А у Бельгии есть вообще спецслужбы?

Южный вокзал Брюсселя, столицы тихой и благополучной европейской страны Бельгии. Именно это место давно превратилось в черный рынок оружия, на котором, по данным французских и бельгийских спецслужб, и приобрели автоматы и взрывчатые вещества боевики, устроившие самый страшный теракт в истории Франции.
Кстати, именно здесь, год назад по цене в $5 тысяч за единицу купили автоматы Калашникова братья Куаши и Амеди Кулибали, перед тем как отправиться расстреливать карикатуристов из «Шарли Эбдо».
Другое место, находящееся на северо-западе Брюсселя, но в пешей доступности от южного вокзала, послужило базой для бандитов, устроивших недавнюю серию терактов в Париже.
Коммуна Моленбек — одна из 19 коммун, из которых состоит Брюссельский столичный округ. Самая бедная и криминогенная из девятнадцати. Здесь в основном проживают как легальные, так и нелегальные мигранты — выходцы из Африки и Ближнего Востока. А из последнего на ПМЖ здесь устроилось множество сирийцев, хлынувших недавно в Европу. Внимание на них власти Бельгии обратили только после атаки на Париж.

«Мы уже знаем, что, скорее всего, большинство террористов, которые участвовали в этой акции, были выходцами из Европы. Это не беженцы, которые вчера-позавчера прибыли в ту же Францию, это те люди, которые уже достаточно давно находятся на территории Европы, потому что мы знаем, что следы уже ведут в Бельгию, не только во Францию», — говорит Николай Топорнин, руководитель Информационного офиса Совета Европы в РФ.

Один из подозреваемых в организации терактов — гражданин Бельгии Салах Абдеслам, проживающий в брюссельском Моленбеке. В Моленбеке он известен как человек, связанный с ИГИЛ.
О том, что он может быть связан и с терактами в Париже, французские и бельгийские спецслужбы догадались только тогда, когда один из смертников, подорвавших себя на бульваре Вольтер, 31-летний Ибрагим Абдеслам, был официально опознан как брат Салаха.
Спустя несколько часов после терактов, машину Абдеслама на границе Франции и Бельгии остановил патруль, допросил Салаха, сидевшего за рулем, а потом… отпустил.

«Это является следствием политики нездоровой толерантности, которая часто наблюдается в европейских странах, потому что спецслужбам поставлены определенные барьеры и ограничения на пути нейтрализации радикалов-экстремистов, дабы не спровоцировать волнения внутри этих мигрантских кварталов.
Поэтому, насколько я понимаю, у них были связаны руки, чтобы разобраться с деятелями радикальных сообществ», — считает Александр Шатилов, декан факультета социологии и политологии Финансового университета при правительстве РФ.

Абдельхамид Абауд — тоже житель брюссельского Моленбека, который до сих пор чувствовал там себя как рыба в воде. И это — несмотря на то, что в феврале этого года этот самый человек давал интервью журналу Dabiq, выпускаемому ИГИЛ, хвастаясь террористическому изданию тем, как он ездил из Европы в Сирию и возвращался обратно, не привлекая внимания спецслужб и готовя при этом теракты. Вот всего лишь небольшой фрагмент интервью боевика ИГИЛ:

«Мое имя и фотографии были во всех новостях, а я продолжал находиться у них в стране, планировать операции против них и сумел благополучно выбраться оттуда, когда возникла такая необходимость».

Прежде чем попасть в руки боевиков, оружие должно было оказаться на рынке нелегальных торговцев в Брюсселе. Но откуда?

Бельгийским журналистам удалось пообщаться с одним из представителей Федерального департамента по контролю за оборотом стрелкового оружия. Они выяснили, что, оказывается, во время июньской перерегистрации гражданского оружия власти страны не досчитались больше трехсот тысяч стволов.
Перерегистрировано при этом было всего 125 тысяч — и это из общего количества указанных в реестре, то есть находящихся на руках бельгийских граждан. Куда делось остальное оружие — бельгийские власти не знают. Но предполагают.
Ведь такой, мягко говоря, казус произошел при первой же перерегистрации, которую в стране провели после реформы 2006 года, когда оружейное законодательство (согласно которому в Бельгии без лицензии можно было приобретать даже автоматические винтовки) было ужесточено.

Именно тогда все ставшее вне закона оружие постепенно перекочевало на черные рынки страны, а Бельгию даже назвали оружейным перекрестком Европы. И именно с тех пор, по словам специалистов, она стала прекрасной базой для пополнения террористического арсенала и, соответственно, основной, так сказать, «малиной» боевиков ИГИЛ в западной Европе.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ufadex на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

Сортировать по:   новые | старые
Rover
Rover

Ответ есть на Русском Топе:
http:// topru. org/37195/vmesto-tysyachi-slov/

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.