Россия после Октября

В целом Гражданская война в России имела «два завершения» – решительную и резкую победу над белыми в Крыму и прекращение стихийного крестьянского сопротивления «военному коммунизму» через переход к НЭПу.

Это – вовсе не обычная и тривиальная в гражданских войнах вещь. Напротив, общим правилом завершения гражданских войн является длительное изматывающее противостояние после номинального окончания войны. Опыт многих стран показал, что часто гражданская война переходит в «тлеющую» форму, и в этой форме, соединяясь с «молекулярным» насилием, наносит народу очень тяжелые травмы.

Советские аналитики и военные много сделали, чтобы гражданская война была закончена как можно быстрее и резко — без «хвостов». На это была направлена и военная стратегия мощных операций, и политика компромиссов и амнистий. Задача примирения воевавших социальных и культурных групп была решена эффективно и поразительно быстро.

Уже в 20-е годы был преодолен присущий гражданским войнам синдром послевоенной непримиримости, который наблюдался, например, в Мексике, Китае или Испании. В этом большевики очень умело и эффективно использовали свойства русской культуры и культуры всех народов, соединившихся в СССР.

Виднейший деятель Белой армии генерал Я.А. Слащёв-Крымский писал, что по своим политическим убеждениям эта армия представляла из себя следующее:
«Мешанина кадетствующих и октябриствующих верхов и меньшевистско-эсерствующих низов… По-видимому, эсеровский элемент преобладал».

Но уже в январе 1919 г. делегация эсеров вела переговоры с большевиками, а в июне 1919 г. в Москве Совет Партии эсеров принял постановление о прекращении вооруженной борьбы против Советской власти и замене ее политической борьбой. Полное или частичное примирение с большевиками отвергали только группы эсеров в эмиграции.

Политики Комуча и Колчака сильно сдвинули меньшевиков, хотя уже в мае 1918 г. Всероссийская конференция РСДРП запретила социал-демократам в любой форме поддерживать коалицию с буржуазией. В октябре 1918 г. ЦК меньшевиков признал «октябрьский переворот» исторически необходимым, т.к. он выражал стремление трудящихся направить всецело в их интересах.

Многие видные меньшевики уже летом работали в ВСНХ и ряде наркоматов, а некоторые вступили в РКП(б) [Казанчиев А.Д. Политические партии и организации: от Комитета членов Учредительного собрания до Колчака // Политические партии в российских революциях в начале ХХ века. М.: Наука. 2005].

Литература очевидцев Гражданской войны, даже не очень художественная, показывает, что красные все время вели диалог с белыми. Одна из главных проблем для всех была в том, что Гражданская война была неразрывно связана с войной за независимость России.

Приняв от Антанты не только материальную, но и военную помощь живой силой, антисоветская война Белого движения постепенно лишалась черт патриотического движения и предстала как прозападная сила, ведущая к потере целостности и независимости России.

Это во многом предопределило утрату широкой поддержки со стороны населения и разлад Белой армии. По выражению В.В. Шульгина, пришлось «белой идее переползти через фронты гражданской войны и укрыться в стане красных».

Масса белых убедилась, что идеологи Белого движения питали необоснованные иллюзии относительно помощи Запада.

Строго говоря, белые «втянулись» в полномасштабную гражданскую войну вслед за иностранной интервенцией, как ее «второй эшелон».

Верхушкой белых были неверно оценены и мотивы, и возможности западной помощи.

Как только правящие круги Запада убедились, что белые овладеть ситуацией в России не смогут, они прекратили их поддержку. Они быстро оценили тот риск, который представляло для положения в их собственных странах пребывание их войск на территории Советской России – пребывание в обстановке социалистической революции.

Еще важный фактор: деятели и бойцы лагеря противников не становились необратимо врагами советской власти.

Обычно мы не задавались вопросом, а куда девались после Гражданской войны те культурные силы, которые были с белыми или хотя бы не с большевиками? В массе своей эти люди, тяготевшие к кадетам, меньшевикам и эсерам, а то и бывшие активными деятелями этих партий, как раз и занялись советским строительством — на тех постах, что соответствовали их знаниям и квалификации.

