Изнасилование гречневой кашей

Сейчас буду излагать странную теорию. На тему того, почему родители навязывают своим детям определенный тип пищевого поведения, в каких пределах это необходимо и какие могут быть причины и последствия у нарушения разумных границ.

Для начала: питание — один из важнейших физиологических процессов организма. К тому же безусловно социально значимый: с едой связано куда больше различных традиций и ритуалов, чем со сном или походом в туалет. Я бы поставила еду на второе место после секса. У ребенка же сексуальность еще не проснулась, поэтому еда претендует на звание самого важного процесса (правда, для детей еще сон важнее, чем для взрослых). Спорный вопрос, есть ли у младенцев как таковой аппетит и чувство голода в том виде, в каком они появляются в более взрослом возрасте, или у младенца отсутствует самочувствие и все регулируется инстинктами. Как бы то ни было, младенец должен сосать молоко, что он и делает, а отказ от груди обычно означает, что ребенок по тем или иным причинам не может сосать молоко (например, устал или что-то болит).

Но вот ребенок становится старше, возьмем годовалый возраст. Он уже ходит или начинает ходить, у него подключается огромное количество разных ощущений, эмоций и поведенческих программ, он все еще «не догоняет» некоторые физиологические процессы, например, мочеиспускание, и потому не контролирует их, мозг еще не полностью обрабатывает все получаемые от тела сигналы. Но голод к ним не относится, дело в том, что в природе подразумевается, что окончание лактации равно началу самостоятельной добычи пищи. Если бы детеныш не чувствовал, что ему пора есть, он бы не выжил в дикой природе.

Поэтому заставлять здорового ребенка есть уже с этого возраста не имеет никакого смысла. Он сам понимает, когда ему пора есть и голодным добровольно не останется. Он может, конечно, как и взрослый, забыть про голод во время какого-то интересного занятия и почувствовать сильный голод после окончания игры, но он ни в коем случае не доведет себя до истощения и голодной смерти, как кажется некоторым бабушкам. (Речь вообще о здоровых людях, и детях, и взрослых, если человек болеет/ослаблен/несколько дней не ел, то это уже другой разговор, такой проблемы касаться не будем). И если в приведении ребенка к некоему определенному времени приема пищи есть смысл (готовит-то не он, готовит мама, а ей удобнее делать все в определенное время), то заставлять ребенка доедать все, что ему навалили в тарелку — не только бессмысленно, но и вредно. У ребенка малый объем желудка и быстрый обмен веществ, ему положено есть малыми порциями много раз в день (как и взрослым, кстати, только взрослый организм выносливее и обмен веществ уже замедлен).

Однако часто бывает, что родители не понимают и не хотят прислушиваться к нуждам ребенка, мотивируя это тем, что у него «капризы» и «я знаю лучше, что ему надо» и начинают принуждать его к определенному типу пищевого поведения.

Теперь о том, в каких видах проявляется пищевое принуждение:

0) Не принуждение, а разумный контроль. Нормальный вариант, представляет собой модель пищевого поведения в семье, которая полезна ребенку и удобна взрослым: когда взрослый контролирует время главных приемов пищи и питательную ценность еды, баланс белков, жиров и углеводов, при этом:

— не заставляя есть, когда ребенок не хочет;

— оставляя свободу для правильных перекусов между основными приемами пищи;

— ограничивая продукты, которые вредны ребенку;

— сохраняя вариативность и учитывая личные вкусовые пристрастия ребенка (да и вообще всех членов семьи, не армия все-таки).

1) Бабушкин вариант: «что ж ты внученька худой». Бабушки часто стараются закармливать детей всякими вкусностями до первой стадии ожирения. Здесь нет никакой парафилии, только гиперопека и подсознательный страх из собственного детства перед голодными временами. Желание показать свою любовь, дать то, чего не было у них самих, плюс обезопасить (как им кажется) здоровье ребенка. Любовь в сочетании с неграмотностью и «воспитанием дефицита» в принципе ничего страшного, если, конечно, такая бабушка — не единственный в семье человек, ответственный за питание ребенка, тогда это чревато проблемами для ребенка.

1.2) Материнский вариант «бабушкиного синдрома». В случае матерей он трансформируется в более опасную разновидность: желание слепить из ребенка свое подобие, отказать ему в наличии собственных желаний и ощущений. «Я лучше знаю, что ты голодный или замерз; как ты можешь не хотеть это, это же вкусно!» Пищевой абьюз здесь лишь часть общей программы, цель которой: сделать из ребенка свою копию. В основе даже не любовь к нему, а любовь к себе. И вот это один из двух самых разрушительных форм абьюза, рассматриваемых в данной статье.

2) Сектантский вариант. Сюда относятся всякие веганы, сыроеды, праноеды, истово постящиеся (причем нормальные верующие понимают, что пост — это на 10% диета и на 90% — очищение мыслей, молитва, определенное поведение и т.д. и осуществляться может только по желанию и с полным осознанием, а не насильно). Эти люди искренне уверены, что их тип питания единственно верный и малейшее отступление от него чревато раком, смертью, карами небесными и так далее. Сектанты не могут тихо есть свои салаты и духовно богатую пищу, они обязательно навязывают это всем окружающим. (Это именно те случаи, когда детей обнюхивают после школы, не пахнет ли от них столовой, а потом наказывают). Слава Богу, обычно в подростковом возрасте дети из таких семей шлют родню наkhер и начинают питаться, как все нормальные люди, но минус здесь, конечно же, стресс и конфликты, а также отсутствие нормальной модели пищевого поведения, такие дети начинают во взрослом возрасте питаться фаст-фудом и всякой дрянью, до которой только дорвались).

3) Советский вариант. Такой был у большинства из нас. В общем-то он нормален, просто не очень хорош для современных условий. Родители в душе не абьюзеры, просто воспитаны в традиции, когда питание семьи должно подчиняться рабочему графику. «Советские» родители хотят, чтобы ребенок ел строго в определенное время, три раза в день, только то, что ему дают, доедал все, что положили (чтобы не выкидывать) и никаких перекусов, а то в положенное время есть не будет. (При этом такие люди редко в состоянии объяснить, что страшного случится, если ребенок съесть печенье в 6 вечера и не доест макароны в 7, кроме того, что перекусы — это зло, а макароны — «нормальная горячая еда»). Обычно такие родители руководствуются соображениями удобства и не склонны долго воевать со своим ребенком, такая форма принуждения ослабевает в раннем школьном возрасте, когда ребенок может уже сам себе что-то погреть или приготовить.

4) Наконец, последний вариант, ради которого и писалась статья — пищевой абьюз. Такие родители руководствуются не любовью к ребенку, не своим удобством, не «потому что так положено», не верой в какую-то фигню, а только и исключительно желанием ломать и подавлять личность своего ребенка.

/Контроль питания крепко повязан на контроле личности. Именно в этом природа всех пищевых расстройств: анорексички пытаются вернуть контроль над своей жизнью (как им кажется) путем голодания или, наоборот, отказывается от контроля, разжираясь до 200+ кг и вынуждая окружающих заботиться о себе. Кто контролирует питание личности, тот контролирует личность./

Повидала много таких родителей и могу сказать только одно: это однозначно сексуальная парафилия. (Расстройство сексуальной природы не обязательно имеет выражение именно в сексе, например, телефонное хулиганство тоже относится к расстройствам на сексуальной почве; также есть такое понятие как несексуальный садизм, когда природа удовольствия от осуществляемых действий сексуальная, но не выражается непосредственно в возбуждении и оргазме). В отличие от гиперзаботы, в случае парафилии, речь идет именно о требовании потреблять один продукт ради самого факта потребления именно в форме: «ты не будешь есть кашу, пока не съешь этот кусок сала». Причем зачастую подбираются специально именно те продукты, который ребенок не переносит, буквально те, от которых его тошнит. Принуждение происходит под соусом «борьбы с капризами» и «избалованностью», но при этом характерны аргументы: «ты тут не главный/ты не будешь командовать взрослым/ты будешь есть то, что дадут» — то есть мотив подавления, контроля личности налицо.

В ряде случаев я могу это объяснить, например, в одной семье отец, откинувшийся с зоны, навязывал семье потребление продуктов, которые на зоне считаются «элитными» — жир и масло. Но в основе все равно лежит некая потребность в доминировании, ну в сочетании с необразованностью, разумеется, и непониманием, что здоровая пища в гулаге и для девочки-подростка — это разные понятия. Отличить обычных гиперопекающих абьюзеров «по бабушкино-материнскому типу» от сексуально-мотивированных просто (хотя разница не велика): первые отказывают ребенку в собственной личности, стремясь сделать собой, они навязывают то, что любят сами и запрещают то, что не любят — в основном это мамки и бабушки. Сексуально-мотивированные абьюезеры (в основном мужчины или очень доминантные, а не опекающие женщины) стремятся сломать чужую личность, а не изменить под себя: они называют ради навязывания, даже то, что не любят сами.

Самый запущенный случай, который я видела в одной семье, в которой жила несколько недель в детстве: контроль пищевого поведения в сочетании с контролем сна (дети школьного возраста обязаны были находиться в постели 12 часов в сутки при нормальной потребности сна в 8 часов, не спать, а именно находиться в постели, в ущерб всем занятиям, как играм, так и урокам) + долгие, по 15 минут молитвы с поклонами и счетом-пересчетом количества прочитанного, молитвы ради ритуальной, а не духовной стороны. Апофеозом всего этого было то, что глава этой семейки (и главный абьюзер) не был верующим. Он просто кайфовал от процесса принуждения своих детей и жены и от придуманной им системы наказаний.

Все дети, кроме старшего, свалили из семьи, старший немного неадекватный и инфантильный, вплоть до того, что его пугает скопление людей, которые перемещаются куда-то по своему усмотрению (например, на вечеринке), он замирает, как солдатик, и ждет, когда к нему подойдут и скажут, что делать. Когда я это увидела в детстве, я просто поняла, что дядя еб странный, а в более взрослом возрасте проанализировала с точки зрения сексопатологии и поняла, что дело было в сексуально мотивированном абьюзе.

Логически за пищевым контролем следует контроль сексуальности, этим тоже занимаются родители-абьюзеры: например, вынуждая подростков носить максимально уродское нижнее белье, наказывая за мастурбацию (особо упоротые родители снимают двери с петель), запрещая девушке носить бюстгальтер/брить подмышки, лет с 11 предрекая судьбу шлюхи/шалавы, запугивая венерическими болезнями и беременностью и т.д.
А сподобил меня написать эту статейку один эталонный му… абьюзер, хвастающийся тем, как он подавляет капризы своего 6-месячного ребенка, заставляя того есть гречневую кашу. Которую не рекомендуют давать до года, потому что ниkhрена не усвоится. Но, главное ведь, чтобы «избалованный пидor» не вырос.

 

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ufadex на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

Сортировать по:   новые | старые
Ayatola
Ayatola

Дураков не сеют не пашут, они сами родятся.(с)


Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.