Красные галстуки Зюганова

КОММУНИСТАМ КПРФ ПОРА РАЗОБРАТЬСЯ С ЗЮГАНОВЫМ

Интервью руководителя МГК КПРФ Александра Шабанова.

Корреспондент газеты «Правда Москвы» Владимир Якушев накануне 13-й годовщины со дня государственного переворота октября 1993 года и последующей осады и штурма Дома Советов и расстрела защитников Конституции взял интервью у Александра Шабанова, который в те трагические дни возглавлял МГК КПРФ и был одним из активных участников тех событий.

Корр. Александр Александрович, какое участие принимала Московская городская организация КПРФ, руководимая в 1993 году Вами, в противодействии государственному перевороту, совершенному Ельциным, защите Конституционного строя и обороне Дома Советов?

Александр Шабанов. Коммунисты Москвы приняли самое активное участие в тех событиях. Уже 21 сентября, сразу же после объявления Ельциным о подписании им Указа № 1400 о роспуске Верховного Совета и Съезда народных депутатов Российской Федерации, коммунисты пришли к зданию Дома Советов и оставались там до конца. Некоторые из них погибли: Краюшкин Евгений Дмитриевич, Морозов Анатолий Васильевич, Сурский Анатолий Михайлович, Ермаков Владимир Александрович, Пономарев Герман Петрович. Вечная им слава!

В октябрьские дни 1993 года московская партийная организация жила напряженной и полнокровной жизнью. Коммунисты участвовали в сборе и доставке продовольствия, воды и лекарств, раздавали пропагандистскую литературу. Каждый день на Горбатом мосту проводилось совещание секретарей райкомов партии, которые координировали свою работу, проводимую возле Дома Советов и в городе среди населения.

Я Хасбулатова знал давно. Мы вместе работали в комитете комсомола МГУ: я был первым секретарем, а он секретарем по оргработе. Я пришел к нему прямо в кабинет и предложил принять закон от имени высшего органа власти о введении чрезвычайного положения на территории, прилегающей к Дому Советов. Я давал это предложение от имени Общественного комитета защиты конституционного строя, членом которого я являлся. Мы в Комитете полагали, что такая мера предупредит ЧП, которое может ввести Ельцин, уже отрешенный Съездом от власти.

Выйдя от Хасбулатова, я встретил Зюганова и попросил его использовать свое влияние среди коммунистов Верховного Совета и провести решение о введении ЧП возле Дома Советов. Зюганов ответил: мы занимаемся сейчас формированием правительства (?!)

***

Корр. Скажите, а какую роль сыграл Зюганов в ходе октябрьских событий.

А.Ш. Я бы сказал, — самую провокационную. 2 октября он выступил на телевидении и призвал всех не выходить на митинг, объявленный сторонниками законной власти на 10 часов утра 3 октября. Наши коммунисты собирали людей на этот митинг. Никто из членов Президиума ЦК КПРФ не знал, что Зюганов готовится выступать на телевидении. Для нас его выступление было полной неожиданностью, хотя мы общались с ним чуть ли не ежечасно. Идеология его выступления была нам тоже непонятно. Кто и почему пригласил Зюганова, опального вроде бы политика, выступить на ТВ? Видимо, кому-то из власть предержащих это было надо, и Зюганов послушно выполнил его волю.

Непосредственно перед митингом Зюганов позвонил мне и просил передать нашим товарищам и Анпилову, чтобы люди не выходили на митинг. Но люди собрались. И людской вал покатился по Садовому кольцу, сметая по пути заслоны из солдат и милиции. Кольцо блокады Дома Советов было прорвано. Ликование народа было неописуемо.

Затем последовал поход в Останкино, где также погибли некоторые наши товарищи, расстрел из танков и штурм Дома Советов.

Стремясь как-то оправдать ликвидацию высшего органа власти в стране и придать видимость законности своему преступлению, Ельцин объявил в своем неконституционном указе о создании вместо Верховного Совета Государственной Думы и проведении в декабре выборов в нее, а также о принятии новой Конституции.

Многие коммунисты Москвы, только что пережившие чудовищный расстрел, считали, что нельзя сотрудничать с преступной властью. Расширенный Пленум МГК КПРФ после долгих дебатов принял решение о бойкоте выборов.

Для принятия новой Конституции была нужна 50% явка избирателей. Если бы коммунисты объявили бойкот — режиму не удалось бы сменить Советскую Конституцию. Мы также не исключали вероятности сорвать выборы вообще.

***

Корр. А как вел себя Зюганов дальше?

А.Ш. Как клеветник и предатель. Только все это маскировалось высокими словами о служении коммунистическим идеалам и необходимости сохранения единства партии. Под последним понималось, что никакого несогласия с линией Зюганова в партии не допускается.

Предательство Зюганова носит глубокий характер, и проявлялось оно не в 1993 году, а раньше.

Начну с момента образования КПРФ, членом ее ЦК я был 11 лет, 4 года — членом Президиума и 3 года — заместителем Председателя ЦК.