Упомянутый выше Я.А. Слащёв, один из последних строевых генералов в Крыму (Руководитель обороны Крыма), в 1921 г. по амнистии с казаками вернулся из Турции и стал преподавателем Военной академии РККА, а потом преподавателем тактики школы комсостава «Выстрел» .

В Красной армии оказались после 25 Октября и последние военные министры Временного правительства Верховский и Маниковский, были начальниками и специалистами высокого ранга.

А.Н. Куропаткин, военный министр в 1898-1904 гг., после Октябрьской революции (в возрасте 70 лет) на преподавательской работе.

А.Н. Крылов – председатель правления Путиловских заводов, проектировщик первых русских линкоров, академик, с 1919 г. начальник Морской академии Рабоче-крестьянского Красного Флота, лауреат Сталинской премии 1941 г.

Генерал В.Ф. Джунковский – московский губернатор, потом командующий Отдельным корпусом жандармов, сейчас бы сказали «государственник».

Его пригласили к Дзержинскому и Менжинскому на консультацию об организации контрразведки. Он согласился и пять лет был негласным консультантом. Эти люди действовали не ради денег и не от страха.

Министр путей сообщения А.В. Ливеровский стал в СССР видным специалистом по транспорту, строил «Дорогу жизни» к блокадному Ленинграду.

С.Н. Третьяков – Председатель Экономического совета Временного правительства, министр торговли и промышленности, потом министр иностранных дел у Колчака, эмигрировал во Францию, стал виднейшим агентом советской контрразведки (с 1929 г.) и в 1944 г. был казнен немцами.

Академик В.И. Вернадский, член ЦК партии кадетов, заместитель министра Временного правительства, вернулся в 1926 г. из Парижа и стал одним из виднейших руководителей советской науки.

Председатель Центральной Рады Грушевский тоже вернулся и стал академиком АН УССР.

Вот биография специалиста по международному праву профессора Ю.В. Ключникова. В 1918 г. участвовал в левоэсеровском мятеже в Ярославле. Был заместителем министра в «Уфимской директории», стал министром иностранных дел у Колчака. В 1919 г. эмигрировал и входил в Парижский комитет партии кадетов. Читал курсы лекций в Париже и Брюсселе. Стал редактором журнала «Смена вех», одну из его статей, посвященной подготовке Генуэзской конференции, оценил Ленин и пригласил его как эксперта советской делегации в Генуе. В 1923 г. Ю.В. Ключников вернулся в СССР и стал преподавать в Коммунистической академии.

Эти люди не стали большевиками, этого от них и не требовалось. Приняв советский проект в главном, они в своей работе использовали все те культурные ресурсы, которые накопили будучи кадетами, меньшевиками и т.д.

В Гражданской войне проявилась и такая особенная, по сравнению с другими политическими течениями, установка – быстрое, насколько возможно, пресечение любой смуты, тем более раскола и конфликта с насилием.

Такие конфликты с небывалой жестокостью тогда не были изучены, а после их старались забыть. Это помогло примирению советского общества после революции и Гражданской войны. Но это лишило нас знания об этих явлений и сделало наше общество беспомощным в тот момент, когда политики перестройки начали большую программу стравливания людей с помощью мифов и образов «ужасного прошлого» с провокационными или невежественными трактовками.

Материал: С.Г. Кара-Мурза
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Stumbler на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

Сортировать по:   новые | старые
Kemnik2016
Kemnik2016

Тут Карамурза подметил все правильно.
Но вот с изучением конфликтов и вообще с историей сейчас(да скорее и будет в последующем) творится полный швах. Видеть реальную картину тучам упоротых в сети, в обществе и во власти никак не уперлось. Историю они используют как половую тряпку, которой(выворачивая под определенными углами) хлещут оппонента по мордасам.
Ну и вменяемым людям несложно заметить, что работа советских властей и историков(хотя и тоже в своем смысле упоротых), вот неожиданность, привела к скорейшему прекращению конфликтов и сплочению общества. Работа же постсоветских «историков-ассенизаторов», а также потребителей и распространителей их продукции, нынче заключается единственно в наложении слоя дерьма на прошлое страны, причем начиная, желательно, с самых незапамятных времен. Особо одаренные, как видим, на все это радостно ведутся.

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.