Ржавые олимпийские кольца

К моему посту об отстранении России от олимпиады парочка совков (не люблю этого слова, но иначе не скажешь) с мусором внутри (ну а чё может быть в совках кроме мусора?) написала   следующие комменты:

«Будем болеть за наших — белорусов, казахстанцев, армян, украинцев. Украинцы тоже наши, хотя по состоянию на 07.2016 ещё не все об этом догадываются».

И далее: «Они все жители СССР поэтому стоит за них болеть»

Ссылка на коменты вот –   http://sandra-nika.livejournal.com/1379045.html?thread=30670053#t30670053

Миленькие мои. В сложившейся ситуации болеть     за   белорусов, казахов, армян и уж тем   более хохлов (???!!!???) может   только тупая совковая вырусь    и терпила-мазохист. У меня лично вообще в голове не укладывается, КАК можно болеть за уродов, которые сейчас   начнут скакать до небес и   вопить: «Ура, ура, ура,   Россию с олимпиады выгнали!» Поэтому я заявляю следующее:

  1. Жителей ВСЕХ     республик бывшего СССР, после развала Союза не выехавших на территорию России, я лично до тех пор пока они не докажут обратное, считаю и буду считать   сепаратистами и предателями.
  2. Особо презираю я мразей, изменивших присяге,   то   есть военных, в своё время присягнувших СССР, а потом после   развала оного     давших другую присягу и перешедших служить в армии Белоруссии, Украины и далее по списку. Этим тварям вообще надо плевать в морду при каждом удобном случае,   и называть их… хм, ну вы помните легендарную сцену из фильма «72 метра»,   где командир «Славянки» Геша Янычар называет некоего Иванова, дающего присягу Украине, вошью лобковой? Помните? Ну и хорошо — вот и называйте всех предателей вшами лобковыми.
  3. К тем же, кто присягу   не давал, отношение должно быть более сдержанным — примерно   таким, как к советским гражданам, побывавшим под оккупацией.   То есть   вроде бы вина   их   невелика (ну   войска наши быстро отступили, ну не все гражданские успели эвакуироваться и не все имели возможность в партизаны уйти), но, тем не менее, им долго   теперь придётся в анкетах писать, что так мол и так, проживал я на оккупированной территории, а значит, фактически работал на оккупантов — нельзя же ведь прожить не работая, да.
  4. Далее. Сие сдержанное отношение к     жителям бывших советских республик должно продолжаться ровно до тех пор, пока   они ведут себя   как советские граждане под   фашистской оккупациейто есть выживают и ждут прихода наших то есть пока их страны не проводят   откровенно русофобскую политику и участвуют в интеграционных процессах типа Евразийского Союза. Как только     они   становятся пособниками фашистов (ну как украинцы) –    относиться к ним уже следует не как к мирняку,     вынужденно отказавшемуся под оккупацией, а как к предателям и пособникам врага.
  5. Переходим к выводам. Как это сдержанное отношение к сепаратистам и предателям должно выражаться во время спортивных соревнований? Да очень просто: взяли какие-нибудь белорусы медаль? Зеваем и говорим: «Ладно уж, хрен с ними, пусть уж лучше белорусы, чем пиндосы… Кстати, ну кем же это надо быть, чтоб жить в России, выступать за её сборную, а потом вдруг переметнуться в сборную Белоруссии… Ну, да ничего: предавший однажды   будет и дальше предавать… Как бы белорусы свою чемпиёнку со всех сторон не облизывали (ну, вы понимаете   о ком я говорю, бгг — о Домрачёвой), всё равно она жить в Белоруссии не будет — она уже   за горячего норвежского парня замуж вышла…»

Но скакать и радостно вопить «Ура, белорусы золото завоевали!».. — ну, знаете,   я во время   зимней     сочинской олимпиады нескольких таких скакунов нафиг отфрендила и забанила. Ибо   радоваться успехам белорусов и уж тем более хохлов сейчас — это всё равно что в 1942 году радоваться тому, что колхозники Витебщины или Черниговщины (да, немцы колхозы по факту не распускали)   собрали богатый урожай. Чему радоваться-то? Тому, что   у оккупантов продуктов будет больше? Ну-ну….

  1. А посему на эту летнюю олимпиаду программа наша как болельщиков такова:

— если Россию   полностью  отстранят — не болеем НИ ЗА КОГО и трансляции не смотрим.

— если Россию   полностью  не отстранят   — будем молиться, и надеяться на то, что Россия, вопреки всему, выступит так, что весь мир вздрогнет.

Аминь.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ufadex на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

Сортировать по:   новые | старые
Stumbler
Stumbler

Ну а что — Сандра в общем права.

Homo Faber
Homo Faber

ДА, где-то она и права, НО, это пресловутое «но»… Необходимо учитывать разные, зачастую, очень непростые ситуации… Он (русский) любит её (украинку, узбечку, латышку… далее по списку), куда ехать (оставаться) семье???
Я рос (с 14 лет) в Узбекистане, оттуда меня призвали, служил в ВМФ (Севастополь), вернулся, закончил ВУЗ (ТЭИС, кто знает), женился. Началось проклятие СССР «перестройка», уехали на Украину (сам хохол, жена — татарка). Работы нет, жить не на что. Добрый человек пригласил «в гости» на Север. Приехал, посмотрел, устроился на работу, уже 22 года работаю на «дядю Миллера», но пока жить можно…
Это я к тому, что не всем попадается добрый человек, который поможет перебраться в Россию. Так что огульно обвинять всех, что они не поехали в Россию, не вижу смысла. У кого как сложилось. И, слава Яйцам, у меня получилось. У кого-то — нет. И это не его вина, это — его трагедия и в этом огромная вина нашего государства и его политики по отношению к своим согражданам в целом и в частности…
При Советском Союзе, прилетев из Узбекистана на Украину, в гости к родственникам, я не замечал ни таможни, ни пограничников. Хлеб стоил от 16 до 22 копеек, томатный сок везде стоил 10 копеек, берёзовый (без мякоти) — 8 копеек, а мороженное от 8 до 22 копеек, пачка «Примы» везде стоила 14 копеек, а водка, в зависимости от сорта, 3 рубля 62 копейки или 4 рубля 12 копеек. Проезд на трамвае — 3 копейки, троллейбусе — 4 копейки, автобусе — 5 копеек. Особый шик — поездка на «Экспрессе» — 10 копеек, но он не везде останавливался… Полёт Ташкент — Киев стоил 62 рубля, и это безо всяких тупых «Карлов», это реальные цифры. О, вспомнил, проезд на речном трамвайчике, от начала до конца маршрута, в Запорожье — это от порта Ленина, до Канивского, стоил 15 копеек. И всё это при зарплате 100 — 120 рублей!!! Про маньяков мы знали только теоретически (психически больные люди, нуждающиеся в принудительном лечении), гуляли (практически в любом возрасте) пока не стемнеет, а иногда и позже. На речку шли под напутствие: «Утонешь — домой не приходи» 🙂
Попить, а заодно и пообедать, можно было просто зайдя к другу. Домой загоняли только чтобы мы, наконец-таки, сделали домашние задания… В школу и из школы мы ходили гурьбой, по дороге задирая параллельные классы. Правда, до мордобития дело доходило редко.
Зато в школе, да и после неё, учили на совесть. До сих пор привычка проверять написанное осталась.
Вот как-то так, наболело, душа хочет высказаться, но…

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.