Советская цензура и кризис освободившегося творца

Традиционно, в среде либеральной интеллигенции принято считать что пресловутый «совок» закрепощал их свободолюбивые души, мешал творчеству, и вообще всячески третировал тоталитарным цензурным аппаратом.

Однако, в свете подобных упований меня всегда интересовал один и тот же вопрос — а что же случилось с многочисленной интеллектуальной когортой людей после развала СССР, когда «тоталитраные оковы» спали и свобода творчества восторжествовала? Почему последующие произведения этих вполне талантливых людей, как по мановению злой волшебницы, стали столь серыми и бездарными?

Существует мнение, и вполне небезосновательное, что причина подобного кризиса творческого полета — в том, что многие, очень многие представители творческой (и не только) интеллигенции присягнули материальному низу. Сытая жизнь с глянцевых обложек западных журналов многим представлялась тогда почти осязаемым раем, особенно по сравнению со скромной советской действительностью. Казалось — вот-вот и мы заживем не хуже. Надо только поскорее переделать танки на сковородки, а ракеты на электроплиты. И, конечно, вконец разогнать гнетущую всех КПСС с ее тотальной цензурой.

До сих пор удивляюсь, как советский инженер-электронщик всерьез принимал различные технические «новинки» из дешевенького триллера «Восход «Черной луны», шедшего в официальном советском кинопрокате. Что это за умелая рука, взрастившая подобную наивность? Да, советский человек кардинально отличался от человека с Запада. Тем более, что советский кинематограф, в отличие от американского, как раз упирал на реалистичность образов и осязаемость событий. Потому что, в отличие от Голливуда, преследовал цель не оторвать зрителя от реальности (которая в те годы в США была весьма проблематичной), а наоборот — показать зрителю мир с такой стороны, с которой он, возможно его еще и не видел. Проблематизируя тем самым соотношение нравственных ценностей и личных поступков.

Нет, конечно, в советском кинематографе была и масса проходных фильмов. И все же, советская кинематографическая школа породила нечто такое, что до сих пор многими не осмыслено, или попросту забыто. Вот что об этом рассказал известный советский и российский сценарист Александр Миндадзе:

«…Когда-то в семидесятые я поступил и в Литературный институт, и во ВГИК, но просто в то время в кинодраматургии было очень много замечательных людей: и Фрид, и Дунский, и Евгений Григорьев, и Наталья Рязанцева. Моим рецензентом был Гена Шпаликов. То есть было из-за чего выбирать ВГИК. Это старшее поколение, оно все было замечательным. И сценарий мы «позиционировали», говоря сегодняшними словами, как факт литературы.

Это было отдушиной для сценарного цеха, но время поступило с этим логично, хоть и безжалостно, поскольку нигде в мире сценарий не являлся прозой. Разве что во времена неореализма, когда Чезаре Дзаваттини писал «Похитителей велосипедов». Но вместо паровоза пришел электровоз, так и сценарии теперь пишут «лесенкой», это уже не произведение, а товар. Это индустрия кино, это большие деньги, они должны быть возвратными.

Другое дело, что у нас они совершенно не возвращаются, и нет признаков того, что в ближайшее время смогут возвращаться. На этой фабрике чертят по лекалу, не ищут нового, а повторяют то, что было успешным, и свидетельство этому — на экранах. Это нормально, это во всем мире так. Просто у нас всегда относились к авторскому кино трепетно, как к единственно возможному, как к искусству. Притом ко всему остальному относились без уважения. Но времена изменились…»

Вот, оказывается о чем идет речь — в советское время считалось, что только авторское кино может называться искусством. Не благодаря ли этому советская киноиндустрия сумела накопить колоссальный багаж талантлив фильмов, популярных ( а может быть и особенно популярных) сейчас? Но продолжим цитировать интервью:

«…сценарии порой издавались с подзаголовком «повести для кино». Это порождение очень качественной кинопрозы. Кинолитератору всегда хотелось быть все-таки литератором, писателем. Это извращение, в общем, сладкое и, надо сказать, приятное, и чрезвычайно результативное, косвенно и отчасти отвечает на вопрос, почему у нас кризис в современной драматургии. Назовем это «заблуждением» былых времен. Так что эти книжки сценариев, затеянные Любовью Аркус и журналом «Сеанс», — это памятник времени.

