Сильной Родину делают талантливые производители

Дискутируя на макроэкономические темы и обсуждая проблемы наполнения бюджета, наблюдаю, как раз за разом участники дискуссий совершают шахматный «ход конем» и начинают обсуждать проблему формирования бюджета государства с размера налогового бремени и способов налогового администрирования. Всю остальную экономику они воспринимают, как некую «круглую лошадь, бегущую в вакууме», и элегантно проскакивают этап формирования бюджетов предприятий, которые и являются объектом налогообложения и базой для наполнения бюджета.

Налоги — это не экономика. Налоги — это инструмент управления и измеряемый результат экономики. А экономика — это собранные в кучку (консолидированные) бюджеты (бизнес-планы) заводов, мастерских, банков, кооперативов, фермеров. Обсуждение налогового бремени без понимания, как это бремя будет распределяться по предприятиям, рабочим местам, товарам и бюджетам столько же бессмысленно, как обсуждение методики оприходования военных трофеев без понимания, сколько имеется в наличии бригад, батальонов, взводов, в каком они состоянии находятся, и собираются ли они вообще воевать и добывать обсуждаемые трофеи.

Экономика начинается со списка востребованных и конкурентоспособных товаров, которые производятся на подотчетной территории и имеют своего платежеспособного покупателя.

С перечня предприятий, которые производят (могут производить) эти товары. С описания их текущего состояния, принадлежности и с их возможности вообще наполнять бюджет (очень немаловажный вопрос на фоне гигантов США, зарегистрированных в оффшорах и положивших что-то большое и толстое на бюджетные проблемы “Империи Добра”).

Без понимания условий, на которых можно производить и продавать востребованный товар, без изучения возможностей и проблем конкретных производителей, невозможно говорить о каком то налоговом бремени. Для предприятий любые налоги — это в первую очередь — издержки, и до того, как дойти до обсуждения гадов, не желающих платить налоги, не плохо было бы выяснить, а способны ли вообще “эти гады”остаться конкурентоспособными после возложения на них почётной гражданской обязанности? А то фигня какая-то получается. Одной рукой – взыскиваются налоги в бюджет, второй рукой – из этого же бюджета выплачиваются дотации и субсидии, и никого не забавляет и не кажется идиотским этот забавный финансовый круговорот.

Как любой бизнес-план начинается с цифр и описания — что, сколько и кому предприятие сможет произвести и продать, так и бюджет государства должен начинаться с учета реальных потребностей, платежеспособного спроса, номенклатуры товаров, удовлетворяющих этот спрос, себестоимости производства этих товаров и, конечно же, объективных проблем, мешающих этот товар произвести и продать.

А дальше — по стандартному алгоритму — решение проблем предприятий силами государства и самоуправлений в обмен на готовность предприятий наполнять бюджет государства и самоуправлений. Получается нормальный гражданский консенсус. А все остальное — это шаманство и трескотня, которые обычно заканчиваются продразверсткой и военным коммунизмом…

Я преклоняюсь перед людьми, умеющими строить и запускать заводы. Всей грандиозности их интеллекта не поймешь, пока сам не столкнешься с этой громадой мелочей, которые необходимо учесть, предусмотреть, зарезервировать, спланировать, правильно расставить, смонтировать в нужном месте надавить, чтобы груды железа и толпы народа превратились в единый живой механизм, выпускающий продукцию.

Самый небольшой, самый завалящий полукустарный заводик на «80 посадочных мест» — это больше 1 000 процедур и процессов, которые регулируются сотнями регламентов, от закупки сырья и до отправки товара покупателю. А много ли их, таких специалистов, которые могут придя на пустырь, уйти, оставив заводские цеха? По моему личному мнению — один из миллиона. Организаторы производства — золотой фонд нации. Без которых слово «реиндустриализация» — пустой звук, а «импортозависимость» — необходимое и обязательное условие существования.

***

Что Вы делаете, если Вам очень-очень нужен такой человек? Если чувствуете, что от него зависит Ваше благосостояние, а может быть и жизнь? Ну конечно — приглашаете на почетное место за стол, и всем своим видом демонстрируете расположение и готовность сделать ему приятно. Это ведь нормально и ничуть не зазорно…

И вот, понимая эту нехитрую житейскую мудрость, смотрю я с изумлением на власти, перманетно курлыкающие про реиндустриализацию и снижение импортозависимости, и начинаю сильно сомневаться в их искренности.

Потому что по всем вышеизложенным правилам, на самом высоком уровне должны еженедельно награждать орденами «Заслуги перед Отечеством» (а может и «За мужество») тех, кто сумел, не смотря ни на что, организовать, открыть, создать, запустить. Портреты тех, кто создаёт и сохраняет рабочие места, должны украшать редакторские полосы центральных газет, а многочисленные шоу должны освещать не потаенную жизнь гламурных пидорасов, а будни и праздники этих людей, которые (как признался мне один из них) на каждом сданном объекте оставляют 10 лет своей жизни…

Но вот как то не складывается. И ведущая ЦТ взахлеб щебеча о гламурной свадьбе думского коммуниста, рассказывает, что «в этом загсе венчались очень известные люди….» и дальше следует перечень артистов, шоуменов, спортсменов… Ни одного инженера, ни одного организатора производства… ни относятся они к знатным и знаменитым…

Я не против артистов. И помню известный тезис, что именно Голливуд вытащил Америку из Великой Депрессии. Но говоря это, надо понимать, куда он её вытащил. Голливуд Америку перетащил из мира реальных машин Генри Форда в мир иллюзорных активов Гордона Гекко. Россия тоже туда собирается? Но место главного иллюзиониста мира пока занято. И слава богу. Потому что России не нужны Гекко.

