Бабушкину пенсию нужно влить в экономику

Все планы выхода из либеральной патологии хороши уже тем, что ищут выход из тупика. В этом смысле не только «радикальный» (для власти) план Глазьева хорош, но даже и предельно умеренный план Аксакова. Очень может так случится, что лично господин Аксаков настолько умён и честен, что, занимаясь отделением проектов от прожектов действительно сумеет их разделить, и не вложит свежие деньги в прожекты вместо перспективных проектов.

Но, конечно, в идеале, отделять полезные инициативы от бесполезных и вредных должен не господин Аксаков, не Титов и не Глазьев.

Любое централизованное лидерство в этом отборе чревато клановым лоббизмом, при котором деньги получат не структуры, нужные стране, а структуры, нужные лично куратору…

Отбор должна вести каждая бабушка, получившая хорошую пенсию. Она пойдёт в магазин, и купит (на эту хорошую пенсию, которую ей сперва нужно ещё дать!) то, что для неё, для бабушки, важно, а не для господина Аксакова.

Когда миллионы бабушек с хорошими пенсиями будут голосовать рублём – коррупционный лоббизм окажется распылённым.

Ну, а если бабушка выберет импортный товар? И вся её хорошая пенсия сведётся к тому, что она поддержит иностранного производителя?! Тогда все сладкие корешки от её хорошей пенсии получат за рубежом, а РФ получит только горькие вершки в виде инфляции, вывоза капитала и т.п.

Вот поэтому рубль не может и не должен конвертироваться по навязанной в 1992 году схеме. Нельзя набрать воды в ванну, если сперва не заткнёшь пробку. Бессмысленно (и предельно расточительно!) лить воду, если диаметр слива равен диаметру крана.

Для того, чтобы накапливать богатства в квартире – нужно позаботься, чтобы их из квартиры не выносили. Невозможно обставить квартиру, в которую с парадного подъезда заносят мебель, а с черного выносят.

Точно так же конечно, невозможно никакими рублями, ни аксаковскими, ни даже глазьевскими, ни титовскими поднять благосостояние России, пока из неё хлещет отток капиталов таких масштабов.

Конечно, Глазьев прав в том смысле, что для богатства нужны деньги. Оно, собственно, и измеряется-то в деньгах. Деньги нужны для обогащения нации так же, как для коттеджа кирпичи, а для сруба брёвна. Нельзя заработать деньги, которых нет – потому что их, видите ли, не удосужились напечатать! Нельзя собрать грибы в лесу, в котором не растут грибы…

Поэтому Глазьев прав и в том, что деньги нужно допечатать, и в большом количестве допечатать. Чтобы люди могли между собой меняться благами, их нужно снабдить обменным инструментом. Спору нет!

Но Глазьев категорически не прав, если полагает, что широкое вливание денег поможет нынешней, составленной из воров для воровства, экономической системе. Если это случится (а это, скорее всего, случится) – это будет напоминать наполнение водой бездонной бочки.

Рубли зальют в экономику – а они оттуда сольются, как вода с горы в болото. Их снова зальют – а они снова сольются. Бессмысленно стимулировать рынок повышением спроса населения – если товары на рынке импортные.

Нужно сперва заткнуть зияющую пробоину в борту корабля по имени «гайдаровская односторонняя конвертация рубля» — тогда имеет смысл включать помпы (станок ЦБ РФ) и откачивать из трюма воду…

На чем растут акции Глазьева? На шизофрении постсоветской политической системы, которая хотела бы «всё изменить, только ничего при этом не менять».

Изменить всё, не меняя при этом ничего — не сможет не только академик Глазьев, но даже и старик Хоттабыч, хоть он могущественный джинн.

Для того, чтобы наращивать благосостояние населения страны, её власти должны научится САМИ управлять финансовыми потоками. Они должны сами назначать цены – а не ждать, пока это за них сделает «рынок» (псевдоним дядюшки Сэма). И уж тем более глупо надеяться, что дядюшка Сэм назначит цены исходя из вашей выгоды, а не исходя из своей! Этого никогда не будет – пока он оценивает ваши ресурсы и направляет ваши финансовые и товарные потоки.

Он всегда будет направлять их таким образом, чтобы проблемы и издержки стекали к вам от него, а готовые к употреблению чистые блага – от вас к нему.

Поэтому, говорю ещё и ещё раз: рост зарплат и пенсий сам по себе ничего не даст, как и рост рублёвых инвестиций в отобранные г-ном Аксаковым (или ещё кем-то) проекты.

Нужно управлять всей финансовой системой: отслеживать, куда тратятся доходы, следить, чтобы не было неэквивалентного обмена, назначать и контролировать цены – исходя из своих (а не «мирового рынка») интересов, планов и перспектив.