Как говорили древние философы «дьявол сидит в деталях», вот эти детали я постараюсь показать.

Зюганов, как и Горбачев, не сразу проявил свою сущность. Но постепенно она раскрывалась все более и более. Естественно, что первыми ее заметили члены ЦК, которые чаще с ним соприкасались. Кстати, десять эпизодов его предательства показаны в коллективном письме ветеранов спецслужб — членов КПРФ в июне 2004 г. в «Новую газету». В коммунистических изданиях оно никогда не печаталось, но сказанное там — правда.

Решения, принимаемые Президиумом ЦК, касаются, прежде всего, вопросов подбора и расстановки руководящих кадров, стратегических целей партии и тактических действий по достижению этих целей.

Так вот, по поводу кадров. Шаг за шагом Зюгановым решалась задача по устранению из руководства партии настоящих, преданных ее делу коммунистов.

Первым, кого Зюганов стал выдавливать из руководства партии, был Купцов, — один из главных организаторов КПРФ. Во время выборов в Государственную Думу в 1993 году Купцов был включен Президиумом ЦК в проходную часть партийного списка, но потом почему-то его там не оказалось. Почему? Темная история.

Еще пример. Московская партийная организация выдвинула выдающегося идеолога коммунистического движения Ричарда Косолапова в число первых своих кандидатов. Однако он волевым решением Зюганова, вопреки решению Пленума МГК КПРФ, был отодвинут в конец списка, а на его место поставлен Подберезкин — начальник Зюганова по его работе в Российско-американском университете («РАУ Корпорейшин»).

В Госдуме в дальнейшем Подберезкин проявил себя как антикоммунист. За продвижение его кандидатуры в Думу Зюганов не понес никакой ответственности.

Выборы прошли. Фракция коммунистов в Думе образована. Ставится вопрос, кто будет руководить аппаратом фракции. Должен был стать Валентин Иванович Купцов, поскольку в его руках рычаги: организационные, кадровые и системные связи с регионами. Зюганов стал возражать против назначения Купцова руководителем аппарата фракции.

Аргументы Зюганова были почти те же, что в свое время аргументы Троцкого против Сталина: слишком много аппаратных полномочий у Купцова. Однако все же под большим давлением членов Президиума ЦК Купцов был утвержден руководителем аппарата фракции.

Другой эпизод. Выборы 1995 года в Думу. Они прошли очень успешно для партии, хотя было потрачено минимальное количество материальных средств. Все было сделано на большом энтузиазме и на отдаче коммунистов на местах. Народ поддержал компартию. Хотя партия и не получила абсолютного большинства, но вместе с союзниками была близка к этому. Депутатом Госдумы был избран и Купцов. Стал вопрос: кто будет руководить Государственной Думой? Единодушное мнение было высказано предварительно на Президиуме, что Думу должен возглавить Купцов. Но тут неожиданно Зюганов заявляет на Президиуме ЦК, что Кремль не хочет Купцова. Откуда такие сведения и почему партия должна считаться в этом вопросе с Кремлем — ответа Зюганов не дал. Но послушали его, выбрали Председателем Селезнева.

Затем возникает вопрос о заместителе Председателя Госдумы. Предлагают Купцова. Против него Зюганов прямо не возражает, но за спинами членов фракции предлагает этот пост Светлане Горячевой.

Возьмем следующий эпизод.

Действия Зюганова на выборах Президента в 1996.

Он тогда баллотировался на этот пост. Победил, как объявили, Ельцин. Но на самом деле никакой победы Ельцина не было. Была фальсификация. На самом деле победил Зюганов. Каково же было наше удивление, когда Зюганов утром, не поставив никого из членов Президиума ЦК КПРФ в известность, первым поздравил Ельцина с победой.

Это был шок. Но тогда Зюганову впрямую это не было поставлено в вину. Сочли, что Ельцин болен, второй инфаркт, и, видимо, поэтому Зюганов пошел на такой шаг.

Но это было связано с другим.

Вернусь чуть назад — к последнему выступлению, которое было предоставлено кандидату Зюганову на первом канале ТВ в последний день агитации. Штабом и Президиумом ЦК было составлено содержательное выступление, которое вскрывало механизм готовящейся Ельциным фальсификации выборов. Народ мог быть предупрежден о готовящемся преступлении устами одного из кандидатов. Но было принято странное решение, что говорить об этом будет не Зюганов, а его доверенное лицо Станислав Говорухин. На телевидение пошли трое: Говорухин, Горячева и Зюганов. Однако Говорухину отказали в выступлении на том основании, что доверенное лицо не может выступать вместо кандидата. Выступать должен был сам Зюганов. Ему было сказано, пожалуйста, выступайте. Пришедшие вышли из кабинета и стали советоваться. Должен был принять решение Зюганов и выступить с этим текстом, именно с этим текстом, именно с этими разоблачительными фактами. Но он не решился на этот шаг, он отказался от него, проявив себя трусом. И вместо разоблачительного выступления по ТВ пошел рекламный ролик.

