Пупсы попсы — 19

В начале этого года я впервые за всё постсоветское время задумался, а когда же я последний раз смотрел хотя бы одну из новогодних телевизионных программ?

Скажу честно, не помню. Во всяком случае, это было ещё до начала двадцать первого века – в этом я уверен точно. Почему пропал к ним интерес? Точно не могу сказать, но дело, скорее всего, в шаблонности передач и постоянстве лиц, развлекающих публику, которые с каждым годом становятся всё более неузнаваемыми, но не от старения, а от постоянного омолаживания.

Для того, чтобы новогодние передачи были интересными, действующие лица в них должны с течением времени меняться, чего не происходит, потому что стареющие звёзды в прямом смысле слова, лезут из кожи вон, чтобы до своего последнего вздоха находиться в центре внимания. Таким образом, они как бы пытаются компенсировать свою «бесплатную» (по их мнению) работу на советское государство.

И в результате, они своего добиваются, но у зрителей пропадает к таким передачам интерес. Дмитрий Лекух назвал подобные новогодние передачи «Ночью живых мертвецов» — на мой взгляд, удачнейшее название!

В своей статье он пишет, что до сих пор не может понять, зачем отечественные телеканалы каждый год выбрасывают сумасшедшие деньги на съёмки очередного «новогоднего шоу».

Ведь можно поступать значительно просто, учитывая шаблонность программ и неизменность действующих лиц: брать один из старых новогодних концертов, меняя предыдущего зверя на огненную обезьяну, перекрасить на компьютере наряды, и – готов «уникальный творческий продукт» с минимальными затратами!

Так сказать, музыкальное «мумифицированное» дополнение к новогоднему оливье. )))

И что характерно — в этом году данную мумификацию эстрады вдруг вообще все заметили. Граждане прикалываются: «Лучше всех выступили пластические хирурги», «куча престарелого юношества поёт советские песни — зачем им были эти 25 лет?» и так далее.

И гражданам нечего возразить. Страна меняется. А эти засели на своём ресурсе, вцепившись всеми когтями — и держатся.

Кстати. Если начальство этого само не в состоянии заметить — то пусть не удивляется тому, что зритель перестаёт смотреть «главные кнопки».

Всё-таки плохо, когда развлекательные программы приватизируются и становятся бесконтрольными в своей деятельности, которая напрочь перестаёт быть зависимой от зрительского интереса…

Ребята, для кого вы их делаете?

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ufadex на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

Сортировать по:   новые | старые
Yunklob
Yunklob

Действительно, давно не смотрим это «Голубое Шоу». После курантов включаем какой-нибудь старый «Огонек», лучшего и не надо.

Capitain Sheridan
Capitain Sheridan

Надо дождаться, пока Пугачёва умрёт.

Ayatola
Ayatola

Петросяна забыли! Недавно у отца в деревне был, у него есть телевизор. Выяснил что Петросян ещё жив.

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.