Мёртвый лев Европы

Публичное вскрытие льва в датском зоопарке представляет собой закономерное для современного Западного мира явление. Формально заявляя о необходимости понимать и принимать Другого, возводя на пьедестал умствующих «экзистенциалистов», Америка и Европа стремительно движутся к психической реальности замкнутого на себе и не видящего ничего Иного эго, — жестокого и разрушительного.

Ведь что такое для детской психики публичное расчленение животного ради забавы? Это — убийство души.

Дело в том, что каждый ребенок видит живое, одушевленное начало во всем, что символизирует бытие. Тут и домашние животные, и куклы, и даже обычные предметы, вызывающие образ родителей. Современная наука снисходительно называет данный феномен «анимизмом», считая его «пережитком архаичной реальности», но, так или иначе, для ребенка «анимизм» абсолютно нормален и, более того, в скрытом виде он присутствует у каждого из нас.

Согласитесь, что публичное расчленение Хрюши или Степашки какой-нибудь «тетей Валей» вызовет отторжение у всякого взрослого нормального человека, смотревшего в свое время «Спокойной ночи, малыши».

Все это имеет прямое отношение и к глумлению над телом животного, которого убили, повторюсь, ради забавы.

Что переживает при подобном зрелище близкий к животному миру, любящий животных, считающий их друзьями ребенок?

Он убеждается, что Другого нет, друга нет, есть только гора мышц и костей с кровью, есть только кусок мяса. И, значит, — закрадывается в детское сердце мысль, — так же могут поступить со мной.

Отсюда возникает страх перед миром и ненависть к нему, злокачественное (неосознанное и не преодоленное) чувство вины (ибо дети психологически не отделяют себя от других) за совершенное взрослым убийство и за ненависть, что в свою очередь ведет к усилению ненависти по механизму порочного круга.

В результате происходит страшная психическая травматизация, результатом которой могут стать целые поколения жестоких, внутреннее отчужденных от бытия и не умеющих любить людей, которые до смерти боятся самих себя, потому что встреча внутри себя с чувством души и доверчивой сопричастности миру немедленно провоцирует переживание Ужаса вовне и внутри.

Мы помним, что совсем еще недавно дети наблюдали за публичным умерщвлением жирафа Мариуса. Теперь — наблюдение за расчленением льва.

Вполне возможно, что вскоре детей в перерывах между «секс-просвещением» будут приглашать на публичные эвтаназии сверстников…

Поистине, Запад превращается в зловещий театр, где в режиме «реалити-шоу» ставят свои постановки психически больные, на мой взгляд, люди типа Бернара-Анри Леви.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ufadex на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

Сортировать по:   новые | старые
Ayatola
Ayatola

Однажды они вскроют человека.

tim_duke
tim_duke

Причем живого.

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.