Мало чего нужно (и кажется справедливым) мировому рынку? Может быть, ему нужно, чтобы мы все сдохли (и скорее всего, именно это ему и нужно)? А нам то нужно то, что нужно нам. А неему. Понимаете?

Что нужно от нас мировому рынку? То же самое, что требуется любому нанимателю: чтобы работали побольше, а зарабатывали поменьше.

Вы ведь и сами, лично, если нанимаете на дачу таджиков, то не от любви к таджикскому народу, а потому что они дешевле славян. Вы делаете свой экономический выбор в пользу того, от кого можно больше потребовать, поменьше заплатив.

И мировой рынок поступает точно так же: он поощряет рост трудовой нагрузки и снижение оплаты труда у наций-лохов. И для экономического убийства России этого хватит, не считая накалённой и острой русофобии у наших «партнёров». Даже и без всякой русофобии, мировой рынок будет делать жизнь в России всё хуже и хуже, а выкачивать благ всё больше и больше. Если ему не возражать – как возражают ему цивилизованные нации, не помешанные на «экономической рентабельности»…

То есть – внимание! – нужно набраться силы воли возражать мировому рынку, спорить с ним, продвигать свои, национальные интересы вместо его нанимательских.

А что такое «набраться силы воли отстаивать собственные интересы»? Это значит – ничто «просто так» не должно ни покупаться, ни продаваться, эти вещи нельзя пускать на самотёк. Полезные стране продажи нужно расширять, а вредные – пресекать.

Если же исходить из логики «инвестиционной привлекательности» для зарубежья, то самым «привлекательным» будет нищий в лохмотьях, живущий на грани голодной смерти, но работающий по 20 часов в сутки. Вы этого хотите?!

Управленческий механизм при Путине долгие годы выкручивался, чтобы изменить геноцидный эффект гайдаровщины, ничего не меняя по существу в гайдаровском механизме (созданном под геноцид, и ничего другого обслуживать не приспособленном).

Вначале помогли высокие цены на нефть. Путинизм добился «овцецелости-волкосытости» за счет перераспределения сырьевых доходов ельцинского мегаворья. Попросту отобрал у ворья часть его выручки и распылил в народ…

Теперь в ход идут разные «планы Глазьева» — суть которых, повторюсь, в попытке «изменить всё, не меняя ничего». Видя в деньгах некий самоценный фетиш, некоторые экономисты думают, что раздача денег на руки и есть раздача благ на руки.

На самом деле, конечно, не от количества денег зависит экономический успех, а от УПРАВЛЯЕМОСТИ СИСТЕМЫ, целостной совокупности управленческих решений и механизмов.

Сказал посеять – посеяли. Сказал копать – копают. Сказал отдать за пол-цены – отдали за пол-цены. Человек, который держит в руках управление всей системой – может раздавать в её рамках и блага, как раздаёт тумаки.

Но для этого он должен быть ответственным за своё слово, реально управляющим всеми процессами хозяином. А не фокусником, принесшим тюк бумажной макулатуры и высыпавшим его на головы «шир-нар-масс»…

В последнем случае будет тот же эффект, как от осыпания бумажным конфетти: вначале ощущение праздника, а потом похмелье и горы мусора…

«Овцецелость-волкосытость» больше не пройдёт. Надо приступить к отстрелу ельцинско-гайдаровских волков в экономике, потому что пока они там свободно разгуливают – все экономические инициативы упираются в отток конечных, готовых к употреблению благ из экономики.

И если даже в три, пять, десять раз повысить производительность труда. ВВП – то кончится это тем, что ельцинские волки вывезут из страны в три, пять, десять раз больше ворованного…

Страну может спасти только комплексная система генерации и удержания (от распыления вовне) общественных и материальных благ.

Для того, чтобы наполнить ванну водой, нужны и кран, и пробка для слива. Одна пробка ванны не наполнит. И один кран – тоже. Только в сочетании они могут добиться накопления потребного ВНУТРИ заданной системы. Если вы топите печку в доме, то сперва закройте окна и двери в этом доме! Потому что улицу-то, ребята, не натопишь, и дров на отопление улицы не напасёшься!

Власть не может осуществить переход от воровского уклада к гражданско-правовому, от ордынской дикости к цивилизованным отношениям – не устранив сперва НЕКОНСТИТУЦИОННЫЕ ОРГАНЫ ВЛАСТИ (олигархов, сатанистов и прочие сгустки античеловеческого заговора).

А переходит надо. Всем надо. Иначе волна хаоса в ближайшее время накроет и нас, и Кремль, и всё человечество…

 

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ufadex на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.