Теперь совместите этот эпизод и эпизод поздравления Зюгановым Ельцина с победой на выборах. Что это? Это продуманная игра. Хотите, я назову ее настоящим именем — это предательство! Зюганов предал коммунистов и массу их сторонников.

И последний эпизод деятельности Зюганова и его окружения.

Купцов уже практически отстранен от руководства партией. В ней заправляют другие люди.

А почему отстранен? Здесь уже появляются мотивы политической коррупции, которые, впрочем, не новинка для политической жизни России. Понятно, что пионером коррупции в Думе является партия ЛДПР Жириновского, которая беззастенчиво собирала деньги с состоятельных людей за включение их в свои избирательные списки. Но это теперь происходит и в КПРФ. Для нас, например, было полной неожиданностью включение в избирательный список КПРФ 1999 года Саркисяна, который потом моментально перешел в Единую Россию, а также Семигина. Последний — крупный предприниматель, доктор наук, издатель. Он был рекомендован партии Зюгановым. Что стоило Семигину это избрание, я не знаю, но в кулуарах Думы уже давно говорят, что Зюганов приватизировал партию и торгует местами депутатов.

После своего избрания в Думу Семигин тут же был выдвинут, правда, по квоте аграрной партии, на пост заместителя Председателя. Причем сделано это было в манере Зюганова за спиной у партии. Было объявлено на фракции от имени Президиума ЦК, что на место заместителя Председателя Государственной Думы, которое занимала Светлана Горячева, идет Петр Романов, а Горячева переводится на должность руководителя комитета и одновременно от руководства комитетом отстраняется Апарина. Как видим, две самые авторитетные женщины в партии и во фракции были просто отодвинуты в сторону.

Я подошел к одному из руководителей ЦК, я уже не был членом Президиума, и спросил: «У нас же есть квота по аграрной партии, почему не отдаете ее Горячевой?» Мне было сказано, что вопрос уже решен и через пять минут я узнал, что эта квота предназначена для неизвестного никому в партии Семигина.

Идет время, Семигин возглавляет Исполком НПСР, работает хорошо, вслед за исполкомом заработали отделения, появилась возможность пополнить информационную и технические базы. Следуют прекрасные отзывы о нем от Зюганова. И вдруг весенний кризис 2002 года. Он был связан с разрывом пакетного соглашения между фракциями «Единая Россия» и КПРФ. Когда стали убирать представителей КПРФ из руководства думских комитетов, Президиум ЦК принял решение, что мы сами должны покинуть эти посты, чтобы не подставляться властям. Некоторые коммунисты-депутаты сочли решение недостаточно продуманным. Кары последовали незамедлительно. Селезнев и Губенко были исключены из партии. Тут же появились обвинения в адрес Селезнева, якобы он создал по заказу и на деньги Кремля объединение «Россия». Я задал Зюганову прямой вопрос: если Вы так утверждаете, о покажите документы, подтверждающие это обвинение. Никаких документов он, конечно, не предъявил.

Затем началась борьба с Семигиным как с «кротом» в партии. Никакой он, конечно, не «крот», не агент Кремля, направленный в КПРФ для ее разложения. Все проще. Начиналась предвыборная кампания 2003 года. Возможно, Зюганов испугался, что Семигин, как человек энергичный и набиравший авторитет в патриотическом движении, может составить ему конкуренцию. Среди членов ЦК зрело решение, что Зюганова надо отстранить от руководства, так как он ведет линию на буржуазное перерождение КПРФ и изгоняет лучших людей из партии. Зюганов тоже чувствовал, что его позиции в партии пошатнулись, и стал торопливо освобождаться от своих критиков в партии под предлогом, что они, якобы, раскалывают ее.

Кризис разразился на Пленуме ЦК непосредственно перед Х съездом КПРФ.

Большинство членов ЦК КПРФ, понявшие и начинающие понимать предательскую сущность руководства Зюганова, собрались вместе и пригласили его к себе. Он перепугался, естественно, не пришел и стал предпринимать срочные меры самозащиты. Началась персональная проработка членов ЦК…

Затем Зюганов, действуя по принципу «на воре шапка горит», стал обвинять членов вновь созданной /исключенными из КПРФ — прим. ред./ партии ВКПБ в предательстве и измене, назвал их «политическими власовцами». Но что еще ждать от этого, по сути, политического банкрота. Численность КПРФ он уже уменьшил в пять раз. Если в 1993 году она составляла 500 тысяч, то сейчас до 100 тысяч. Свою задачу он, можно считать, выполнил. Состояние у него есть. Теперь ему пожить бы всласть. Но не отпускают хозяева, не подобрали, видимо, еще достойной замены.

Коммунистам КПРФ пора разобраться со своим «вождем» и обслуживающим его подобострастным персоналом. Уверен, прозрение у них наступит, как наступило оно у меня и моих товарищей.

Источник материала
Материал: Сажи Умалатова
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ufadex на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.