О военно-техническом сотрудничестве России и Китая

Московский Центр Карнеги опубликовал небезынтересный доклад Василия Кашина и Александра Габуева «Вооруженная дружба: как Россия и Китай торгуют оружием». В силу большого объема текста, наш блог публикует его отрывок.

После украинского кризиса Россия, испытывая давление со стороны США и ЕС, углубляет стратегическое партнерство с Китаем. После событий 2014 года важнейшим компонентом в отношениях Москвы и Пекина, придающим партнерству новое качество, стало укрепление военно-технического сотрудничества. Россия и Китай будут и дальше развивать ВТС, выгодное сегодня обеим странам, а потому Западу и соседям Китая стоит отнестись к этому процессу со всей серьезностью.

Основные выводы

В 1990-х годах китайские заказы обеспечили выживание российской оборонной промышленности, пострадавшей от крушения СССР, и сохранение ее глобальной конкурентоспособности. В свою очередь, для Китая после введения в 1989 году западных санкций Россия стала главным источником передовых вооружений. Благодаря российско-китайскому военно-техническому сотрудничеству КНР смогла радикально преобразовать свои вооруженные силы, превратив их в современную военную машину.

Руководители российского военно-промышленного комплекса (ВПК) понимали, что проданные в Китай образцы вооружений будут в итоге скопированы. Тем не менее Москва экспортировала оружие в КНР, стремясь сохранить оборонную промышленность и заработать средства для создания систем вооружений нового поколения. Поставки наиболее чувствительных систем, способных обеспечить быстрый рывок китайского ВПК и подорвать конкурентоспособность российских оружейников, военно-политическое руководство страны блокировало. В целом этот подход оказался оправданным.

В середине 2000-х годов поставки оружия из России в КНР заметно сократились. Причинами стали насыщение китайского рынка, прогресс ВПК в самой КНР, а также возросшие опасения руководства России относительно китайского копирования и потенциальной конкуренции на рынках третьих стран. Отдельные российские лидеры выражали опасение по поводу роста потенциала китайской армии вблизи сибирских и дальневосточных рубежей РФ.

В 2010-х годах военно-техническое сотрудничество России и Китая возобновило рост, но масштабный прорыв произошел в 2014-м. После резкого ухудшения отношений с Западом российское руководство провело системную оценку рисков партнерства с КНР, включая сферу ВТС. В Москве пришли к выводу, что риски сотрудничества с Китаем гораздо меньше, чем было принято считать. Китайский ВПК все меньше зависит от нелицензированного копирования российской техники и все больше полагается на собственные разработки. Опасения относительно «засилья китайцев к востоку от Урала» также оказались преувеличенными. В этих условиях Москва решилась на продажу таких современных систем, как комплексы ПВО С-400 и истребители Су-35.

ВТС не играет заметной роли в торговле двух стран: на него приходится не более 5 % товарооборота. Для российского ВПК продажа оружия в Китай перестала быть жизненной необходимостью, хотя КНР остается одним из важнейших экспортных рынков. Однако ВТС играет важную политическую роль, обеспечивая стратегическую глубину российско-китайского партнерства.

В ряде отраслей военного производства Россия по-прежнему сохраняет серьезные преимущества перед КНР. Это создание средств противовоздушной обороны, некоторых видов радиолокационной техники; авиационное двигателестроение, подводное кораблестроение и т. п. Однако по другим направлениям Китай сейчас опережает Россию, особенно это касается производства беспилотных летательных аппаратов. В целом для китайских вооруженных сил закупка оружия в РФ служит надежным способом быстро повысить свою военную мощь (в частности, с учетом возможного обострения конфликтов в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях, а также в Тайваньском проливе).

Украинский кризис, прекращение ВТС России с Западом и западные санкции в отношении российских производителей вооружения усилили интерес Москвы к импорту китайских технологий и оборудования военного назначения. Есть отдельные примеры закупки китайских военных технологий для нужд Вооруженных сил РФ, но это явление пока не стало масштабным.

Кризис вокруг Украины, разразившийся в начале 2014 года, положил начало новому этапу в отношениях России с окружающим миром. В условиях введенных США и ЕС санкций Москва начала углублять партнерство с Китаем — крупнейшей страной, которая не стала публично осуждать Россию за действия в Крыму и на Востоке Украины и не присоединилась к санкционному режиму. К тому моменту политические отношения Москвы и Пекина уже имели официальный статус стратегического партнерства, а с 2010 года Китай стал крупнейшим после ЕС торговым партнером России. Тем не менее украинский кризис поднял сотрудничество двух крупнейших держав Евразии на новый уровень. Одним из важнейших элементов этого партнерства стало развитие и углубление военно-технического сотрудничества (ВТС).

