За что воевали?

На самом деле те, кто спрашивают, за что воевал наш народ в Великую Отечественную войну, прекрасно знают ответ. Они задают его не ради ответа. Это такая форма издевки. Впрочем, этот вопрос на самом деле имеет право на существование, так как он заставляет задуматься, а кто, собственно, за что воевал? США и Великобритания вступили во Вторую мировую войну исключительно из геополитических соображений. Нацизм сам по себе не сильно угрожал США. То есть, поражение в войне не принесло бы американцам каких-либо проблем, как государству, так и народу. Естественно, американцы тогда еще не придумали фишку: «Мы воюем за права человека и демократию». Поэтому ответ очевиден — они воевали за территории. Война еще не закончилась, а Черчиль с Рузельтом уже прискакали договариваться со Сталиным о послевоенном устройстве мира. Поэтому они и недоумевают, какого хрена эти русские носятся со своей Победой — все ведь давно поделено.

Лично я понял, за что наш народ воевал в Великой Отечественной войне лишь после того, как побывал в Республике Беларусь. И посетил мемориальный комплекс Хатынь. Но не тогда, когда увидел памятники в виде печных труб. И даже не у памятника выжившему Иосифу Каминскому, держащему на руках обгоревшее тело собственного сына. И даже не у огромного «кладбища деревень», уничтоженных немцами. Я по настоящему понял и почувствовал смысл этой борьбы, лишь застыв у мемориальной таблички с названием детского концлагеря:

hatyn-7

Но страшнее всего было увидеть на экспозиции фотографию, сделанную в одном из концлагерей — огромная гора детской обуви. Вот тогда я осознал, за что именно шла война. Это были не абстрактные ценности и идеалы. Это были конкретные детские жизни, которые не просто отнимали — детей в концлагерях истязали, ставя на них опыты. Из них выкачивали кровь для переливания раненым немецким солдатам.

В Хатыни есть обращение к потомкам, начинающееся словами: «Люди добрые, помните…».
Но не все люди добрые… И не все способны помнить. Потому что айфоны и брендовые шмотки важнее. Потому что США воспринимает нашу Победу, как угрозу послевоенной дележке мира. И они не остановятся ни перед чем, чтобы подменить гордость стыдом. Но мы помним, за что воевали мы. Проблема в том, что и США, и Великобритания отдают себе отчет в том, за что воевали они…

http://molonlabe.livejournal.com/201541.html

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ufadex на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

Сортировать по:   новые | старые
inegrek
inegrek

… всегда ,везде будут стараться *очистить* нашу память ,так как затёрли свою … НЕ ДАДИМ этого сделать !!! Мы ПОМНИМ !!!

Gena
Gena

Мы Помним! И , если что, Напомним!

AntiVirgin
AntiVirgin

Слава Богу, наша напоминалка всё больше и лучше.

pobedovna
pobedovna

Очень точно звучат слова к потомкам : «Люди добрые, помните… » Именно добрые люди. Сейчас идет, как мне кажется, разделение кто на стороне добра либо зла . Победа как Рубикон…

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.