Прогулка с мертвецом

Вам когда-нибудь доводилось бродить под ручку с мертвецом? Нет? А у меня был такой случай. В далеком девяносто лохматом году, одна девушка по имени Ира, попала в аварию. Кости целы, внутренние органы тоже более или менее в порядке, но она ударилась головой. Тяжелейшая черепно-мозговая травма. Повреждение мозга. Кома. Искусственная вентиляция легких. Две недели на искусственном жизнеобеспечении. Санитарки даже не переворачивали девочку, а зачем напрягаться? Все равно она не жилец.

Врачи огорчили папу и маму, ваш ребенок не жилец. Девочке девятнадцать лет, высокая, красивая, юная и уже мертвая. Ну так решили врачи. Вот только Ира с ними не согласилась. Даже когда руки опустили родители и дали отключить аппарат ИВЛ. Маме сообщили, что в течении часа дочка умрет. Мама рыдает, ждет. Час ждет, второй. Ира не умирает. Девушка вцепилась в жизнь и держится.
Семнадцать часов, сорок две минуты, Ира боролась со смертью за каждый редкий вздох. Мать за эти часы поседела. А к утру Ира открыла глаза. Говорить не могла, только тень улыбки на измученном лице.

Прискакал консилиум, почесали ученые мужи в лысинах и дали второй приговор: ну, чудеса бывают, вот только она будет парализованной, даже говорить не сможет. Три дня Ира цеплялась за свое тело. Нерв за нервом, отвоевывая свое по праву. К счастью для врачей, в палате была мама, а не они, когда она заговорила. Поэтому первые ее слова были «мама, водички», а не нелицеприятное мнение о консилиуме.

На второй консилиум собрались светила со всего города, даже прихватили парочку командированных из Киева. Приговор смягчили, но не отменили: ходить не сможет, атрофированы части мозга отвечающие за нижние конечности.

Когда мне надоедает зима, я представляю, какой длинной казалась та зима для Иры. Каждое движение причиняло нестерпимую боль. Но она встала на ноги. Плача от разрывающих воплей из собственных нервов, она стояла. Слезы текли у нее из глаз, а на губах была широкая улыбка победителя.

Да, ее хватило только на три секунды. К счастью я стоял рядом и успел подхватить ее. Но она победила. Ведь три секунды она смогла делать то, что никто не мог. Она победила судьбу.

И если кто-то подумал, что она на этом остановилась, то он глубоко заблуждается. Красивая девушка будет ходить на костылях? Только не она! Ира напросилась с нами на летнюю конференцию в Севастополе. В основном люди ехали парами, и как-то само получилось, что мне пришлось стать ее опорой.

Если кто не знает, то окрестности Севастополя это скалистые участки. Там и здоровому человеку приходится попотеть. Ира не пропускала ни одной поездки к достопримечательностям. Взобраться на скалы возле мужского монастыря Инкермана? Плачем и лезем. Даже я украдкой стирал слезы, ведь я видел, как ей больно. Но ее упрямство было безграничным, девушка решила ходить и ходить нормально. А значит надо заставлять себя. Крепость Херсонес? Ира и я последними забираемся, но все равно там будем.

Плавать, пусть жилы и суставы вспоминают как быть гибкими. Приходилось ее страховать, поддерживать, но она через «не хочу», занималась плаваньем.

И она не жаловалась. Вот что меня поражало в этой девушке. Ни разу. Только стеснялась жутких шрамов на теле, от пролежней и все. Иногда я не выдерживал и просто подхватывал ее на руки. Потому что понимал, вот предел, ее тело скажет: «хозяйка, ты психопатка, а я пас.»

Но для нее пределов не было. Два года ушло у Иры на то, чтобы из мертвеца стать невестой (не моей). И еще два, чтобы обреченная жизнь породила еще одну жизнь. Хорошую, красивую в маму, девочку. Сейчас у нее двое детей, муж и лишь едва заметная хромота показывает, что что-то было.

Однажды, я спросил ее:

— Как тебе удалось? Как?

— Мы все рождаемся победителями. – ответила она – Мы были теми самыми, одними из миллионов сперматозоидов, что достигли цели. Поэтому, когда человек говорит, что он неудачник, он просто лентяй. Мы сильные и удачливые. Нас такими создала природа, бог, называй как хочешь. Только не всегда удача падает к нам с неба в золотой упаковке. Иногда за свою удачу и за свое право жить, надо сражаться.

Даже когда нет сил, когда все вокруг говорят, это конец. Конец наступит только тогда, когда ты сдашься. Я не сдалась. Вот как мне это удалось.

Из этого разговора я вынес свой урок. Когда я вижу, что человек слушает диагноз как приговор, я понимаю, он не жилец. Не в болезни дело. Он сдался. Не важно какой у тебя противник. Какая хворь решила отправить тебя на тот свет, всегда надо помнить, мы победители. Сцепив зубы, надо отвоевывать свое право жить.

И единственный кто по-настоящему будет бороться за вас, это вы сами. Ни один доктор не вольет в лекарство самый важный ингредиент – волю к выздоровлению. А без него препараты лишь бесполезные примочки. Ведь нельзя заставить мертвое быть живым, но и живое заставить умереть трудно, вот о чем следует помнить всегда.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Ufadex на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

Сортировать по:   новые | старые
Gena
Gena

Да!

Ayatola
Ayatola

Что-то подобное у Кастанеды, если общими словами — мы живём чтобы дать бой смерти, если смерть это оценит, то примет нас благосклонно, если сдадимся, она просто поглотит нас.

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.