Другие русские

Публикую свой собственный материал, который я написал два года назад.

______________________________________

Когда Макаревич и Ходорковский в Киеве свободно общаются по-русски с обитателями майдана, они вполне довольны тем, что их понимают. Им льстит, что к ним прислушиваются и задают актуальные вопросы. И Макаревич и Ходорковский не боятся, что их могут избить, вырвать глаза, посадить на кол. Но, вероятно они даже не задумываются, что их безопасность гарантирована не гитарными аккордами по радио, не «гениальными» схемами ухода от налогообложения. Безопасность этих двоих, когда-то называвшимися советскими людей, надёжно обеспечена деяниями ДРУГИХ РУССКИХ.

Это они, ДРУГИЕ РУССКИЕ, так защищали своё право говорить по-русски, что доныне любой носитель русского языка воспринимается в мире, как проводник воли и достоинства. Это ДРУГИЕ РУССКИЕ освоили и заселили малокомфортные мировые пространства и сдружились с сотней других народов. И, поэтому любой русский человек знает, что его страна знаменита своими народами, своими размерами, своими природными богатствами. Макаревич и Ходорковский именно от ДРУГИХ РУССКИХ получили свои знания и свои капиталы. ДРУГИЕ РУССКИЕ ходили на концерты Макаревича и покупали его пластинки, и значит именно они, а не жители США или Анголы возвысили его до уровня известного, хорошо оплачиваемого артиста. Когда на другом конце планеты популяризировали песенных исполнителей-сатанистов с разукрашенными физиономиями, режиссёров-педофилов, боксёров-убийц, то именно ДРУГИЕ РУССКИЕ сами для себя возвышали национальных поэтов, скульпторов, певцов. ДРУГИЕ РУССКИЕ заполнили музеи России произведениями искусства. Не украденными из завоёванных европейских столиц картинами и золотыми изделиями, а сделанными своими руками. Или отреставрированными из, когда-то утраченных и вновь найденных, ценностей.

Ходорковский пожимает руку человеку, исповедующему кровожадную философию убийства иноверцев, но не боится быть убитым прямо тут, на киевской площади между сгоревших покрышек. Вероятно,  он только на подсознательном уровне понимает, что ему, как гражданину страны, до краёв заполненной ДРУГИМИ РУССКИМИ, эта нелепая, не почётная смерть не грозит. Но, что точно понимают Ходорковский и ему подобные обитатели майданов, что греет их разум и настраивает ход мыслей – это то, что ОНИ РОДОМ ИЗ РОССИИ. Из России, где живут ДРУГИЕ РУССКИЕ.

Источник материала
Материал: Ufadex
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ufadex на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

Сортировать по:   новые | старые
provincial1
provincial1

А у нас всё по максимуму — есть пусси, а есть Евгений Родионов. Есть Макаревич, но есть и Пореченков. Есть лейтенант Александр Прохоренко и та тупая училка, передававшая разведданные в посольство укропии. Мы живые и живём с размахом.
Я царь, я раб, я червь, я бог! Эклектизм как суть нашего существования.

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.