А знаете каким образом поддерживал грамотных и инициативных хозяйственников император России? Только тихо, чтобы не услышала ФНС — царь освобождал их от личных тягот и податей пожизненно. То есть навсегда. Потому что знал — народу в России много, а ответственных организаторов — единицы. И надо сделать всё, чтобы они не опустили руки, не сникли или, не дай Бог, не эмигрировали…

Генерал-адмирал граф Апраксин сказал как-то Петру I:

— Хорошо, если б у тебя, государь, было человек десятка два таких, как Демидов.

— Я счастливым бы себя почел, — отвечал царь, — если б имел таких пять, шесть или меньше.

Есть ли какие то другие варианты? Конечно есть. У нас вообще в Отечестве достаточно сказочников, уверенных, что стоит произнести волшебные слова и совершить волшебные пассы пишущими принадлежностями, и всё – с этого момента тыква превратится в карету, а крыса – в кучера, который и повезет всех в светлое будущее.

Приятно сложносочиненную проблему решать простым щелчком пальцами. И таким щелчком, этаким философским камнем, превращающим дерьмо в золото очень для многих соотечественников стал термин «социализм», который вытаскивается на свет каждый раз, когда носитель этого термина сталкивается с социальными проблемами.

***

«Главное – всё национализировать, тогда никаких проблем с импортозамещением не будет!«, — уверенно пропагандируют неореволюционеры, и сразу слышно, как им аплодируют уже посаженные губернаторы и мэры, а также их коллеги, временно находящиеся на свободе.

«Да что вы понимаете! При социализме ТАКИХ ворюг просто не может быть!, — продолжают красить в розовый цвет окружающий ландшафт свидетели пришествия Маркса-Энгельса, — потому что социализм это контроль и учет, и тот кто надо, будет этих чиновников УХ, как контролировать и наказывать»

После этих слов аплодисменты обычно переходят в овации, которые исполняют стоя полковники захарченки и другие многочисленные его коллеги из контроля, надзора за контролем, спецконтроля за надзором, спецнадзора за спецконтролем и прочая, прочая, прочая…

Одним словом, современный госаппарат и современный класс чиновников полностью и окончательно созрел для социализма, где государство национализирует средства производства, а они – приватизируют государство. Мало того, чиновники уже активно участвуют в этом нелегком деле, пока записывая национализированные средства производства на своих племянников и шуринов, ну наверно чисто для облегчения учета, который, если вы помните – основа любого социализма…

Вот только одна беда – количества организаторов производства и производителей рабочих мест от этого не прибавляется.

Не приживаются Алексеевы, Бахрушины, Мамонтовы, Рябушинские, Сапожниковы, Третьяковы, Щукины на современной почве государственного спецнадзора за спецконтролем, который почему-то постоянно превращается в тотальный диктат конкретного столодержателя.

И если бы только они. Что-то, хоть отдаленно напоминающих сталинских организаторов производства, калибра Берии, Устинова, Вознесенского, Королева тоже пока не видно. Хотя потребность таковых не просто перезрела, а уже свалилась.

Но тут, как в сельском хозяйстве, урожай не получишь, пока грамотно не обработаешь почву. И происходящие события внушают слабую надежду, что обрабатывать и возделывать ее придется, просто потому что альтернатива – это мальчики с гелентваген-шоу и девочки из МГИМО, для которых «лучше где угодно, чем в «рашке», также их родители, полеты собачек которых на личном самолете являются ментальной местью российскому народу за Му-му и Каштанку.

Что внушает оптимизм?

Сразу разочарую поклонников социального переустройства «комиссарами в пыльных шлемах». Как и все остальные революции за отчетный период, предстоящая диктуется отнюдь не тем, что «верхи не могут, а низы не хотят», а исключительно инстинктом самосохранения правящей верхушк, которая прекрасно понимает, что с «правильными пацанами» из гелентвагент-шоу и с их родителями одно удовольствие — отдыхать и пилить, и совсем другое – бок о бок воевать.

Друг, это тот, кого невозможно купить, но кого можно очень выгодно продать, а продавать бриллиантовое поколение научилось виртуозно, чем и занимается круглосуточно.

С таким «партизанским отрядом», состоящим из одних провокаторов, точно войну не выиграть, а значит предстоит утилизация, формы которой в настоящее время обдумываются и согласовываются, но буревестники, в виде широкого освещения средствами массовой информации непотребства «бриллиантовой молодёжи», уже пошли косяком.

Логика обстоятельств, сжимающая Кремль в своих объятиях не оставляет ни малейшего шанса его обитателям просто остаться в живых, оставив всё как есть. Олигархи и их дети не просто не будут умирать за Верховного Главнокомандующего. Они им (как и страной) торгуют и продолжат торговать оптом и в розницу, а значит главнокомандующему придется выбирать, кого ему больше жаль – их или себя. Как вы думаете, что он выберет?

А вот когда выбор будет не только сделан, но и озвучен, или доведен до населения другим понятным способом, вот тогда и начнется возделывание и удобрение почвы, на которой вырастут новые рябушинские и королевы, демидовы и вознесенские, третьяковы и берии…

С этого и начнется Родина…

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ufadex на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.