Медийный расизм

Читая очередную аналитику о зарубежной политической борьбе, я столкнулся с интересным пассажем: «Города занимают 4% территории, но 99% популярной культуры». После чего автор развивает мысль: в современном мире существует совершенно искренний, органичный как дыхание вид «учения о превосходстве» — превосходство «культурно значимых» над «культурно незначимыми».

«Эй, помните ураган Катрина, ударивший по Новому Орлеану? Помните, конечно. Но вы едва заметили, что ураган пронесся по сельскому Миссисипи, убил 238 человек и принес 125 миллиардов долларов ущерба. Потому что Новый Орлеан культурно значим. А глубинка — глубинка сосёт».

Это рассуждение может быть экстраполировано на весь наш мир. Когда я горько иронизировал год назад об «уценённых жертвах дешёвых терактов» в странах Третьего мира, которых гораздо больше, чем ценных жертв в странах первого — мне вполне всерьёз, без всякого троллинга, возражали: культурная и цивилизационная значимость Франции куда выше, чем этих ваших йеменов с сириями.

 +++

И пофигу, что сами погибшие парижане не были ни эмилями золя, ни жаками лаканами, ни андре-мари амперами. Они принадлежали по праву рождения, проживания, выпивания бокалов и проезжания в подземке к «культурно значимой» общности. А погибший под американскими бомбами афганский врач, будь он хоть праведником и филантропом нищебродского афганского масштаба — нет, не принадлежал к культурно значимой общности и потому пренебрежимо мал, крошечен на фоне Культурно Значимых Трупов.

Это наталкивает, ув. друзья, на самые дикие мысли. Что если эта ядовитая ветхозаветность вообще непреодолима, и избавиться от сифилиса необоснованного превосходства человеческое сознание не в состоянии в принципе? Причём ладно бы речь шла о естественном «наши — не наши». Если ты Монтеки и видишь в конце улицы замес с Капулетти — тебе не до выяснения, кто там прав. У тебя есть своего рода долг перед твоей общностью — в общем даже рациональный.

Но в разделении жителей далёких стран по «культурной значимости» — есть невероятная опасность. Потому что на деле эта «культурная значимость» легко конвертируется в значимость «информационную». И даже более — в «медийный расизм». То есть двести йеменских трупов идут по курсу 0,5 к ограбленной Ким Кардашян, и чтобы твоя жизнь стала кому-то важна — ты обязан любыми путями пробиться в топ и заработать частоту упоминаний. А поскольку денег на сео и на взятки держателям рейтингов у тебя нет — ты так и сдохнешь «медийно незначимым». То есть сдохнешь ничем.

+++

И в этом, ув. друзья — одна из главных причин, заставляющих отдельных жителей нашего нищебродского глобуса бросаться с мелодичными воплями именно на жителей «медийно значимых» точек на планете.

Как сказали бы масловцы, это потребность в самореализации.

Вывод: когда мы придём к власти, мы создадим Всемирную Организацию Пиара Нищебродов. И запретим светскую хронику как явление.

Источник материала
Материал: Виктор Мараховский
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ufadex на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Комментарии

Сортировать по:   новые | старые
Ayatola
Ayatola

Эт точно!(с) О смерти Мотороллы трубят и соболезнуют все кому не лень, а про этих людей — http://ruheroes.ru/ — мало кто знает.

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.