Хорошие полицейские, плохие полицейские?

Запад должен при сдерживании Путина сделать ставку на устрашение. Что не исключает предложений о разрядке напряженности — пишут в “Frankfurter Allgemeine”:

Если бы украинский кризис возник в фантазии автора детективов, то тогда было бы известно, в какой роли федеральный канцлер и французский президент отправились в эту среду в Минск: как «хорошие полицейские», которые хотят сделать последнюю попытку и уговорить Путина пойти на уступки — но с указанием на то, что снаружи уже ждет «плохой полицейский», который настроен совсем по-другому. Эта роль предназначалась бы Обаме, с намного более убедительным в этом отношении исполнителем роли второго плана Джоном Маккейном. Револьвером, который бы положили на стол оба американца, были бы поставки оружия на Украину.

Однако в политике так просто не бывает. Ангела Меркель не является наивным ангелом мира, Обама — не подстрекатель войны, Маккейн не слеп в отношении соотношения сил. А Путин не глуп.

«Превосходство эскалации» Путина 

Российский президент знает, что Европа, как и Америка, намного больше опасается эскалации этого конфликта, чем он сам. Путин мог бы в любой момент расширить войну и одержать верх на каждом уровне военного противоборства. Он успешно охладил пыл Запада этой способностью думать только о военных действиях. Это называется «превосходство эскалации». Она подтверждается Путиным при каждой возможности, что не облегчает переговоры с ним.

Все доводы о том, почему обращение к военным средствам (также только для устрашения) является безрассудным, даже крайне опасным, заканчиваются указанием на статус России как ядерной державы. Открытым текстом это означает, что Путин может обострить конфликт до порога ядерного столкновения.

Меркель, девизом которой на посту канцлера могло бы быть выражение «Respice finem» («Думай о последствиях»), боится поставок оружия Киеву потому, что это могло бы втянуть Запад в опосредованную войну. Она полагается на то, что сможет образумить Путина сочетанием санкций и обещаний (зоны свободной торговли). У серьезной санкционной политики действительно было много открытых возможностей. На экономическом поле ЕС значительно опережает Россию.

Но даже прекращением платежного оборота путинские танки быстро не остановишь. Восток фактически потерян для Киева, даже если там не было такого шоу с аншлюсом, как в Крыму. Поставки оружия тоже ничего уже не изменят. Путин вновь застал Запад врасплох. При разметке демаркационной линии от него явно зависит каждый квадратный километр. В то время как Обама все еще взвешивает свои варианты действий, российский Маршал Вперёд отправляет в наступление свои войска под прикрытием широкой пропагандистской ширмы. Если Запад останется при своей оценке, что конфликт «нельзя разрешить военным путем», Кремль может в крайнем случае позволить своим «сепаратистам» дойти до Киева.    Противоположное убеждение Путина, что начатый им конфликт очень даже можно решить военным путем, вынуждает Запад задуматься не только над вопросом, следует ли и когда нужно начать снабжать оружием для самозащиты атакованное государство, чья территориальная целостность гарантирована также западными державами. В этом противостоянии кроется стратегический вызов, преодоление которого имеет большое значение для безопасности и стабильности Европы: как можно сдержать агрессивную и экспансивную державу, которая не считается с основными принципами европейского мирного устройства, применяет военную силу для реализации своих интересов и при этом преследует политику «brinkmanship» (англ. — политика конфронтации, прим. перев.), которая может привести континент на грань большой войны?

Необходима убедительная стратегия устрашения

Ответ является неприятным, но неизбежным: с помощью устрашения, а именно вплоть до самого его высокого уровня. Посмел бы Путин оккупировать Крым, если бы Украина все еще обладала ядерным оружием? Ее судьба не побудит ядерные державы этого мира пустить на металлолом свои ядерные боевые части — и не уменьшит число претендентов на статус ядерной державы. После триумфов Путина на Украине, которые заставляют Запад выглядеть слабым, НАТО также должен поработать над убедительностью своей стратегии устрашения. Альянс должен наглядно показать Кремлю, что ему придется столкнуться с военной реакцией в случае его посягательства на территории альянса — и с готовностью Запада подняться вместе с ним на лестницу эскалации, в худшем случае даже быстрее, чем русские.

О таких сценариях на Западе, конечно, никто не будет говорить открыто, так как это противоречит действующей догме де-эскалации. Русских такие вещи смущают меньше. Тем временем в речах западных политиков обнаруживаются подтверждения того, что они настраиваются на длительный ледниковый период в отношениях с Россией, который во многом похож на Холодную войну. Сравнение украинского кризиса Меркель с разделением Германии является таким признаком. Встреча в Минске не противоречит такой оценке. Потому что даже в самые мрачные времена конфликта между Востоком и Западом НАТО делал ставку не только на устрашение, но и на предложение разрядки.

Источник: Perevodika

Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Stumbler на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

Комментарии

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.