Дикие собаки, нашествие мышей и волки-трупоеды. Путешественник об Украине.

От нападений собачьих стай сегодня погибает больше украинцев, чем в зоне АТО. Именно так утверждает 56-летний профессиональный путешественник Сергей Гордиенко — историк-исследователь, этнограф, странствующий философ, писатель.

Скорее всего, эти данные преувеличены, однако стоит говорить о настоящей природной катастрофе, разразившейся на берегах Днепра. Во всяком случае, всемирно известный спец по экстремальному одиночному выживанию Гордиенко едва не погиб во время подготовки к очередной экспедиции. Он решил потренироваться в степях Приднепровья, и был атакован гигантской сворой бродячих собак.

 

Главным этапом подготовки к «Библейскому меридиану» стал нынешний пеший поход – 900 км от Днепропетровска до Новой Каховки и обратно. Нынешняя Украина действительно похожа на Сирию и Ирак, но подготовительный маршрут не входил в зону карательной операции украинских войск. Территория считается мирной, а предусмотрительный Гордиенко запасся кипой днепропетровских мандатов, чтобы на многочисленных блокпостах нацгвардии и террбатов его не расстреляли, как шпиона-сепаратиста.

Однако главная опасность оказалась другой. Украинская природа словно сошла с ума. Теперь Сергей Иванович называет «экстремальным регионом» собственную страну.

«Еще в конце сентября, когда проходил по Днепропетровской области, слышал первый призывной волчиц, — рассказывает он. – Такого прежде никогда не бывало, ведь обычно волчицы собирают стаи в конце декабря-ноябре. Что-то случилось животном мире: сейчас волчьи стаи собираются гораздо раньше. Стало очень много брошенных домашних животных. Еще в степи настоящее нашествие мышей. Это связано с тем, что на востоке идет война».

Похоже, видавший виды экстремал-одиночка боится до конца откровенно назвать причины природного сбоя. На самом деле, волки чувствуют большую кровь. Бродячее украинское зверье привыкло к человечине. Стаи выходят на охоту за людьми, и далеко не все довольствуются трупами.

По словам Гордиенко, особую опасность представляют одичавшие собаки. Умные и беспощадные, эти твари действуют гораздо эффективнее волков. Даже автомат порой не спасает. Если человек ранен, встреча с собачьей сворой означает гарантированную смерть.

Сам Гордиенко был атакован в Запорожской области, на берегу Каховского моря.

 

— Когда я проходил там вечером возле городка Днепрорудное — увидел, как со стороны холмов надвигается разноцветная волна. Так шла безмолвная собачья свора. Отбиться от первых псов удалось, убив одну из собак. Но остальные продолжали меня рвать! Это была верная смерть. Спасло, что по дороге ехал грузовик. Остановился и осветил окрестность фарами. Собаки разбежались.

Есть еще одна особенность современной Украины, шокировавшая путешественника. Как он сам определил: «осознание патриотизма выше самого патриотизма». Проще говоря, везде висят желто-голубые прапоры, в национал-державный колер выкрашены стены, остановки, мосты. И тут же горы вонючих отбросов, заполонивших самостийные просторы.

— Эти «патриоты» заваливают мусором буквально все – от посадок до исторических памятников. Заглянув за прекрасную Запорожскую стеллу, и там я увидел горы мусора. Даже не удосужились отвезти метров на триста от памятника.

«Черные лесорубы» — тоже новое слово украинской действительности. Уголь бешено дорогой, газ дают с перебоями и люди тайком рубят посадки, чтобы хоть как-то обогреться нынешней зимой. Только на одном Криворожье местное население уже вырубило больше тысячи крупных деревьев твердых пород. Кустарник и молодые насаждения вообще никто не считает. И это регион с десятками работающих шахт, где проблем с топливом и быть-то не должно.

Ситуация настолько тревожна, что дирекция госпредприятия «Криворожское лесное хозяйство» вынуждена перевести весь коллектив лесхоза на круглосуточное дежурство для защиты зеленых зон. Но если обычного «мирного» браконьера можно остановить, что делать с вооруженными бойцами АТО, которые буквально уничтожают лесные угодья для дров в окопные буржуйки и постройки своих блиндажей?

С такими темпами вырубки к весне на степном юго-востоке вообще не останется защитных лесополос. Значит, первые летние суховеи гарантированно уничтожат распаханный черноземный слой. Вместо щедрой украинской нивы будет бескрайняя пустыня.

А пока странствующий философ учить военных вполне конкретному делу – как не замерзнуть в лютой степи. «Я давал им полезные советы, ведь наука зимы самая сложная, особенно в период боевых действий. Пока наилучшими знаниями по ведению войны зимой обладает Россия», – убежден Сергей Гордиенко.

Материал: http://varjag-2007.livejournal.com/7245886.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Kosmos на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.