливающие предложения следующего образа: «Тотальность Майдана, его выход за пределы трехмерного пространства, не оставил никакой возможности назвать его полноценным», — Екатерина Мищенко. Это язык экзистенциального восстания. Опять же в этом отражается огромное, долго сдерживаемое желание перемен и самореализации, но также и отчаяние, и отход в презирающую политику внутреннюю жизнь.

Но в одном скептические активисты Майдана, конечно, правы: новое политическое руководство — которое на Западе по внешнеполитическим причинам оценивается высоко — не оправдает желаемых ожиданий. Оно сосредоточилось почти исключительно на борьбе с Россией и на просьбах о помощи от Запада, забыв при этом всё, что хотят люди — приведение в исправное состояние Украины.

Нет дивидендов от свободы

Правда, теперь некоторые бывшие активисты Майдана депутаты или правительственные чиновники почти все жалуются, что — как например в борьбе с коррупцией — не имеют никакой реальной власти, но могут действовать только символически. Многозначительными являются прежде всего действия президента Порошенко. Может быть мудрым то, что он не даёт слишком много обещаний демократии.

Сомнительно, что он — не только в самопрезентации в быстро сменяемых образах — представляется прежде всего как патриот, но не как реформатор. Во всех статьях, которые он написал для иностранных газет, во всех интервью, которые он дает иностранным СМИ, о необходимых внутренних реформах он всегда упоминает только в конце. Порошенко обслуживает эту тему как неприятную обязанность — складывается ощущение, что это не его истинная страсть.

В то время, когда идеалистическая часть активистов Майдана, кажется, не очень заинтересована в воплощении своего импульса в политику реформ, Порошенко и большая часть правительственной команды, кажется, не имеют никакого чутья огромного давления на реформы, которое исходили с Майдана. Теперь после перелома 1989 уже четверть века позади.

Те, кто был тогда в расцвете сил, оставили активный период жизни почти позади и приходят к выводу, что им не досталась дивиденда свободы. Но более серьёзные проблемы сегодня у молодых украинцев. Они вспоминают две революции, из которых первая уже проиграна, и вторая на грани проигрыша. Революции не делаются просто так, две на протяжении одной жизни это очень много.

Существует ряд доказательств, что революционная энергия украинцев постепенно истощается. В конце может появиться всеобъемлющая разочарованность. Активная гражданская позиция, без которой Украина не может встать на ноги, не будет иметь будущего. Украина нуждается во внутренней шоковой терапии. Порошенко будет плохим президентом, обманывающим своих соотечественников, если он им этого не скажет.

Упорные постоянные нападения Путина

В самом деле он говорит до сих пор, прежде всего, о необходимой поддержке со стороны Запада. И то, что он говорит, звучит немного так, как будто Запад мог бы обеспечить Украине готовую к сдаче под ключ, сразу же функционирующую рыночную экономику. Порошенко, конечно, знает, что это невозможно, — но он не делает ничего против того, чтобы такое впечатление возникало среди украинцев. Он насквозь олигарх и человек, который хорошо понимает, как удержаться у власти при всех конфигурациях.

Это легко сказать, трудно сделать, но это необходимо: Украина отчаянно нуждается в чём-то вроде обозримого Плана Маршалла. Плана Маршалла, который был бы щедрым — но в свою очередь, требовал бы от Украины и украинцев огромных собственных усилий. И он в одном должен быть неумолим — Украина должна делать с этой минуты всё, чтобы стать правовом государством с разделением власти, достойной этого названия.

Любым мыслимым образом государства ЕС должны прийти на помощь с ноу-хау, с подлинном партнёрством для модернизации. Это дело не терпящее отлагательства. Потому, что глубокая рана, которую Путин нанёс Украине на Востоке, не так быстро исцелится.

Украина, вероятно, только тогда будет иметь шанс противостоять коварной нео-имперской политике Путина, когда у неё будут сильные государственные учреждения и само государство, и она будет это сознавать. Если это не получится, существует реальная угроза, что она под упорными, постоянными атаками Путина станет чем-то, чего в Европе никто не хочет: failed state (несостоявшееся государство).

Источник: Inoforum

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Stumbler на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

Сортировать по:   новые | старые
Darth Maul
Darth Maul

Бедная Украина!.. Я знал её, Горацио…

Leo74
Leo74

Все виноваты, кроме я (Путин -козёл отпущения
Из предидущей статьи-В советские времена Украина была одним из самых богатых регионов распавшегося в 1991 году Советского Союза. Страна в то время была главным центром машиностроения и сельского хозяйства. —Всё просрали.
Сами выбрали власть олигархов, у которой жажда сиюминутной наживы (не исключаю, что это нац. черта) превыше всего.
Будучи многонациональным госсударством (нет поучиться у России)
_» Хотя национальные стремления к независимости, особенно на западе страны,» поставили задачу озападить восток в результате получили гражданскую войну и отторжение Крыма-Да Да пусть признаются , что не Путин начал уничтожение всего русского на востоке и Крыму и сами во всём виноваты
-«но в свою очередь, требовал бы от Украины и украинцев огромных собственных усилий» , о чём мы говорим, а где обещанная властью и Западом халява, ведь Россию которая раньше давала халявный газ и кредиты мы предали за обещанные ништяки и печеньки, а восточные регионы отказались мовать и быть рабами у западенцев.
Вывод Украина с такой властью, самосознанием и жаждой халявы щёлк и » Украине готовую к сдаче под ключ, сразу же функционирующую рыночную экономику» -failed state (несостоявшееся государство). Она как африканское госуударство не созрело до этого и получило то , что заслуживает.

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.