Первобытный секс

Существует комплекс неофита. Когда человек становится верующим, открывает для себя христианские ценности, то он пытается брать на себя невозможные подвиги. Строго постится, пытается затащить всех своих друзей в церковь и т.д. и т.п. Может порвать со своим прошлым. Со временем это проходит.

Как представляется, это универсальный закон. А поскольку он универсальный, то его можно применить к возникновению человечества.

Когда человеческое общество порвало с животным миром, оно обязательно должно было удариться в точно такой же максимализм. Когда они вдруг поняли, что они люди, а не животные, они тут же должны были начать бороться со всем животным в себе. Поэтому сразу же возникает система табу, запрет инцеста. Человек аффективным образом противопоставлял себя животному миру. Даже до некоторой экзальтации.

Это означает, что руководствовался он отнюдь не сексуальными мотивами, как пишут многие авторы, и самая первая максималистская религия «я не хочу быть животным». Рассуждения многих современных психологов о том, что первобытного человека двигали какие-то сексуальные мотивы, они просто не состоятельны.

Первобытным человеком двигало отталкивание от животного мира. Он резко обособил себя по отношению к животному миру. Почти наверняка система запретов и ограничений, эти вериги неудобоносимые, которые возложил на себя человек, были связаны именно с сексом, сексуальные ограничения. Не огонь, но отношение к сексу отличает человека от животных.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ufadex на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.