Половая распущенность и гуманитарная катастрофа в Англии

Наиболее близки к ЕЛЬЦИНСКОМУ И ГАЙДАРОВСКОМУ варианту приватизации в 90-х годах ХХ века английские ОГОРАЖИВАНИЯ средневековья.

ПРИВАТИЗАЦИЯ – КАК СТАРТОВАЯ ЧЕРТА ГЕНОЦИДОВ

Приватизации общенародной (церковной, общинной, цеховой и пр. собственности) не раз порождали трагедии. Вот как описывает известный советский историк А.Д.Эпштейн Голландию XVI века: “Бурное время небывалых хозяйственных перемен одновременно с торговыми успехами принесло с собою тысячам людей великие тревоги и бедствия разорения… В некогда шумных и многолюдных городах затихло торговое оживление. Ратуши и дома цехов…превращались в памятники старины. Пустели рынки… Мастерские бездействовали и закрывались… Безработица и голод гнали прочь из старинных городов все большее число обнищавших ремесленников. Они растекались по стране… Потоки бедствующих ремесленников… сталкивались и смешивались с множеством сельских жителей, которые нежданно-негаданно оказались такими же ненужными и лишенными пропитания… в передовых районах страны большая часть прежнего деревенского населения лишалась земли–кормилицы, оказывалась одинаково ненужной и сеньору, и фермеру, была вместе с детьми обречена на разорение и голод.

Всё, что начинается с проповеди права человека на «земное счастье», «полнокровную жизнь без загробного продолжения» заканчивается геноцидом. 

Вслед за Голландией это ощутила на себе Англия. Духовное растление привело здесь к величайшей гуманитарной катастрофе «inclosures» — «огораживаний». «…Насильственный сгон крестьян феодалами с земли (которую феодалы затем огораживали изгородями, канавами и т.п.). Огораживанию подвергались общинные пастбищные и пахотные земли, которые превращались лордами в пастбища…

Держатели земельных участков изгонялись из своих домов и превращались в пауперов — нищих и бродяг, толпы которых наводняли большие города, включая Лондон. Огороженные земли лорды частично сдавали крупным фермерам-арендаторам. Процесс огораживаний особенно усилился после Английской революции XVII века. Огораживания были основой так называемого первоначального накопления капитала» — отмечает современное издание.

Видный дореволюционный русский историк И.Гранат отмечал причину «inclosure» «в росте цен на шерсть, сделавший выгодным разведение овец и превращение пахотной земли в пастбищную». По данным И.Граната и И.Кулишера, первые «inclosure» в Англии относится к концу XV века. Но и в XV, и в XVI веках, хотя цены на шерсть уже поднялись, огораживания не приняли ещё массовый характер.

Крестьяне защищали свои права в судах, их охранял ряд королевских эдиктов, о чем в СССР не любили писать историки. Только т.н. «буржуазная» революция, приведшая к власти ненасытных приватизаторов-всепожирателей, сделала массовыми и огораживания, и обезземеливание крестьянства. Если королевский закон мешал и препятствовал огораживаниям, то победивший парламент законом ПРЕДПИСЫВАЛ огораживать общинные земли. «Парламентской формой этого грабежа являются…декреты, при помощи которых земельные собственники сами себе подарили народную землю на правах частной собственности» – писал К.Маркс.

«…ТЫ ПОМНИШЬ, КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ? ВСЕ БЫЛО ВПЕРВЫЕ И ВНОВЬ…»

Приватизация в Англии явилась как бы результатом бракоразводного процесса Генриха VIII. Этот король, который вошел в историю с заслуженной кличкой «Синей бороды», имел обыкновение менять своих жен очень часто, причем из восьми своих законных супруг он умудрился двух отправить на тот свет.

Когда захотел развестись со своей первой законной женой Екатериной Арагонской, то римский папа отказался санкционировать этот pазвод. Пошли переговоры между Лондоном и римской курией.

Любопытно отметить, что до этого эпизода Генрих VIII был таким истым католиком, что даже в конце 20-х годов 16-го века пустился в полемику с Лютером. Сохранился памфлет, направленный им против Лютера, и ответ последнего.

Нужно заметить, что памфлет Генриха VIII и ответ Лютера являются образцом «грубианской» литературы XVI в. Те эпитеты которые употреблял Генрих VIII по адресу реформатора, нецензурны. Лютер отвечал тем же самым.

Генрих думал, что папа исполнит все его прихоти, санкционирует развод и его новый брак с Анной Болейн, придворной дамой королевы. Однако римский папа (в те годы они ещё бывали почтенно принципиальны) занял в этом вопросе совершенно непримиримую позицию. В итоге в 1533 г. Генрих VIII решил развестись и вступить в новый брак без санкции римского папы.