После нормализации двусторонних отношений в последние годы существования СССР ВТС стало одним из ключевых элементов, а в 1990-е годы — стабилизатором и главной несущей опорой взаимодействия Москвы и Пекина. Продажа российского оружия в Китай сделалась не только важнейшей статьей экономических отношений двух стран на фоне крайне низкого товарооборота, но и позволила Москве и Пекину решать свои стратегические задачи. С помощью китайских заказов Россия сохранила многие предприятия ВПК, которые рисковала потерять из-за фактического исчезновения крупнейшего клиента отечественной «оборонки» — собственных вооруженных сил, оказавшихся в состоянии упадка. Китай же получил доступ к источнику современных вооружений в условиях, когда конструкторская школа в стране была еще слаба и большинство каналов покупки новейшего оружия перекрыты санкциями, введенными Западом против Китая в 1989 году, после событий на площади Тяньаньмэнь.

К середине 2000-х ВТС в развитии российско-китайских отношений ушло на второй план: расширилась экономическая база сотрудничества, закончили свое действие большие контракты 1990-х годов. ВПК России вышел из комы, и его капитаны начали с опаской подходить к вопросам нелицензированного копирования китайцами российской техники. В самом же Китае росла уверенность, что развивать оборонный комплекс страна теперь способна и без российской помощи. Однако уже в 2010-х годах этот спад замедлился. Москва и Пекин оформили механизмы защиты интеллектуальной собственности и, проведя инвентаризацию ВТС, продолжили наращивать сотрудничество в сегментах, выгодных обеим странам (правда, в денежном выражении это было несравнимо с масштабом 1990-х).

Украинский кризис привел к новому сдвигу в российско-китайском ВТС. Оказавшись отрезанной от западных технологий и рынков капитала в результате санкций, Россия начала искать способы укрепить партнерство с Китаем в надежде получить альтернативные ЕС и США источники кредитов, инвестиций и передового оборудования. ВТС вновь стало одним из инструментов развития отношений. Москва впервые провела комплексное изучение потенциальных рисков, которое могло бы таить в себе углубленное партнерство с Китаем, в том числе в сфере ВТС. Результаты анализа убедили Кремль, что риски подобного сотрудничества раньше преувеличивались. Этот вывод стал еще одним стимулом для возобновления военно-технического сотрудничества с КНР на новом этапе, учитывающем изменившиеся потребности Народно-освободительной армии Китая (НОАК) и возможности китайских производителей.

Несмотря на сравнительно небольшой объем транзакций в денежном измерении (около $ 3 млрд в год), российско-китайское ВТС имеет огромное значение для обеих сторон. Хотя сегодня российская «оборонка» не зависит в такой степени, как раньше, от китайских закупок, КНР остается крупным экспортным рынком для российского ВПК, а спрос со стороны НОАК подстегивает интерес других покупателей. Для Пекина российская оборонная промышленность — кратчайший способ получить системы, способные укрепить преимущества НОАК в стратегически важных точках, где возможна военная напряженность между Китаем и союзниками США. Наконец, сотрудничество в такой деликатной сфере, как вооружение, служит важным фактором укрепления политической оси Москва — Пекин в условиях, когда стороны не стремятся заключить формальный военный союз.

Источник материала
Настоящий материал самостоятельно опубликован в нашем сообществе пользователем Stumbler на основании действующей редакции Пользовательского Соглашения. Если вы считаете, что такая публикация нарушает ваши авторские и/или смежные права, вам необходимо сообщить об этом администрации сайта на EMAIL abuse@proru.org с указанием адреса (URL) страницы, содержащей спорный материал. Нарушение будет в кратчайшие сроки устранено, виновные наказаны.

You may also like...

Комментарии

wpDiscuz

Как презрен по мыслям сидящего в покое факел, приготовленный для спотыкающихся ногами, как покойны шатры у грабителей и безопасны у раздражающих Бога, которые как бы Бога носят в руках своих. И подлинно: спроси у скота, и научит тебя, у птицы небесной, и возвестит тебе; или побеседуй с землею, и наставит тебя, и скажут тебе рыбы морские. Не ухо ли разбирает слова, и не язык ли распознает вкус пищи? В старцах – мудрость, и в долголетних – разум. Что Он разрушит, то не построится; кого Он заключит, тот не высвободится. Остановит воды, и все высохнет; пустит их, и превратят землю, и строго накажет Он вас, хотя вы и скрытно лицемерите. Неужели величие Его не устрашает вас, и страх Его не нападает на вас? Напоминания ваши подобны пеплу; оплоты ваши – оплоты глиняные. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное.