Интеллигенты об интеллигентах

Вот чего я вообще не мог никогда понять, так это глупых разговоров на темы типа «Тихий Дон написал не Шолохов» или «Алексей Толстой на самом деле по происхождению не от графов Толстых, а от Алексея Бострома» (это тоже русский дворянин, чтоб вы ни подумали, который был у него отчимом).

Не просто «не могу понять», но это для меня как лакмусовая бумажка — как это слышу — тут же понимаю, что говорю с дураком.

Ладно, я ещё могу понять Солженицына — тот попросту завидовал Шолохову. Потому что сам изначально писал под «Ленинскую премию», был уверен, что вся его тягомотная писанина как-раз для этого в период хрущёвской оттепели, но перестарался. Зато получил потом Нобелевскую, исключительно по политическим причинам; так и Шолохов получил Нобелевскую премию — поэтому Солженицыну легче не стало, и он пытался говорить гадости про Шолохова постоянно.

Это некрасиво, но во всяком случае Солженицына можно понять. Не понятно при этом — зачем об этом тарахтеть тем, кто с Шолоховым не соревнуется. Собственно говоря — неужели не всё-равно — кто написал «Тихий Дон»? Ну какая разница-то? Читателям какая разница. Я, правда, отношу этот роман-эпопею к вещам, которые вполне можно было и не читать, но всё-равно это вещь достойная. Не обязательная, но хорошая. И если не Шолохов её написал — то что это меняет, собственно? Ведь все ниспровергатели шолоховского авторства подспудно к этому же ведут. «Раз не Шолохов — то книга плохая», так ведь получается. А где тут логика? Я её не вижу.

Так и с Толстым-Бостромом. Ладно, те, кто его не любил в 30-е в белой эмиграции — об этом шипели. Пошлые обывательские разговоры, до которых может упасть любой, даже Иван Бунин: мы все не без слабостей. Но по крайней мере они с Толстым лично дружили, общались — и искали где бы его ущипнуть. Но другим-то зачем.

Сейчас просто прямо-таки к каким-то отвращением прочёл об этом в заметке на АПН у Егора Холмогорова. Я его и так всегда считал неумным, а тут тот самый лакмус, давно для меня существующий, — увидел и утвердился в своём мнении.

Типа «да это даже не Толстой, а фальш-панель в виде Бострома». А мы-то, наверное, до этого любили Алексея Николаевича только за то, что он граф, ага. И если эта версия верна (хотя Николай Второй её не признал), то типа и писал он что-то не то. И на этом тезисе (я не шучу) Холмогоров построил всю концепцию своей статьи о том, что советская литература — ущербна. «Вся была заменена на бостромов».

Откуда такие комплексы у людей? Вот даже слово «дурак» тут я нахожу слабым. Убогий какой-то. Тьфу! Может Холмогоров комплексует и мстит за то, что все считают, что он цыган? Так никто об этом не думает на самом деле, глупости это всё. Но Алексею Толстому всё-равно досталось от этого «светоча», как и недавно у какого-то такого же пошлого литературного критика с «Я считаю, что Блок писал много стихов, но плохих, а певец Шуфутинский тоже много, но хороших», бггггг.

Источник — http://eriklobakh.livejournal.com/1847318.html

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Stumbler на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

Сортировать по:   новые | старые
tihow15
tihow15

Да,слово «убогий» весьма подходящее для характеристики упомянутых «деятелей» и иже с ними.
Собственно,эти убогие и пишут для таких же убогих,так что не стоит портить себе нервы и заостряться на этой мути.

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.