Ле Пен и ребята

Лев Натаныч Щаранский пишет в своём уютненьком ЖЖ:

Падение режима неизбежно. Конец Путина близок в устах Славы Рабиновича. В Гааге уже начали готовить макароны по-флотски и морковный суп для падшего тирана. В Жан-Жаке ощущается атмосфера ЛГБТ-праздника, незримой волной бороздящего эфир посреди сладко дымящихся вейпов. На Майдане киборги во главе с экологическим активистом Пашей Шехтманом уже прикидывают количество жовто-блакитной краски, которое необходимо будет потратить на покраску всех заборов на Москве. Вертолет на крыше Лубянки уже начал раскручивать свои лопасти, готовый к эвакуации диктатора Путина в Северную Корею. Андрей Пионтковский громогласно пообещал репрессии сторонникам режима и массовую люстрацию ваты. Субботние марши Марка Гальперина собирают все больше сторонников. Борец с коррупцией Лехаим Навальный отчитался о сборе 24-х миллионов рублей для мирной антикриминальной революции.

Однако Путин всеми силами оттягивает свой конец и с помощью различных ухищрений и провокаций КГБ продолжает оставаться у руля Мордора, охраняемый бронированными дверями Кремля. Одним из таких эффективных механизмов стало вмешательство в свободные выборы в демократических странах с помощью русских хакеров и пранкеров Вована и Лексуса. Терран уже успел привести к власти давнего лубянского служаку Дональда Трампа, завербованного в Ленинграде в далеком 87-м году с помощью штатного сотрудника КГБ оперативника-путаны Дали Грибаускайте. Для закрепления легенды Трамп атаковал шестидесятью томагавками аэродром другого путинского сатрапа Башара Асада. Тридцать томагавков вообще не долетели, а оставшиеся нанесли столь незначительный урон сирийской армии, что подорвали веру в доброту оплота свободы во всем мире. Стало вдруг совестливо и гадливо на душе. Как из душа окатило. Дотянулся проклятый Путлер.

Сейчас владыка Орды активно вмешивается в выборы президента свободной Франции, одного из оплотов Евросоюза и хранительницы общечеловеческих ценностей. В этой стране победившей мультикультурности президентская гонка набрала бешеные обороты, апофеозом чего стал вчера первый тур. Во второй тур вышли кандидат Кремля Марина Ле Пен, активно поддерживаемая гражданскими активистами Рыковым и Катасоновой, а также либерал и гей мусье Макарон, страстный приверженец евроатлантического выбора и интеграции мирных демонстрантов ИГИЛ и Аль-Каиды во французское общество. Читатели моего блога просят пояснить за ситуацию во французской республике, тем более что сейчас до Парижу попить экспрессо и поесть круассанов массово стали ездить граждане Украины, наконец-то получившие безвиз. Тем более что мы все жесьи шарли.

Казалось бы, выбор очевиден. С одной стороны путинская мурзилка и русская фашистка Ле Пен, клянчившая деньги на избирательную кампанию у хозяина Дзюдох#рии. С другой стороны — икона гей-либерализма, толерантности, мультикультурности и увеличения санкций против Мордора красавчик Макарон. Тут, как говорится, голосуй или проиграешь. Но на самом деле не все так однозначно. Просто поверьте. Многие уже поспешили записать Макарона в победители, даже кандидат Фийон, клявшийся в верности Путину, призывает своих сторонников голосовать за еврогея. А не толкают ли нас коварные русские хакеры, ведомые рукой русского диктатора, в очередную ловушку по типу Иловайского котла для украинской армии? Не служат ли всемогущему Путлеру не только Ле Пен и Фийон, но и внешне безупречный Макарон? И не является ли Макарон на самом деле главной креатурой кремлевского карлика? Вопросы, вопросы и вопросы.

Судите сами. Вот Марина Ле Пен, националистка. Открыто ездит в Кремль, рукопожимается с хозяином Мордора, Мария Катасонова посвящает ей прозу, твиты, картины, стихи и тайные девичьи фантазии. Вот Фийон. Ни рыба ни мясо (и не лягушка), но главной целью своего президентства объявил верно служить русскому диктатору. А вот мусье Макарон, человек с хорошим лицом. Икона либерализма, гей, сторонник усиления санкций против тоталитарной России, сторонник расширения арабских кварталов путем привлечения нового потока сирийских мигрантов. Если не Макарон, то кто? Но не слишком ли сладостную кандидатуру подобрал Франции Путин? Не только лишь все поверят в такого идеального кандидата после Олланда и Саркози. Многие купились на его предвыборную риторику, но меня так быстро не проведешь. Щаранский вас всех купит, продаст и снова купит, но уже дороже. А что, если под маской Макарона скрывается хитроумный Пьер Ришар, который уже давно стал своим в московских ресторанах? Многоходовочка КГБ, раскрытая брайтонской интеллигенцией на мозговом шторме в трактире «Матрешка»! Не верь, не бойся, не проси. Последние времена настают. Всем крепиться.

С уважением, Лев Щаранский.

ЗЫ. Как дальше жидь? Уже и геям верить нельзя!

Всем крепиться, пить крепительное и открепительное.

Материал: http://lev-sharansky2.livejournal.com/385446.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Stumbler на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.