Папа отказался признать новый брак короля законным. В ответ на это Генрих V издал статут 1533 г., отменявший судебную власть папы. В свою очередь папа отлучил от церкви Генриха VIII и тех, кто его поддерживал в издании этого статута. После этого Генрих VIII издал в 1534 г. акт о супрематии. Этим актом власть папы над английской церковью была отменена и верховное руководство церковью передано королю. Так Генрих отпал от церкви и стал орудием в руках сатанизма.

Сатанизм мало интересовался половыми переживаниями короля, ему нужны были социально-экономические результаты грехопадения этого глупца и животного.

Таков был ход возникновения английской приватизации. Она родилась из чисто половых приключений «плейбоя» Генриха VIII, а но имела большое историческое значение, потому что реформированная церковь — собственность Христа, а по сути – общенародная собственность — должна была подвергнуться приватизации.

К королю перешло право назначения на все церковные должности, в его пользу должны были собираться аннаты, т.е. доходы первого года отправления той или иной церковной должности, кроме того клирики обязаны были уплачивать королю десятую часть своих доходов.

Сразу же после этих перемен в церковном устройстве правительство перешло к приватизации монастырского землевладения. Приватизация монастырских земель сыграла чрезвычайно важную роль в умерщвлении крестьянства в Англии.

Она была проведена двумя актами 1536 и 1539 гг. Сначала были секуляризованы все монастыри, имевшие доход не свыше двухсот ф. ст., через три года были экспроприированы и все остальные монастыри, колледжи и аналогичные церковные учреждения. Приватизация не коснулась епископских земель; она охватила только земли черного духовенства. Для управления секуляризованными имуществами была образована особая курия прибылей.

Известный историк П.П. Щеголев так описывает этот процесс, в 1938 году (кажется, будто он описывает реалии 90-х годов в РФ): «Начинается расхищение церковных имуществ. Часть их отдали в подарок придворным и важным сановникам, часть распродали за бесценок. при раздаче первое место, по определению историка Савина, принадлежит «не породистым пэрам, но купцам и промышленникам, не чистым эсквайрам, а служилым людям и, по преимуществу, руководителям центрального государственного механизма».

В дальнейшем, однако, эти земли начали очень быстро менять своих владельцев, пока окончательно не перешли в руки купцов и нового обуржуазившегося дворянства — так называемого джентри. Приватизация вызвала те катастрофические изменения, которые без нее не происходили в аграрном строе Англии: на секуляризованных землях новые собственники заводили новые порядки — увеличивали арендную плату, сгоняли недоимщиков, производили огораживания. Монастыри, как это показал А. П. Савин, вели хозяйство по-доброму, они неохотно меняли традиционно — человеколюбивые методы обработки своих земель.

В противоположность им, новые собственники охотно прибегали к разведению крупных стад овец, к возведению изгородей, к захвату общинных имуществ. Особую роль играло то, что вокруг монастырей кормилось довольно большое количество всякого люда.

Церковная благотворительность приводила к тому, что и сами монахи, и целый ряд других представителей людей, попавших в беду, подкармливались монастырским хозяйством. Все они теперь оказались за бортом, увеличивая массу экспроприированных пауперов.

«Насильственная экспроприация народных масс, — читаем мы у Маркса, — получила новый ужасный толчок в XVI столетии благодаря секуляризации и сопровождавшему ее колоссальному расхищению церковных имений… Уничтожение монастырей и т. д. превратило в пролетариат их обитателей».

Так же, как в вопросе об огораживании, здесь придется оставить открытой проблему количественных размеров приватизации. Мы в точности не знаем, какую часть земельной площади до приватизации держали монастыри. Все соображения о том, что в руках монастырей (т.е. в общенародной собственности) находилось, примерно, от одной трети до одной пятой всей земельной площади, носят приблизительный характер.

Монастыри после двух указов, о которых упоминалось выше, буквально стирались с лица земли; церковная утварь была частично расхищена, частично передана в казну, которая потом продавала ее с молотка. Всякие святыни католической церкви, например раки с мощами католических святых, вскрывались комиссарами курии прибылей. Монахи были изгнаны.

Наконец, крестьяне, жившие под властью монастырей, должны были теперь столкнуться с новыми хозяевами, а эти новые хозяева были люди жестокие и прижимистые. 

Так произошла приватизация в Англии. Необходимо подчеркнуть, что изменения в самом культе и в религиозной догматике носили самый поверхностный характер. Постепенно было введено богослужение — это был результат влияния лютеранства — на английском языке.

СКОРБНЫЕ ОТЗВУКИ ПРИВАТИЗАЦИИ

На первых порах приватизация не встретила сколько-нибудь заметного сопротивления. Однако потом сопротивление стало принимать все более организованный характер. Ставший во главе дел приватизации генеральный викарий короля Томас Кромвель (семейство Кромвелей вообще играет важную роль в масонерии английских сатанистов на протяжении веков) не остановился перед чисто террористическими мероприятиями для подавления всякой оппозиции. Следует упомянуть особо об одной жертве — о Томасе Море, авторе «Утопии», занимавшем пост лорда-канцлера в правительстве Генриха VIII.

