Целесообразность присоединения Донбасса под вопросом

Да, на Донбассе идет национальная война. Только это не война между украинцами и русскими. Это война — последний гвоздь в могилу советского народа.

Советский народ, выражаясь научным языком, был полиэтнической гражданской нацией — такой же примерно, как американская или бразильская. Правда, нация эта до конца развиться не успела и с падением СССР стала распадаться.

Возникла она не на пустом месте, а позаимствовала многие принципы из до-национальной предыдущей эпохи. Еще тогда Россия, занимая огромный кусок Евразии с его многообразием природных условий и, соответственно, народов, была вынуждена выработать какие-то принципы мирного общежития различных этносов. Она не могла (или не хотела) пойти по пути европейцев, попросту истреблявших всех, кто не желал стать единой нацией, а создала собственный алгоритм, который работал несколько сотен лет — группировка прочих народов вокруг русского, на основании трансцедентной объединяющей идеи.

Донбасс был пережитком советского народа — эта парадигма «объединиться вместе» была тут господствующей или, как минимум, очень влиятельной. Это не удивительно — от незалежности Донбасс очень сильно проиграл, превратившись из преуспевающего региона в зачуханное и убогое место.

Будучи периферией, Донбасс хранил этот тип сознания лишних двадцать лет — когда в материковой России уже давно распространилась другая — изолирующая. Так, крестьяне в итальянской провинции еще в 4 веке поклонялись Сатурну, когда города уже давно стали христианскими.

Вот это стремление к объединению, собственно, и получило презрительные клички «ватничества» и всего такого. За него же Донбасс и стал козлом отпущения — и презирается теперь с обоих сторон. За то, что отстал от моды. За то, что не воспринял новую парадигму «Каждый порознь».

Почему распространилась эта новая парадигма? Бытиё определяет сознаниё. Зачем людям объединяться вместе — чтобы стать вместе сильнее, чем порознь. Кооперация дает дополнительные возможности, но, правда, налагает и ограничения.

Но в существующей экономической системе кооперация не выгодна. Как выглядит эта система? Имеются кормные места, где генерируется прибыль. Чем меньше людей с этого места кормится, тем выше доля каждого. Поэтому выгодно отгонять всех от источника прибыли.

Например, в СССР пассажирские перевозки были убыточны, а грузовые — сверхприбыльны. Поскольку система работала, исходя из целесообразности (все поезда должны ездить), то прибыль от грузоперевозок перераспределялась на пассажирские перевозки. Вполне логично.

Как логично и для нынешней капиталистической системы ни с кем не делиться, отгородить грузовые перевозки стеной (ах, отмена перекрестного субсидирования — это так модно и популярно), а оставшиеся убыточными пассажирские сбросить на кого-нибудь другого, например, на нищие местные муниципалитеты.

Система получается фрактальной и бесконечной. Берем тарелку, отламываем от нее внешние куски — они же убыточны. Получаем ту же самую тарелку, только меньше диаметром. Снова отламываем от нее внешние куски. И так далее — пока ничего не останется.

Отсюда удивляющая многих исследователей рассеченность России по всем направлениям. По телу страны везде и во всех направлениях проходят трещины.

Отсюда же и маникальное стремление отделить все бывшие союзные республики, и отогнать их от себя подальше. Это выживать проще, стоя спиной к спине, а жрать лучше одному — и побольше, побольше, ни с кем не делясь.

Поэтому, собственно, и распался СССР — не из-за какого-то обостренного взрыва этничности, который стал всего лишь инструментом, а из-за желания ни с кем не делиться. И инициатором его распада стала именно РСФСР, которая решила, что лучше ни на кого не тратиться и ни кого вокруг себя не сплачивать, а залезть под американскую крышу, которая обеспечит безопасность, и стричь купоны.

За Советским союзом посыпался так до конца не оформившийся советский народ, а дальше понеслось.

Разумеется, это был не конец света. Это всего лишь был конец русской цивилизации в той форме, как она существовала последние пятьсот лет. Возможно, в будущих учебниках нынешнее время назовут «периодом либеральной раздробленности». А может, и учебников-то никаких не будет — кто его знает.

Процесс распада единого народа шел медленно и постепенно. Нынешняя российско-украинская война — всего лишь окончательное его оформление. Заключительный аккорд.

За эти двадцать лет окончательно оформилась русская? скорее эрефянская нация — замкнутая в себе и вполне довольная своим нынешним существованием, тщательно отгоняющая всех от своего корыта. Вы только послушайте, как они поливают дончан, которые всего лишь считали, что нужно держаться вместе — перепутали эрефянскую гражданскую нацию с русской этнической. И предатели эти дончане, и неблагодарные хохлы, и в 1991 году не так голосовали, и референдум по просьбе Путина не отложили, и в Ростов поехали и теперь права качают. А в основе одна нехитрая мысль — что наше, то наше, не замай. Все эти инвективы — просто мучительный поиск отличий для дальнейшего размежевания по принципу «Никогда мы не будем братьями…».

А российские интеллектуалы рассуждают в терминах высоких материй — про глобализацию, геополитику, борьбу с Западом и за Запад и все такое прочее. Но выходит каждый раз одно и то же: вас там убивают? Ну и дохните дальше, главное, чтобы Россия получила от этого выгоду. Короче, классическое «ты умри сегодня, а я завтра».

Я бы на месте России вот о чем беспокоился. Система трещин никуда не делась, и они продолжают расширяться и змеиться дальше. Потом могут начать и куски откалываться. И не только в кочующем из статьи в статью виде распада РФ на отдельные государства — все может быть и тоньше. Откололся же, например, от России огромный слой ученых — и нет его больше. Раскололась РФ на города и нищую деревню, на западников и «совков», на офисный планктон и почти не видимых рабочих, и мало ли где еще. Но тарелка по-прежнему осталась круглой, хоть и обкусанной. Что там древние писали про царство, разделившееся в себе?

На Украине-то тоже все началось с того, что продвинутая европейская часть общества — это их самоназвание — решила, что надо срочно подписать ассоциацию с ЕС, даже если от этого пострадает вся промышленность, торговавшая с Россией. Промышленность завалится, с ней вместе пролетарское быдло — но у продвинутых-то, наоборот, жизнь улучшится. А если быдло не согласно пострадать ради великой идеи, то тем хуже для него.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ufadex на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Комментарии

Сортировать по:   новые | старые
Bago
Bago

Фраза автора: «Я бы на месте России вот о чем беспокоился…» говорит о том, что нас удостоил внимания сам владыка мира. Хотел лицезреть лик его, дабы незамедлительно нАчать поклонение, но не нашел. Как потом выяснилось это какой-то «синий кот» (наверно голубой, но в последней стадии). Поэтому, по нашим понятиям, внимания никак не заслуживает, но на Доске почета повесить можно.

PeterC
PeterC

В помойку такие опусы. Даже анализировать невместно, противно

provincial1
provincial1

Там комменты интересные. Видно, что не мало людей с критическим взглядом на тему. Опять кто то хочет внушить, что Россия кому то, что то должна. И еще фраза: «… инициатором его распада стала именно РСФСР». Мне в армии (90-92гг) нацмены (да и русские из нацреспублик) проели плешь стенаниями как их об’едает Россия и мриями как оне счастливо будут жить без нас.

Henren
Henren

Статейка — вопль нацмена. «Как вы посмели отделиться и прекратить нас кормить за свой счет, таких красивых!».

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.