Я начал во второй половине семидесятых, будучи очень молодым сценаристом, и помню, как волновался, когда у меня вышла первая книжка сценариев. Они выходили такими маленькими книжечками. Первый сценарий «Слово для защиты», потом «Поворот». А первую «толстую» книжку, «Парад планет», выпустило издательство «Искусство», и это было для меня, конечно, событие. А потом появился сборник «Время танцора», потом «Отрыв».

Тогда существовала очередь, тебя ставили в план издательства. Публиковались обычно уже поставленные сценарии, — вначале это было обязательным условием. Так цензору было спокойнее: раз это апробировано, значит, вопросов уже нет. Если бы они брали непоставленное произведение, они бы задались вопросом, а почему не поставлено? Что-нибудь там могли бы и найти. Со мной таких случаев не было, да и вообще не было. Это все преувеличенные толки о цензуре.»

Ну вот мы и добрались до вопроса о «тоталитарной» советской цензуре. Выходит — все эти вопли об «истерзанном кино» лишь преувеличение?

Получается, так. И даже более того. Коллега и соавтор Александра Миндадзе, Вадим Абдрашитов, в своем выступлении на киношколе «Права человека» в Доме журналиста, посвященном показу фильма «Магнитные бури», высказывается еще более жестко. На вопрос о наличии цензуры в наши дни Вадим Юсупович отвечает так (с 29:17):

«Примера цензуры, как при большевиках, я пока назвать не могу. Но цензура продюсеров — она беспредельна. Цензура большевиков — детский лепет по сравнению с цензурой продюсеров. Которая навязывает актеров, навязывает условия даже не работы, а навязывает в каком то смысле даже качество фильма.»

Никто не отрицает — в советское время была цензура. Многие считают, что она нужна и сейчас. В конце концов совершенно понятно, что неискушенный зритель (а таких сегодня подавляющее большинство) с большей вероятностью посмотрит очередной боевичок средней паршивости, чем какую то из авторских картин того же Абдрашитова.

В то же время — и Вадим Юсупович это подчеркивает — во всем мире существует госзаказ на кино. Естественно на то, которое будет отвечать интересам государства. Впрочем, продолжает режиссер — цены на реквизит и гонорары актеров сегодня таковы, что Министерство культуры не в состоянии полностью оплатить съемку. И вот тут на помощь приходят те самые продюсеры, о которых было упомянуто выше. Не поэтому ли мы почти не видим на экранах хороших российских фильмов?

Советскую цензуру можно обвинить в том, что она навязывала обществу нравственные нормы, которые оказались непригодны в жестоком капиталистическом мире. КПСС можно обвинить в том, что она навязывала опрощенный псевдомарксизм, заменяя осмысление великого учения бодрыми отчетами об увеличенни производительности молока и мяса.

Но это просто мелочь, по сравнению с тем, как нагло и бесцеремонно действует нынешняя «либеральная» продюсерская среда, взращивая своими фильмами человека крайне далекого от русского мира, русской классической литературы и конечно, русского мессианства. Человека больше похожего на инфантильного космополита, чем на человека мыслящего.

Того самого бездумного винтика, в котром обвиняли «тоталитарную» советскую цензуру.

Материал: http://solaris-x86.livejournal.com/139352.html
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Stumbler на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

Сортировать по:   новые | старые
kemnik2014
kemnik2014

Статей на эту тему мной лично прочитано уже довольно обширное количество. А вот совсем нет статей на тему, а что теперь со всем этим делать. Так уж повелось у людей. Стопятсот умников объяснят вам, что и почему произошло. Но лишь единицы сообразят что-то путное на вопрос «что теперь делать?».

provincial1
provincial1

Как что делать? Отобрать и поделить. Посадить и расстрелять!)))
В своё время, собираясь на кухнях интели с увлечением обсуждали, что возможно, нет, совершенно точно, где то рядом находятся никому неизвестные эйзенштейны и пастернаки. Просто душный совок не даёт реализоваться этим талантам. СССР рухнул и наружу попёрло такое, что хоть святых выноси,а пастернаков как не было так и нет. Есть быковы с ерофеевыми…

Grey67
Grey67

А и не удивительно — «чем удобряли — то и выросло».

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе Свежая информация зарегистрировать онлайн кассу у нас. рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.