Простой метод и разрушительные последствия

Американо-украинские дети Минотавра.

Когда в 2014 году в Киеве произошел антиконституционный переворот, на первые государственные должности стали вечно вторые — замы-олигархи, их кумовья и прочие «нужные люди». В принципе, это не первый переворот в истории, который случается оттого, что вечным вторым охота стать первыми. За последующие два года Конституция Украины окончательно превратилась по сути своей в аналог туалетной бумаги; а новая, вечно грызущаяся верхушка, была сформирована.

Проблема в том, что массу придворных должностей приобрели как украинские граждане, так и грузинские и прибалтийские соратники, у каждого из которых в жизнеописании есть одна особенность — «учился в американском университете по гранту, полученному из фонда Сороса». Несколько десятков юных вторых, у которых есть крепкий шанс рано или поздно стать первыми, и у каждого: «получил образование за счет фонда Сороса, грант от фонда Сороса, Фонд Сороса предоставил плату за обучение…»

Это страшно. Нет, дело не в образовании в Америке, само по себе оно достаточно безвредно. Дело, во-первых, в покупке потенциальных политиков и законодателей откровенно антироссийским экономико-политическим образованием; во-вторых, в одном феномене, который мы пока назовем «эффектом Минотавра».

Для того, чтобы в полной мере осветить этот аспект, нам придется вернуться в далекое прошлое.

Был в давние времена на Крите якобы такой страшный Минотавр, полубык-получеловек, которому каждые девять лет привозили на съедение из Афин семеро юношей и девушек, из благородных континентальных семей. И чудовище кушало аристократическую плоть со всем тщанием. Было это во времена талассократии, то есть морской власти. По факту, в тот период Афины и Крит выясняли, кто контролирует и собирает торговый процент за проход в сопредельных водах. То есть – чья корова, и кто будет ее доить. Учитывая, что в то время таможенный контроль данного участка приближался к стоимости контроля над Шелковым путем (правда, путь организовался немного позже), можно себе представить, какая война шла за эти активы.

Итак, согласно легендам, Афины в какой-то момент явно были не на коне. И каждые девять лет обязаны были посылать на Крит совсем молоденьких заложников из самых влиятельных семей будущей греческой столицы.

В двадцатом веке писатель Пол Андерсон услышал от маститых антропологов и развил в романе одну теорию, суть которой достаточно логична. Молодежь из Афин привозили на Крит не для того, чтобы убить и съесть их во славу Крита и не для того, чтобы на девять лет запихнуть в казематы ценных заложников.

Нет, дворянские отпрыски вкусно ели и сладко спали, им выделяли лучшие покои, им приглашали первосортных учителей и позволяли дружить с отнюдь не безродными воспитанниками и обитателями царского дворца. А спустя девять лет подросших аристократов обменивали на новую партию молоденьких и заплаканных афинских детей. И возвращались домой, к пожилому батюшке и почтенной матушке возмужалые заложники, чтобы украсить их старость, быть почтенным и воспитанным сыном и рано или поздно наследовать семейное богатство и придворную должность.

Вот только за девять лет, проведенных на Крите, да еще и в период становления личности, они переставали быть афинянами. Они думали по-критски, они носили критскую одёжу, они привыкли считать себя элитой Минойского дворца. И хотя внешне это были разумные, добрые, хорошо воспитанные молодые люди, Крит в их мировоззрении был центром мироздания, метрополией, а Афины вызывали брезгливую жалость и желание провести реформы по минойскому образцу. Афины в их карте мира изначально, подсознательно воспринимались как недалекая провинция.

Ничем не напоминает сегодняшних либерастов, нет? Да-да, вот то противное, общеколлективное чувство из девяностых, когда бабы согласны были на все, чтобы уехать с американ боем, даже будь он страшен, как сто смертных грехов, и стар, как Мафусаил. Это потом стало понятно, что обычного смертного, вроде перфомансиста Воротникова, никто в заграницах не ждет. А вот молодых людей, да из хороших семей, где папочка всегда поможет хорошо образованному, за счет фонда Сороса, сыночку получить перспективную чиновничью должность для разбега, там ждет успех. И этот хлеб, пущенный по водам, в итоге окупается сторицей. Для воплощения в жизнь антирусской программы холодной экономической войны новой формации таких деятелей вполне достаточно.

Эй, постсоветские страны, держитесь еще? Берегитесь, «эффективные менеджеры» и «молодые экономические специалисты» уже идут!

 

Источник материала
Материал: Дарья Тимощук
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ufadex на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

Сортировать по:   новые | старые
nik_revda
nik_revda

По этой же причине перешли на болонскую систему высшего образования, чтобмудней пристраивать в гос органы без проблем, взять того-же Дворковича.
Ценз надо вводить — служил в армии, значит годен занимать государственные и муниципальные должности.

Gena
Gena

И это из Хайнлайна.

provincial1
provincial1

Армия конечно полезна, но вот один из самых эффективных амеровских шпионов — генерал Поляков был ветераном — орденоносцем, а прораб перестройки Яковлев в войну был бравым взводным в морской пехоте.

Stumbler
Stumbler

Ну как — привыкли к новой системе ленты комментариев? Удобнее ведь так?

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.