Жизненный успех когда-то связывали с хорошими оценками

domestic_lynx пишет в ЖЖ:

«Я абсолютно согласна, что советское образование было одним из лучших. И оно опиралось на российские традиции образования.

Я сразу говорила, что о революционности не стоит мечтать. Я не придерживаюсь революционных взглядов», — сказала Министр образования России Ольга Васильева.

Мне в этих рассуждениях, полных добрых намерений и патриотических устремлений, видится какой-то клубок, где спутано всё со всем. Попытаюсь распутать хотя бы в первом приближении.

О советском образовании. Оно было хорошим не в силу того или иного способа проведения экзаменов. Оно было хорошим потому, что все участники процесса понимали цель и смысл своих действий — подготовку работников народного хозяйства. Хорошо учишься в школе – получишь высшее образование – станешь инженером, в перспективе каким-нибудь начальником. Образование было зримым и доступным каждому социальным лифтом. Моя свекровь рассказывала, как она упорным трудом добивалась школьной медали: она позволяла поступить в любой вуз без экзаменов. То были 50-е годы – золотая пора советского образования. Оканчивая вуз, человек знал: он нужен, для него заготовлено рабочее место, он будет работать по специальности. Сегодня это силовое поле – исчезло. Учись-не учись – один фиг. Работа по специальности – это нынче некий курьёз: случится же такое! Люди идут в вузы в силу обычая, для продления счастливого детства, потому что родители велят. Ну и зачем суетиться, тем более, что на свете столько прикольного кроме этой нудьги?

Уже в моё время, в 70-е годы, жизненный успех всё меньше связывался с учением, а всё больше – с пронырством, «толстой волосатой рукой» и способностью устроиться на хорошее место. Отсюда – зримая деградация образования: все эти «три пишем – два в уме», невозможность выгнать двоечника, потому что испортится отчётность.

Все уродства наших дней имеют исток в брежневском Застое, и образование – не исключение. Так что я бы не стала идеализировать образование позднесоветской эпохи. А чтобы уподобиться образованию 50-х годов – надо вернуть всю советскую жизнь того времени, а это – увы – невозможно.

Теперь о ЕГЭ. Попытки соединить тесты с творческими заданиями кажутся мне не слишком перспективной затеей. Это два противоположных подхода к делу – так сказать, художественно-кустарный и конвейерно-индустриальный. Сейчас внутри теста по истории, русскому или иностранному есть т.н. «эссе», т.е. мини-сочинение. Но оно тоже должно писаться по строгому шаблону, и творчество там вовсе не приветствуется. Да и, признаюсь, не верю я, чтобы любая рядовая проверяшьщица была способна оценить нечто нетривиальное и различить, где творчество, а где простое незнание литературного текста или исторических событий. Когда проверяли свои учителя известных им учеников – тогда как-то могли оценить, а когда идёт вал анонимных работ – какое там творчество?

При этом сами по себе ЕГЭ не так дурны, как принято считать. Моя дочка сейчас готовится к ЕГЭ по истории. Вопросы вполне осмысленные. Без настоящих знаний – дат, имён, названий — не сдашь.

Так что же – наше среднее образование не разрушено, как утверждают патриотически озабоченные граждане?

Разрушено. Оно больше не существует в виде общего среднего образования как единого целого. Старшеклассники сегодня учат только те предметы, по которым им сдавать ЕГЭ. Для того, чтобы сдать его на высокие баллы (90 и больше) – надо знать (подлинно знать!) совсем не мало. Много надо знать. Дерзаю предположить, что больше, чем мы готовили к вузовскому экзамену. Вот они и учат, а на остальные предметы – «забивают». Я была знакома с одной прагматичной мамашей, которая прямо говорила своей дочке: «Брось заниматься чепухой, не трать время». «Чепухой» была физика, химия, биология, по которым дочке не требовался ЕГЭ. И учителя входят в положение: они что – звери что ли? В некоторых профильных школах всю программу по непрофильным предметам проходят в 10-м классе, а 11-м – только профильные.

В наши дни мы всё-таки минимально занимались всеми предметами, по которым были предусмотрены выпускные экзамены. Не будь этих экзаменов – всё было бы, как сегодня. То есть никак.

Вот это положение надо бы сначала просто увидеть. Привести к сознанию факт: общего среднего образования – больше нет. После того, как увидят, можно обсуждать вопрос: что с этим делать? Если будет сочтено, что оно нужно – надо вводить экзамены по всем предметам (что-то вроде облегчённого ЕГЭ по математике или по-старому — в виде беседы).

А может, оно и не нужно вовсе? 9 классов – все учатся по единой программе, а дальше – все уходят из школы и получают среднее специальное образование. Кто какое. Кто в ПТУ, кто в техникуме, кто в каком-нибудь лицее. Кому надо – готовится к ЕГЭ. На курсах, у репетиторов.

Ведь ни для кого не секрет, что для высоких баллов ВСЕ занимаются дополнительно, так зачем, в самом деле, терять время и деньги, преподавая в школе предметы, которые никто не желает учить и по факту не учит?

Вот об этом, на мой взгляд, следует подумать реформаторам наробраза.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ufadex на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

Сортировать по:   новые | старые
Stumbler
Stumbler

Чочоч? «Российские традиции образования»? А что это вообще такое?

Российские традиции — это Церковно-приходские школы (ЦПШ), то есть начальные школы при церковных приходах. Появились после школьной реформы 1804 года; находились в ведении духовного ведомства, то есть Святейшего Правительствующего Синода. Ранее — приходские училища.

В одноклассных (2-годичных) ЦПШ изучали Закон Божий, церковное пение, письмо, арифметику, чтение. В двухклассных (4-годичных) школах, кроме этого, изучалась история. Всё.

Дворяне учились по французско-прусской системе. Какие, нахрен, «российские традиции»?

Semeon
Semeon

российская система образования как минимум три раза полностью перерабатывалось, (на начало 80-х намечалась четвертая реформа, но генсеки стали меняться с поразительной частотой, до самого главного реформатора, в общем не до образования стало), раз в пять лет подвергалась ревизии и пересмотру методология обучения, что там осталось от цпш и прочих, еще тот вопрос, если вообще что-то осталось.

и вообще если вы в качестве примера взяли велосипед, на его основе придумали мотоцикл, на его основе создали квадроцикл, далее автомобиль, значит ли, что у вас все еще велосипед??? и могут ли в процессе вашего творчества появиться некии традиции??

Semeon
Semeon

немного о егэ.
страшен не сам тест, как таковой, а то, что он полностью меняем механизм обучения. акцент делается на работу с памятью.

простой примет, возьмем таблицу умножения. при классическом обучении вам объяснят, что умножить А на Б значит сложить А/Б, Б/А количество раз т.е. объяснят принцип составления таблицы. в этом случае и через 50 лет вы будете помнить, что 5*7=7+7+7+7+7 и сможете, в случае надобности, может в уме, а может и на листочке с карандашиком, в столбик сложить цифирьки и найти ответ.

егэ провоцирует учить по другому ибо принцип уже не нужен, а значит его объяснять и не будут. дадут табличку, скажут учите, это и есть умножение, все. соответственно через пять лет после школы, забыв благополучно эту таблицу и не зная, что это банальное сложение, человек не сможет найти ответ.
и так по всем областям знаний.

поскольку к любом предмете есть своя «таблица умножения» то по прошествии некоего времени человек может оказаться полностью лишенным знаний пол ученых в школе.
по сути это профанация обучения направленная на сдачу егэ, сдал и все забыл.


Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.