Он высказался против приватизации, и за это ему пришлось сложить голову на эшафоте в июле 1535 г. Католическая церковь впоследствии, в XIX в., сделала Томаса Мора католическим святым.

Томас Мор — автор знаменитой «Утопии», которая является критикой нарождавшихся капиталистических отношений в самой Англии и, вместе с тем, попыткой создания легенды об острове Утопии, на котором не существует частной собственности. В этом своем произведении Мор выступает как противник капитализма, как борец против огораживаний, как представитель интересов широких крестьянских и плебейских масс Англии.

Историческое значение «Утопии» — она является начальным звеном в той цепи развития теоретического социализма, которая найдет свое полное завершение в будущих эпохах. С другой стороны, Мор выступает как критик капиталистических отношений, возникавших в его собственной стране. Поэтому для Мора была неприемлема та политика, которую несла с собою приватизация.

Томас Мор гибнет как жертва борьбы с приватизацией, как стойки борец против той оргии капиталистического надувательства, которая сопровождала ПРИВАТИЗАЦИЮ монастырских земель. 

Для Мора приватизация означала ухудшение положения крестьянства, жившего на монастырских землях, увеличение числа бродяг и нищих, которые колесили по всем дорогам Англии, беспардонное расхищение земельной собственности, быстрое обогащение придворных и спекулянтов, связанных с «курией прибылей», и т.д.

Нужно сказать, что его выступление не было единичным. В начале 40-х годов происходят массовые казни священников и монахов, отказывающихся признать королевскую супрематию. Защитники католицизма находят сторонников в среде феодального дворянства северных графств и, конечно же, среди крестьян, интересы которых были сильно задеты благодаря переходу монастырских земель в руки новых буржуазных владельцев.

В 1536 г. произошло любопытное народное движение, так называемое «Паломничество за милостью». Паломничество за милостью возникло в северной Англии как поход на Лондон для подачи королю петиции с просьбой о восстановлении старой церкви. В этом паломничестве приняли участие и рыцарские, и крестьянские элементы под предводительством монахов и католических священников. Подавление движения сопровождалось массовыми казнями. Ну как не вспомнить Белый Дом 1993 года?! Таким образом католицизм ликвидировался в обстановке все более и более нарастающей социальной борьбы.

Во время кратковременного царствования Эдуарда VI (1547— 1553) правительственная приватизация приняла более радикальный, чем раньше, характер. 

В 1547 г. был издан акт об изъятии из церквей статуй, икон и т. п. В 1549 г. был издан так называемый акт о единообразии, который ввел в действие новый обязательный для всех подданных короля молитвенник. Это была попытка подвести фундамент под те перемены в религиозном культе и обрядах, которые начались в правление Генриха VIII.

В 1552 г. последовало введение нового богослужебного обряда и нового символа веры из 42 статей. Новый символ веры резко порвал с католической догматикой и приблизился в ряде своих положений к кальвинизму.

Время царствования Эдуарда VI характеризуется чрезвычайным обострением внутренней борьбы в стране: именно в это время происходит целый ряд крестьянских движений, из которых самым крупным является движение 1549 г., так называемое восстание Роберта Кета. В XV и в XVI вв. социальная почва Англии непрерывно сотрясается от глухих ударов крестьянского движения.

Таковы, например, крестьянские восстания, вспыхнувшие в 1548 и 1549 гг. на западе Англии, в графстве Девоншир, и на востоке — в графствах Норфольк и Суффольк. Восстание в Норфольке возглавил кожевник Роберт Кет, причем на этот раз крестьяне образовали довольно значительный революционный отряд и выставили свою программу.

Крестьяне Норфолькского графства требовали снижения платежей копигольдеров, обеспечения за крестьянами общинных пастбищ, уничтожения личной зависимости и т. д. Характерно, что в этих требованиях, которые во многом напоминают «12 тезисов» немецких крестьян, пункт о ликвидации личной зависимости, т. е. остатков личного крепостного права, занимает второстепенное место; он затерялся где-то среди маловажных требований, которые заканчивают вторую часть петиции.

Это лишний раз подчеркивает, что для огромного большинства английского крестьянства вопрос о ликвидации личной зависимости не был актуален.

Разбив посланного на их усмирение маркиза Нортгемптона, вооруженные крестьянские отряды взяли город Норвич. В конце концов, однако, их движение к Лондону было приостановлено, войска правительства Соммерсета взяли в плен руководителя восстания — Кета. Он был повешен, и вместе с ним погибли другие вожди крестьянского движения.

Крестьянская война 1549 г. носила локальный характер, не охватывала всей Англии, но тем не менее впечатление, произведенное ею на современников, мы можем проследить довольно долго.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ufadex на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.