Мифы американской исключительности

Один из элементов культурной идеологии в США состоит в том, что Соединённые Штаты некоторым образом исключительны в сравнении с другими странами, то есть отличны в положительном смысле, что выделяет их из других стран.

В искажённом смысле тут есть некая правда. США исключительны в том, что это единственная передовая экономика в мире, которая не сумела обеспечить всеобщее здравоохранение своим гражданам. У них большая, паразитическая коммерческая система здравоохранения, заточенная под многомиллиардные прибыли, получаемые частными компаниями медицинского страхования, вытягивающими ежегодно $1 триллион из карманов американских потребителей, перекидывая бумаги; обширная сеть «коммерческих» госпиталей, которая вытягивает ещё $900 миллиардов ежегодно; фармацевтические компании, которые выставляют счёт в $94 000 за медикаменты для лечения гепатита С (это $1 125 за каждую пилюлю) и выставляют пациентам счета от $14 000 до $64 000 за лекарства от рака, и у них самый высокооплачиваемый медицинский персонал в мире. США тратят на здравоохранение более $3 триллионов ежегодно, и эта сумма растёт. Это около 18% из $17.4 триллионов годового ВВП, иначе говоря, почти один из каждых пяти потраченных долларов идёт на здравоохранение. Это самые высокие расходы на здравоохранение в индустриальном мире. Имея столь огромные расходы, страна занимает 39-е место в мире по уровню детской смертности, 42-е по смертности среди взрослых и 36-е по ожидаемой продолжительности жизни. Да уж, США исключительны в здравоохранении.

А ещё США исключительны в образовании. Студенты колледжа стали, по сути, – согласно договору об ученичестве – слугами истеблишмента образования, сверх-высокооплачиваемых администраторов и банкиров, задолжав более $1.1 триллиона только на получение образования в колледже – наибольший долг за высшее образование на душу населения, чем в любой другой стране мира. Стоимость посещения колледжа с четырёхлетним обучением сегодня в среднем обходится от $30 000 до $60 000 за каждый из четырёх лет студенческого образования. Для тех, кому не по средствам колледж, больше не существует серьёзных программ рабочей подготовки. В то же время 70% профессоров колледжей и инструкторов в США – временные сотрудники или работают неполный рабочий день, многие получают нищенские зарплаты и не имеют никаких льгот. Я полагаю, это тоже «исключительность».

У американских рабочих – самый длинных рабочий день среди индустриальных экономик мира, самый короткий ежегодный оплачиваемый отпуск (в среднем оплачивается 7 дней отпуска в год), и перспектива нищеты, когда они выйдут на пенсию или не смогут больше работать. Социальные гарантированные пенсии в среднем составляют лишь $1.100 в месяц, частные пенсии (называемые планом 401К) в среднем составляют менее $50 000 всех накоплений для тех, кому 60 лет и приближается выход на пенсию, а более половины американских рабочих живут от зарплаты до зарплаты без каких-либо накоплений вообще. Поскольку 70 миллионов «бэйби-бумеров», рожденных после 1945 года, начинает выходить на пенсию, десятки миллионов из них сталкиваются с перспективой безденежного ухода на пенсию без всяких перспектив. Неудивительно, что самый быстро растущий сегмент американской рабочей силы – те, кому 65-74 лет, ведь многие возвращаются на работу просто для того, чтобы свести концы с концами.

Неравенство по доходам в Соединенных Штатах – тоже самое разительное среди передовых экономик, и ухудшается с каждым годом. Руководители американских корпораций получают почти в 400 раз больше средней зарплаты среднего рабочего в их компании – самый большой разрыв в промышленном мире. (В 1980-м разрыв составлял лишь 35 раз). Самый богатый 1% домохозяйств (почти весь класс инвесторов) получает не менее 95% всего чистого роста доходов в США с 2010 года, если сравнить – в годы Джорджа Буша 2001-2007 было 65%, а в 90-е, в годы Клинтона, было 45%. В то же время, средний доход семьи снижался в США на 1%-2% ежегодно всё прошедшее десятилетие. (Ну, ладно, может это и не исключительно, ведь зарплаты рабочих постоянно сокращались и в Европе, и в Японии).

Американские рабочие могут получать пособие по безработице лишь 6 месяцев и в размере трети своей прежней зарплаты, когда теряют работу – сравните с, например, немецкими рабочими, которые получают пособие по безработице два года и в придачу им дают возможность переподготовки. Но, какого чёрта, у нас же больше авианосцев, чем у немцев!

Одна из любимых идеологических стратегий правящей элиты и классов – убеждать свой рабочий класс, что он исключителен – подразумевая, что, возможно, ситуация для них и не прекрасна, и может быть даже ухудшается, но по крайней мере, не так сильно, как для других. «Могло бы быть и хуже, но только взгляните на бедных рабочих в странах Х и У. может, тут и не великолепно, но, черт возьми, у нас всё не так уж и плохо, верно?» Обращение к исключительности – попросту ещё одна идеологическая задумка, чтобы заставить рабочий класс принять ухудшающиеся условия. Просто ещё один идеологический инструмент по обеспечению пассивности людей. Чтобы они приняли окружающую реальность, как неотвратимую судьбу. Чтобы заставить их поверить, что хотя их условия жизни и ухудшаются, они не так уж и плохи. А ведь они плохи…

Источник

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ufadex на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

Сортировать по:   новые | старые
Ayatola
Ayatola

Ну так советские газеты и журналы об этом писали ещё в 70х, только многие не верят до сих пор.

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.